Северный поток – 2 и США

Энтони Блинкен стал 71-м министром иностранных дел США. Спустя долгие четыре года, в течение которых Дональд Трамп и Майк Помпео будоражили весь мир, в американскую внешнюю политику возвращается, наконец, благоразумие. Опытный дипломат стоит перед историческим вызовом: старый миропорядок, установленный американцами как образцовый, после Трампа лежит отчасти в руинах. Поэтому лозунг «Build Back Better» («Восстановить еще лучше») становится не только внутриполитической, но и глобальной задачей.

 

Поскольку оживление трансатлантических отношений – главное предвыборное обещание Байдена – является также основной задачей и нашей внешней (европейской) политики, нам следует рассмотреть спорные вопросы, отягчающие наши отношения. Хорошим началом могли бы стать «Северный поток – 2» и американская санкционная политика, т.к. в лице Энтони Блинкена мы имеем партнера, просто созданного для взаимодействия.

 

Слишком долго споры вокруг «Северного потока – 2» отравляют трансатлантическую дружбу между Европой и США. Они привели к тому, что конгресс США ввел жесткие санкции в отношении европейских компаний, а сенаторы США угрожают одной из немецких гаваней финансовым крахом. В самом Евросоюзе тоже возникла глубокая трещина из-за трубопровода, против которого резко выступают Польша и страны Балтии. Столько волнений из-за еще недостроенного трубопровода, в то время как российский газ беспрепятственно течет по трубам в Европу, а поставки нефти в США из России за последние годы даже возросли.

 

Трансатлантический спор вокруг импорта газа с востока снова стал проблемой, но он не является неразрешимым. Свидетельством тому книга сегодняшнего министра иностранных дел США Ally vs. Ally: Amerika, Europa und die sibirische PipelineKrise («Союзник против союзника: Америка, Европа и кризис сибирского трубопровода»), опубликованная еще в 1987 году. Благодаря многим параллелям с анализируемым в книге конфликтом, связанным с трубопроводом времен Рейгана, выводы молодого Блинкена могут служить сегодня ориентиром при решении проблемы по обе стороны Атлантики.

 

Согласно Блинкену, «Вашингтон принуждал… суверенные государства и независимые иностранные корпорации делать то, что с их точки зрения противоречило их государственным и собственным бизнес-интересам. Эмбарго было для европейцев неслыханным оскорблением, так как в их понимании Соединенные Штаты грубейшим образом брали на себя право вести торговую и внешнюю политику за своих союзников, не обращая внимания на то, устраивает их это или нет».

 

Сегодня, как и тогда, существует мнение, озвученное Гельмутом Шмидтом (пятый федеральный канцлер ФРГ, 1974–1982 гг. – Прим. ред.) по поводу книги: «Мы не допустим, чтобы Соединенные Штаты указывали нам, как действовать по данному пункту нашей экономической политики». По словам Блинкена, «в этом проявляется позиция союзника Америки, считающего, что Североатлантический союз, в который они вступили, должен служить для них не мечом, а щитом». Далее он отметил: «Если концепция НАТО как структуры сохранения коллективной безопасности будет действовать и дальше, то это означает, что агрессивные торговые блокады политически неприемлемы».

 

Сегодня, как и тогда, попытка принуждения союзника к повиновению при ведении экономической войны может только потерпеть неудачу и в конечном счете ослабить сплоченность Запада. Согласно Блинкену, «союзническая политика должна вытекать из компромисса, а не принуждения». Но это значит, что сегодня вследствие расширения НАТО на Восток мы должны учитывать также опасения восточных партнеров по альянсу.

 

Вот как мы можем вместе двигаться вперед:
Правительство Байдена замораживает санкции против строительства газопровода. Германия обеспечивает завершение этого строительства, но откладывает введение его в эксплуатацию. Американцы и европейцы начинают консультации по вопросу, целесообразны ли и в какой степени политико-энергетические санкции по отношению к России. Эти консультации имеют бессрочный характер, однако охватывают все вопросы сотрудничества с Россией в области энергетической политики.

 

Нечестно вопрос о «Северном потоке – 2» делать токсичным в общении с Путиным и не замечать миллиардные прибыли России от продолжающегося экспорта нефти и газа. США и ЕС должны четко понимать, хотят ли они в действительности нефтяного и газового эмбарго для России и каких политических целей они хотят достичь такими невиданными в истории санкциями по отношению к России (Освобождения Навального? Свободных выборов в Белоруссии? Возврата восточной Украины? Или Крыма?). Ведь санкции действуют только в том случае, если они согласованы с широким кругом партнеров и преследуют четкую политическую цель, т.е. направлены на точно определенное изменение поведения страны, обложенной санкциями.

 

При этом частью этих консультаций должны быть также вопросы об альтернативных формах санкций, как, например, конфискация активов российских олигархов и последовательные согласованные действия против отмывания денег и офшорных компаний. Наконец, необходимо отметить, что правительство Байдена и европейцы хотят сотрудничать с Москвой в сфере защиты климата и разоружения.

 

Кроме того, нам следует не забывать слова Блинкена: «Если мы будем стремиться к более гармоничному союзу, чем тот, который развалится в таком принципиальном вопросе, как торговые отношения между Западом и Востоком, то это даст Западу гораздо больше возможностей противостоять вызовам своих противников».

 

Нильс Шмид,  Spiegel Online 02.02.2021
Перевод Инны Ткаченко
газета “Новороссия”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *