«Катюши» легендарные

Не секрет, что интернет, эта Всемирная паутина и информационная свалка, зачастую одно и то же событие преподносит с разными датами, именами, текстами…

В год 75-летия Победы с учительским рвением готовил сообщение о песне «Катюша» поэта М. Исаковского и композитора М. Блантера. Здесь без разночтений. А вот ее первое исполнение датировано то 21, то 27, то 28 ноября 1938 г. Без серьезных ссылок. Как в школе: двоечник скатал на перемене у троечника.

 

Додумался: премьера состоялась на первом концерте Госджаза, значит, событие не обошла пресса! Верно! «Правда» за 29 ноября 1938 г. в заметке «Декада советской музыки» оповестила, что «вчера дал свой первый концерт недавно созданный Государственный джаз Союза ССР». А «Вечерняя Москва» за 29 ноября и «Советское искусство» за 4 декабря публикуют анализ концерта, состоявшегося именно 28 ноября 1938 г. в Доме союзов.

Первыми исполнителями «Катюши» в интернете значатся либо трио Вера Красовицкая, Георгий Виноградов и Всеволод Тютюнник, либо джазовая певица Валентина Батищева. Где истина?

 

Очередная страница интернета публикует воспоминание М.И. Блантера: «Когда после всей нашей программы на сцену вышла эта девочка и спела песню, в зале стоял стон от аплодисментов. Никак не хотели зрители отпускать со сцены молодую певицу, и она трижды пела на бис эту песню». Кратко и весьма загадочно.

«После всей нашей программы» – значит выступала последней. «Катюша» явно не была в фаворитах. Это через годы видим ее мировую популярность. Как у Руставели: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Еще выделим в воспоминаниях «на сцену вышла эта девочка…». Значит, не трио, а одна солистка! Фамилия не упомянута. Значит, ею могла быть только Батищева. Но!

В статье В. Князева «Государственный джаз Союза ССР» в упомянутой «Вечерней Москве» сказано: «Песенки Блантера «Девичья печальная» и «Катюша» заслуженно приобретут популярность у нашей молодежи. Хорошие слова Суркова и Исаковского и хорошая музыка запоминаются слушателями, несмотря на то что исполнение этих песен солисткой Ельчаниновой находится не на высоком уровне». Бац! Ельчанинова!

 

В газете «Советское искусство» автор заметки «Первый концерт» М. Коган отмечает, что «хорошее впечатление произвела солистка Ельчанинова», что «способный эстрадный певец Михайлов», и что «конечно, огромным успехом пользовался заслуженный артист Козловский».

Ни в одной из этих газет нет ни слова о Батищевой, Красовицкой, Виноградове и Тютюннике. Ошибки двух присутствовавших корреспондентов? Едва ли. Кстати, в декабре в Москве проходил Всесоюзный конкурс вокалистов и во второй тур прошли 24 человека, среди которых двое из упомянутых: Г.П. Виноградов и забытая ныне Л.П. Ельчанинова.

Наконец, «она трижды пела на бис эту песню» – не грешно ли это воспринять как хвалу Блантера своему творению? А тогда шел 38-й год. Был ли настолько раскован зритель, чтобы трижды вызывать «Катюшу», а не именитого Козловского? «Вечерняя Москва» в статье «Декада советской музыки» пишет: «Пятая симфония и квартет Шостаковича, симфоническая поэма о Сталине, написанная Хачатуряном, симфония Мурадели, посвященная Кирову… все эти произведения народны не только по своей тематике, но и по принципам мелодико-гармонического развития…», ведь «насколько повысился идейный уровень советской музыки, как возросло мастерство многих наших композиторов». Куда там «Катюше»!

 

Все же справедливо допустить, что «Катюшу» вызывали на бис. Месяцем позже. Это как раз зафиксировано в «Советском искусстве» (28 декабря 1938 г.) в заметке «Общественный просмотр джаза Союза ССР»: «26 декабря в Большом зале консерватории состоялся организованный Клубом мастеров искусств общественный просмотр первой программы нового государственного музыкального коллектива – джаза Союза ССР… Концерт прошел с исключительным успехом. Большинство номеров обширной программы джаза повторялось по настоянию слушателей». Коль повторена первая программа, то могли выступать прежние участники. Но могли и «дублеры» (Батищева, Красовицкая…)? Нельзя исключать простуду музыкантов и солистов, да и участие Ельчаниновой в конкурсе вокалистов (второй тур начинался 25 декабря в Малом зале консерватории)…

 

Вернемся к нашему анализу.
Авторы статей в интернете в переписываемых друг у друга легендах упоминают, что первой спела «Катюшу» на зрителях Лидия Русланова. Она, услышав песню на репетиции Госджаза, благодаря хорошей памяти исполнила ее на своем концерте. При отсутствии в СССР закона об авторских правах это допустимо, но… Предположим, Русланова запомнила и слова, и мелодию. А как с музыкальным сопровождением? Играли без нот? Или Лидия Андреевна исполняла ее а капелла? Подробностей нет. Только реплики: «говорят», «вроде бы»… Прямо-таки как у Терезы Мэй: «хайли лайкли» – и баста!

В те годы песни вне тематики патриотизма, классового противостояния и любви (к вождям) были вне конкурса, но любимы в народе.
Чем-то похожи судьбы «Катюши» и шульженковского (частично и лещенковского) «Андрюши»: обе песни – звонкие темпераментные одногодки. Эти имена встретились и на фронтах Великой Отечественной. Правда, они перевоплотились в бессердечные термины, которые можно писать строчными буквами. Так 17 июля 1944 г. в сторону фашистов прогремел залп системы полевой реактивной артиллерии с почти 300-мм снарядами. Это палили БМ-31-12 – «андрюши».

 

А за три года до этого – 14 июля 1941 года – у города Орша фрицев и технику накрыли секретные установки БМ-13. Их со временем окрестили «катюши». Напугали эти огненные воющие «певуньи» как фашистов, так и красноармейцев. Бытует маловероятная версия, что бойцы сделали грозное орудие тезкой полюбившейся песни. И разнеслось, и прижилось. Реактивные установки вермахта почему-то были прозваны «ванюши». Но это совсем другая тема.

 

Александр Федонин
газета “Новороссия” № 330

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *