И нашим и вашим

Что такое суд в цивилизованном мире? Конечно же, это объективность и беспристрастность. Презумпция невиновности. Отсутствие симпатий и антипатий. Готовность услышать мнение всех сторон. Стремление установить исключительно истину. Ну и еще куча прочих светлых и радостных характеристик, коими традиционно наделяют себя почтенные европейские суды. Окружной суд Гааги всячески демонстрирует свою приверженность этим благим принципам.

 

Вот, к примеру, 8 февраля судья Хендрик Стинхейс, председательствующий по приснопамятному делу несчастного «Боинга» МН17, принял два неожиданных решения: приобщить к делу отчеты российского концерна «Алмаз-Антей» и… не допускать специалистов «Алмаз-Антея» к обломкам самолета. Нет, это не непоследовательность, как вам могло показаться. Это и есть та самая беспристрастность, которую подразумевает высокий статус респектабельного европейского суда.

 

Судите сами. Россияне могут торжествовать: их аргументы приняты к сведению; их противники также могут торжествовать: кремлевским «махинаторам» не дали осквернить останки невинно сбитого самолета. Как говорится, «и нашим и вашим», пардон, «вот она, беспристрастность цивилизованного суда»! Возможно, кто-то скажет, что это больше смахивает на всем известную манипуляцию «плохой-хороший полицейский», но вы должны понимать: задача Окружного суда Гааги – как можно дольше задержать россиян на шоу под названием «Следствие по делу о крушении МН17», ведь от этого напрямую зависит его исход.

 

А исход, по сценарию, должен быть лишь один: «привлечение к ответственности России, ее военно-политического руководства и конкретных исполнителей этого преступления», если верить замминистра иностранных дел Украины Евгению Енину. То есть суд в принципе уже принял решение: РФ обречена стать виновной, а ЛДНР – террористической организацией. Но этого нельзя сделать сразу – респектабельный статус цивилизованного европейского суда не позволяет…

 

Вот и приходится работать по принципу «и нашим и вашим», пардон, по принципу «беспристрастности». Ведь обвиняемый может ненароком обидеться и уйти, громко хлопнув дверью. С кого ж тогда потом требовать денежные компенсации?

 

Евгений Смирнов (г. Днепропетровск)
газета “Новороссия”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *