РУССКАЯ ДОКТРИНА. 1/5 ПОБЕДЫ

Образно говоря, мы все тут – маленький кораблик, волею судьбы оказавшийся в открытом море в жестокий шторм. Видны маяк и гавань, где крепкие волноломы и пирсы, но вход в неё опасно узок. Пассажиры корабля стремятся туда всем сердцем, но с берега передают морзянкой, что нужно ждать погоды. Однажды шторм утихнет, и тогда на утреннем бризе, по лёгкой волне корабль даст приветственный гудок, распахнутся паруса, и мы как по линеечке войдём в долгожданный порт.

Проблема лишь в том, что шторм продолжится ещё долго.

Есть вариант встречный: приоткрыть ворота гавани до приемлемого размера. Но тогда возникнет опасность, что вместе с кораблём туда ринется и масса воды. А там у причалов круизные лайнеры, дорогие яхты, приятная публика прогуливается по набережной. Они могут пострадать. Гавань к такому не готова, и хозяева яхт рисковать не хотят. Так что никакой это не вариант.

 

Несмотря на то что вся Россия сейчас занята обсуждением совершенно предсказуемого перемещения детского недофюрера Навального на пару лет в «отдельные номера», в связи с чем там совершенно не до нашей, донецкой, повестки, я всё-таки хочу поговорить именно о ней.

 

В прошлый четверг в Донецке была презентована та самая Доктрина «Русский Донбасс». Я очень рекомендую читателям ещё раз прочитать передовицу 327-го номера нашей газеты. Написанная мною полтора месяца назад статья является совершенно необходимым предисловием к статье этой.

 

Организация презентации была на достойном уровне. Присутствовали известные российские гости, были главы обеих Республик, множество важных персон – от министров до блогеров, были делегаты от военных (что порадовало особенно). Симпатичные девушки раздавали подарочные наборы и рассаживали участников мероприятия по местам.

 

Конечно, представленный текст Доктрины я прочитал заранее, и, в отличие от многих других приглашенных, у меня было с чем его сравнивать.

Собственно, нужно говорить о трёх разных текстах. Первый – исходник от группы авторов, который поступил «для широкого обсуждения». Второй текст – это те идеи и правки, которые предлагались участниками «широкого» обсуждения. Третий текст, финальный, – это тот, на котором неизвестный редактор поставили штамп «утверждено» и который зачитывался в четверг в Донецке.

 

Первый и третий тексты я изучил. Очень бы хотелось ознакомиться с промежуточным вариантом – протоколом «широкого» обсуждения, ведь там скрыты интереснейшие вещи: интеллект отдельных людей, мотивация и стремление сделать наш Русский мир более реальным. Или дурь отдельных персонажей – как же без этого.

 

Знаете, как проходит работа над принятием законопроектов? Сперва правомочный инициатор пишет проект закона, после чего наступает фаза его тщательной вычитки в заинтересованных учреждениях – министерствах, правительстве, Народном Совете, других организациях. Если необходимо, вносят правки. Все такие правки учитываются в специальной форме. Представьте себе расчерченный на несколько частей лист бумаги: на одной части – распечатанная искомая статья законопроекта, затем следует собственно возражение с описанием проблемы, затем предложение более правильной формулировки. И отдельным столбиком – обязательное указание, от кого конкретно поступило возражение и правка. Таким образом, можно всегда определить лицо или учреждение, выступившее с инициативой изменения первоначального текста. И это действительно хорошо работает.
Вот бы такое увидеть в отношении презентованной Доктрины. Оценить вклад участников «широкого» обсуждения. Они ведь реально старались. Но, подозреваю, второй текст мы вряд ли когда увидим.

 

Третий текст. Помните, я писал в упоминаемой выше передовице, что главная мысль, проходящая красной нитью через весь исходный текст, – неоспоримая необходимость вхождения в состав России, в чём и заключалась основная содержательная суть Доктрины. Теперь этой мысли там нет вовсе. Вырезана. Там много говорится об интеграции, дружбе, плечом к плечу вместе с… Но «с» не равно «в». «С» Россией были, например, Таджикистан, Латвия, даже Украина и ещё двенадцать. Эти «с» оказались временным явлением, без всяких гарантийных обязательств. Там было полно русских, но о них не хотели вспоминать, особенно в те времена, когда в том же Таджикистане их резали, как овец. А потом вовсе забыли.

 

Поэтому моё мнение – важнейшей, политической части в Доктрине нет, вырезана полностью. Теперь вопрос в великую Пустоту: а кто бы это такой в ЛДНР мог взять и выпилить из предложенного текста (там же наверняка какое-то голосование было по внесению правок или кто там редактор?) в порядке «широкого» обсуждения то, к чему Донбасс стремится седьмой год? Выйдите из тени, пожалуйста, назовитесь. 
И знаете, что больше всего поражает? Первоначальный текст в исходном состоянии реально был на «широком» обсуждении, я знаю это точно. Десятки людей в Донецке знают о нём. Знают, чего в нём не хватает. И молчат. То есть делят ответственность. Молодцы такие.

 

Поехали дальше. Константин Затулин, депутат Госдумы, член комитета по делам соотечественников, обратился к приглашённым на презентацию Доктрины по скайпу и прямо сказал, что, мол, вам сейчас необходимо сконцентрироваться больше на освобождении Киева, чем на мыслях о вхождении в состав РФ. Так что возрадуйтесь, друзья, мы теперь никакой не маленький кораблик, а натурально боевой галеон. Свистать всех наверх, боцман, дуди в дудку, теперь-то уж точно дойдём до Лондона.
Но пока все пребывают в восхищении от ширины и глубины состоявшегося мероприятия, мне вспоминаются когда-то сказанные в сердцах Александром Захарченко слова: «Я уже не знаю, что им ещё сказать, как убедить принять нас!».

 

Это всё огорчает, дорогие друзья, но жизнь продолжается. Что там у нас дальше по плану? Голоса в интернете говорят, что близится повторный референдум. Мы помним, что первый был редким сокровищем – настоящим народным откровением, однако с некоторыми формальными недочётами (многие полагают, что заложенными искусственно) и с точно так же вырезанной сутью. Напомню, в требуемом дончанами референдуме предполагался обязательный вопрос о вхождении в состав России. И этот вопрос так же таинственно исчез. Источники сообщали, что этому способствовал Андрей Пургин, на тот момент один из лидеров ДНР, мотивировавший свои действия неуверенностью в количественном проценте дончан, поддерживающих вхождение в РФ. Впрочем, слышал и другие версии.

 

И вот теперь не первый раз слышу о перереферендуме. Уже правильном, со всеми юридическими тонкостями, на котором и будет выражено наше окончательное решение. Может, наш вопрос о вступлении будет сыгран таким образом? И тогда у Москвы наконец появится хотя бы косвенное желание и юридический повод включения Донбасса в состав Отчизны?
Одно неясно: а что препятствует установлению этой же цели в Доктрине? Она Москву совершенно ни к чему не обязывает. Ну ладно, никто пока официально о перереферендуме не заявлял, всё это на уровне слухов. Будет конкретика – обсудим детальней.

 

А вот чего я боюсь. Есть такое понятие «культ карго». Американцы в первой половине прошлого века построили себе военную авиабазу на далёких тропических островах. «Люди с неба» были в большом почёте у первобытных аборигенов, которых щедро одаривали кока-колой и строительным мусором, но потом база стала неактуальной, и они улетели. Горечь утраты переполняла сердца обездоленных дикарей, и чтоб как-то унять досаду, они сами принялись строить базу и самолёты. Из бамбука и соломы. Наверняка вы об этом слышали.

Вот меня больше всего страшит то, что вместо всего этого русского единства нам разыгрывают всего-навсего тот самый «культ карго». Мы принимаем законы, очень похожие на российские, мы говорим как россияне, мы одеваемся как россияне и утверждаем, что мы всё больше и больше россияне. Дальше что? Из серии «Ждите, вам перезвонят?» Мы же не ребята с бамбуком и соломой, нет? Нас же не за дураков держат, нет?

В последние годы плотно вошло в обиход слово «куратор». При СССР оно тоже использовалось, но с несколько другим значением. Партия и органы совершенно открыто внедряли своих полпредов в различные круги общества, например в студенчество, для наблюдения и контроля. Студенты жили весело и тогда (даже повеселей, чем нынче), но неподалёку всегда был строгий ответственный человек, с которым можно было поговорить и который реально ограждал своих подопечных от неразумных шагов. Это были кураторы.

А нынче странное у нас состояние. В Республиках ещё с 14-го года обретались толпы каких-то людей с какими-то загадочными мандатами, заявлявшими свои особые полномочия и поучавшие всех и каждого, как правильно суп варить. Среди них попадались просто феерические идиоты. Появлялись и исчезали. С концами. Вместо них возникали другие и так далее. Вот я понимаю, есть категории: начальник, руководитель, командир, у них есть функции, обязательства, ответственность за порученное дело и подчинённых. Они не прячут лицо и не строят из себя спасителей Вселенной. Этим они и отличаются от кукловодов, ошибочно называемых (часто с придыханием) «кураторами». Это я озвучил своё мнение, оно может не совпадать с другими.

 

Вернёмся к основной теме. Также очень сожалею об удалении из Доктрины пункта, касавшегося объединения Донбасса. Не раз уже говорил, что искусственное разделение края на куски, а он в Новороссии был единым, – путь в никуда и, по сути, предательство. Пусть политическая столица будет в Луганске, но это должен быть один, цельный регион с одним законом, одним народом, одной идеей. А так, что мы видим сейчас? В Луганск из Донецка можно попасть только через Россию. Через две границы. Дожились. Что там, дзоты вкапывать и колючку тянуть ещё не начали?
Скажите, это позорище когда-нибудь будет преодолено?

 

Ладно, это всё заделы на будущее.
Справедливости ради нельзя не отметить, что установочная программа всё-таки называется доктриной русского Донбасса, а не российского. С учётом резкого смещения финальной редакции документа исключительно в область национального самоосознания всё-таки обращают на себя внимание некоторые странности формулировок, таких как «русская общность», «русский народ» «русская идея», «русская миссия» и так далее. Я бы советовал автору (Егор Холмогоров, присутствовавший на мероприятии, заявил на своей странице, что имел непосредственное отношение к написанию этой части текста) не заниматься изобретением велосипеда, а обратиться к наследию истинных светочей русской философии – Ломоносова, Леонтьева, Ильина, Бердяева, Соколова (не того, другого), русских классиков – Достоевского, Пушкина, Тютчева, Гоголя, где все эти понятия давно и замечательно описаны.

 

Копну глубже. Мы всё ещё не увидели результатов позапрошлогодней переписи населения (увидим ли?), но я даже без них могу заявить, что никакого «столпотворения народов» у нас не наблюдается. Донбасс на текущий момент является одним из самых мононациональных регионов по всей Руси Великой, это вам любой находящийся здесь россиянин подтвердит. Здесь есть вкрапления других национальностей, но скажите, пожалуйста, вы на улице греческую речь часто слышите? Или иврит? Или ещё какой язык? Да, есть у нас своя гордость – Старобешевский район, где довольно компактно живут потомки переселенцев-греков (8% от общего числа жителей района). Где поселения евреев, я вообще не знаю, говорят, многие выехали в более обетованные места.  

 

Поэтому читать в Доктрине (ещё раз привет Холмогорову), что евреи и греки – часть русского народа, немного забавно, если считать, как это делаю я, что народ и нация (лат. natio — племя, народ) есть полные синонимы. Остальные части русского триединого народа – это белорусы и малороссы, если кто подзабыл. Но  да, любой отдельный человек, хоть грек, хоть китаец, хоть даже негр фиолетовый, разделяющий интересы русской нации, его историю и культуру, вправе считать и называть себя русским человеком, к которому я буду относиться как к соотечественнику. Но персонально, а не ко всем оптом.

 

Путать формацию «советский народ» с русским народом тоже идея плохенькая, потому что давным-давно есть другой межнациональный объединяющий термин – россияне. А русские – пусть это будут просто русские, хорошо? Советский народ был гордым, независимым и крепким, пока его не предали. Скрепляющая конструкция была разрушена, и за несколько лет от былого единства остались только горькие воспоминания. Есть о чём задуматься.

 

Доктрина заявила, что Донбасс – русский. Отлично. Мы знали это и раньше, особенно те, кто всегда считал себя русскими, кто не позволил записывать себя в хохлы при последней украинской переписи, кто не позволял коверкать данное родителями имя в угоду тотальной украинизации. Но вот теперь главы наших Республик заявили особенную русскость этих территорий. Что дальше? В каких шагах и действиях это будет выражаться? В рамках новых инициатив предлагаю переназваться. Русская Народная Республика. Часть Новороссии. Коротко и ясно. Вот это будет бомба.

 

А что там теперь с Минском? Вспомним, гарантами Минских договорённостей со стороны ЛДНР были Захарченко и Плотницкий. Александр Владимирович был предательски убит, а Плотницкий позорно бежал. Других гарантов Минска у нас нет и не ожидается. Во время форума наш Глава Денис Пушилин чётко и внятно произносил слова о том, что ДНР и ЛНР – самостоятельные национальные (русские) государства, тяготеющие к России. Никакой речи об особых статусах, автономиях и федеративных правах в составе Упадочной в тексте Доктрины (ни в какой его версии) нет.

 

Вот об этом стоит задуматься. Мы-то и так знаем, что живыми украм не дадимся и к своему последнему бою готовы давно. Но первыми лицами наших молодых государств с трибуны такое было озвучено впервые. Ход сильный, как ни крути. По моему мнению, таким образом был выражен отказ от дальнейшего развития минских посиделок. Конечно, сейчас эта Доктрина всего лишь инструкция, путь, набор некоторых идей, в том числе спорных, а не официальный государственный документ. Однако у небратьев и от такого полыхнуло некисло. Что там теперь в переговорной группе вообще происходит? По идее, после таких заявлений со стороны глав уже ничего не должно происходить. Но происходит! Агентство «Укринформ» уведомляет, что «Трехсторонняя контактная группа провела (3 февраля) видеовстречу на уровне глав делегаций, консультации проходят в рабочем режиме». Сюрреализм, да? В удивительное время живём.

 

Ладно, имеем, что имеем. Доктрина ставит цели, которые, несомненно, близки и понятны каждому дончанину:

 

Устранение военной угрозы для граждан. Угроза у нас одна – враждебное государство Украина со своими хозяевами, продолжающими накачивать её оружием и злобой. С приходом Байдена эта угроза только усилится. Каким образом эта проблема будет решаться, я не знаю. Видимо, расчёт на то, что за независимые государства будет вписываться Россия. Других вариантов я не вижу никаких. Ave Россия!

 

Углублённая интеграция с Россией. Видите? Опять буква «с». Знаете, у меня всего один вопрос, который и есть лакмусовая бумажка интеграции. Когда пойдут электрички Донецк – Ростов и Луганск – Ростов? Седьмой год же интегрируемся. Я уж не говорю об обычных поездах. Товарные с углём почему-то ходят хорошо, а с людьми (полно граждан России) – совсем нет. Может, с этого стоит начать пресловутую интеграцию? У нас же не односторонний культ, о котором я писал выше, верно? И да, большее движение товаров, технологий, знаний, людей. У нас Год русской культуры, кстати. Сколько наших ребятишек посетит памятные места, выставки, экскурсии, концертные и спортивные мероприятия в Матушке? У родителей (кроме знати) денег на это нет. Как будет выполняться этот пункт? Хотелось бы развёрнутого ответа. Двустороннего!

 

Установление контроля ЛДНР над всей территорией бывших областей. Тоже из задач ближайшей перспективы. Жду хоть какого разъяснения от властей, как это будет происходить. Готов принять любое участие в этом процессе, если он обещает быть реализованным на деле, а не в декларациях. Хоть рядовым пехотинцем.

 

Гуманитарная, социальная, правозащитная, политическая и иная поддержка русских на Украине. Вот это очень хорошо. Своим надо помогать. Русских людей там ещё полно, причём не только в Новороссии. Кто-то из них уже давно приспособился к «новой» жизни, но есть и отчаянные. И есть те, кто молчит, но ждёт нас. Поддерживать их – святое дело. Здесь, конечно, тоже нужны разъяснения по поводу возможностей помощи, способах её оказания, контактных точках для обращений и масштабах охвата. Это большая тема, требующая серьёзного финансирования и людских ресурсов. И понимания. Надеюсь, всё это есть в наличии. И я тоже готов поработать в этой теме. Гуманитарки у меня нет, но поддержать словом я умею.

 

Напоследок хочу сказать следующее. Всё-таки хорошо, что мы вслух декларируем себя русскими людьми, живущими в русском государстве. С объявлением Доктрины наши власти показательно, открыто сожгли последние мосты на бандеровскую Украину. Теперь осталось перенести эту декларацию из формы литературной в форму юридическую, чем поставить окончательную точку. В Конституцию то есть.
И тогда уже можно смело считать, что 28 января мы прошли важный этап, который я называю «Часть победы». Вторая часть должна называться «Объединение Донбасса», третья – «Вхождение в состав России», четвёртая – «Возвращение Новороссии», пятая, заключительная – «Русская Украина». Вот именно в такой последовательности. Пока, до официального принятия, предлагаю считать этот план нашей, народной, расширенной Доктриной. Только по успешной реализации всех этих частей Донбасс завершит свою великую освободительную миссию – именно как передовой рубеж всего Русского мира.

И мы всё ещё на плаву.

– – – – – – – – – – – – – – – – –
1. Текст Доктрины “Русский Донбасс”, предложенный к широкому обсуждению – здесь.
2. Финальный текст – здесь или здесь.
– – – – – – – – – – – – – – – – –

 

Дмитрий Дезорцев
газета “Новороссия” № 334

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *