Идея Донбасса в ХХ веке

Революционные события начала ХХ века стали важной частью истории Донбасса в его общерусской истории, а идея автономии Донбасса отнюдь не является выдумкой большевиков. Административная раздробленность Донецко-Криворожского промышленного узла между Харьковской, Екатеринославской губерниями и областью Войска Донского с момента его зарождения в конце XIX века волновала общество. Местными промышленными элитами из Союза горнопромышленников Юга России разрабатывались проекты его админобъединения, которые, однако, не были реализованы ввиду сопротивления закосневшего бюрократического аппарата империи. И только после Февральской революции 1917 года, но уже в самые первые дни, Временное правительство 3 марта учредило особый Донецкий комитет, объединивший хозяйственное управление Донецким угольным и Криворожским рудным бассейнами, во главе с инженером М. Чернышовым.

 

Несмотря на самозомбирующие выступления киевских правителей, более 20 лет кряду повторявших «Україна єдина!», следует признать: эта страна не является и никогда не была единой. Нет единой украинской политической нации, не существует объединяющей украинской идеи. Таково, в частности, авторитетное мнение академика HАН Украины доктора исторических наук Петра Толочко.

 

Не отличались единством земли Малороссии и в революционную эпоху. Уже весной 1917 года здесь стихийно сложилось «двоецентрие». Возникло два областных объединения Советов: Юго-Западный край объединял сельскохозяйственное украинское Правобережье и центр с Киевом, Донецко-Криворожская область (ДКО) – промышленный русскоязычный Юго-Восток, ядром которого был Донбасс.

 

15-17 марта в Бахмуте (Артемовск) состоялась 1-я конференция Советов Донбасса, собравшая 132 делегата от 48 Советов региона. Был учрежден единый координационный орган. 25 апреля – 6 мая в Харькове прошел уже 1-й съезд Советов Донецко-Криворожской области, учредивший объединенный исполком и стройную систему из 12 райсоветов: Луганский, Юзовский, Ровенско-Должанский, Харьковский и др. Председателем областного совета и облисполкома стал эсер Лазарь Голубовский.

 

В течение 1917 года прошло еще два съезда (6-12 октября и 9-11 декабря), окончательно оформившие структуру власти в Дон-Кривобласти. На третьем съезде уже планировалось провозглашение республики, но изменение политической ситуации вокруг Всеукраинского съезда Советов отсрочило реализацию этого плана. Делегаты ограничились сменой руководства ДКО: председателем облсовета стал Б.И. Магидов, а президиум исполкома возглавил С.Ф. Васильченко (члены РСДРП(б)).

 

Прорусски настроенное население Юго-Востока весьма прохладно относилось к националистической риторике самопровозглашенной так называемой Украинской Центральной рады, которая в ноябре 1917 года, воспользовавшись политическим кризисом в России, прорвалась к власти в Киеве. 30 ноября пленум исполкома Советов Дон-Кривбасса принял весьма примечательное решение: единогласно отверг 3-й Универсал киевской Рады, претендовавшей на земли Донбасса, как сепаратистский, разваливающий единство России, и потребовал проведения референдума за оставление региона в составе Российской республики. Найденный в луганском архиве текст резолюции пленума гласит:

 

«Облком констатирует, что Универсал проникнут сепаратистскими стремлениями, грозящими экономическому единству России… Определение границ провозглашаемой им республики установлено без предварительно произведенного плебисцита. Облкомитет призывает пролетариат Дон-Кривбассейна: 1) требовать производства референдума по всей территории Дон-Кривбассейна; 2) в период, предшествующий референдуму, развить широкую агитацию за оставление всего Дон-Кривбассейна с Харьковом в составе Российской республики с отнесением этой территории в особую, единую административно-самоуправляющуюся область».


За это единодушно проголосовали: эсер Голубовский, меньшевик Рубинштейн, большевик Артем (Федор Сергеев), бундовец Бэр.

 

Когда Центральная рада 26 января 1918 года позорно бежала из Киева под напором красногвардейцев и правительство советской Украины переехало в Харьков, здесь собрался четвертый областной съезд Советов, который и провозгласил 12 февраля 1918 года Донецко-Криворожскую республику (ДКР), занимавшую все Левобережье, а также Криворожский район и угольные округа области Войска Донского. 14 февраля был сформирован Совнарком из восьми большевиков: Артем, Михаил Жаков, Виктор Филов, Степан Васильченко, Валерий Межлаук, Борис Магидов, Моисей Рухимович и представитель Луганска Абрам Каменский.

 

Однако Центральная рада, уже фактически не контролировавшая даже собственную столицу, 9 февраля подписала в Бресте сепаратный договор с Австрией и Германией, призвав на Украину немецких «миротворцев». Оккупационный корпус австро-германских войск вторгся на территорию Малороссии. Сформированная согласно декрету СНК ДКР от 27 февраля «Революция в опасности!» Красная армия Донбасса со штабом в Юзовке оказала героическое сопротивление интервентам. 1-й социалистический отряд Клима Ворошилова, 1-й пролетарский полк Никиты Хрущева, Харьковская бронечасть ДКР во главе с Алексеем Селявкиным вступали в бои под Змиевом, Купянском, Родаково, Сватово. Однако значительно уступая в численности, не могли остановить железную поступь рейхсвера и ландвера.

 

Власти ДКР работали не только на фронтах. Стараниями наркомата просвещения (М. Жаков) было введено бесплатное образование для детей бедноты, открыты курсы ликбеза, разработана программа детских летних лагерей и даже открыто несколько украинских школ и гимназия в Харькове. Наркомат юстиции (В. Филов) провел судебную реформу, введя единые формы судопроизводства. Южный облсовнархоз во главе с инженером В. Бажановым национализировал и объединил все предприятия региона в единый комплекс, добился даже роста производительности труда. Так что государствообразующие процессы шли в ДКР не хуже, чем в так называемой УНР.

 

Когда на Втором Всеукраинском съезде Советов 17 марта 1918 года в Екатеринославе перед угрозой германского наступления был провозглашен «декрет военных действий», установивший «единство военных действий и руководства революционных вооруженных сил» всех южнороссийских республик, часть наркомов ДКР выступила резко против такого объединения даже с Украинской советской республикой, считая ее «живым трупом». 29 марта Жаков, Филов и Васильченко объявили о выходе из состава СНК, настаивая на формуле «Донецкая Республика входит автономной единицей в Российскую федеративную республику». Освободившиеся места наркомов несколько позже заняли луганчане – представители местного СНК: Юрий Лутовинов, Иван Алексеев, Александр Червяков, Иван Якимович, Алексей Пузырев.

 

Напомним, что в Луганске, который являлся центром Славяносербского уезда, в марте 1918 года был организован собственный Совет народных комиссаров, председателем которого стал известный большевик Ю. Лутовинов, он же комиссар труда, НКВД возглавил А. Червяков (позже – И. Якимович), наркомпродом стал И. Алексеев (Кум), наркомом путей сообщения – И. Николаенко. 7 апреля под натиском германских войск правительство ДКР эвакуировалось из Харькова и прибыло под защиту отрядов Ворошилова в Луганск. 13 апреля в «Луганском революционном вестнике» появился список объединенного СНК: председатель и наркоминдел – Артем, зампредседателя, комиссар без портфеля – Ю. Лутовинов. Именно Луганск стал столицей Донецко-Криворожской республики и функционировал в таком качестве до 28 апреля, когда был захвачен немцами.

 

В городе сохранилась едва ли не единственная мемориальная единица, посвященная этому событию: памятная доска на доме № 7 по улице Даля (бывшей Английской, в советское время – Юного Спартака): «В цьому будинку в лютому-квітні 1918 р. містився Луганський Раднарком».

 

Попытки воссоздания ДКР в 1919 году были пресечены центральным большевистским руководством. Взамен этого была учреждена Донецкая губерния со столицей в Луганске, которую возглавил тот же товарищ Артем. Автономистские проявления на Донбассе, присоединенном все-таки к советской Украине, продолжались до середины 1920-х годов, как отмечает английский историк Т. Фридгут. На печатях советских учреждений начала 1920-х годов можно найти надписи: «Юзовка. РСФСР».

 

Окончательно вопрос проведения админграницы был решен лишь в 1924 году заключением 29 сентября особого совместного постановления Донецкого губисполкома от УССР и Юго-Восточного крайисполкома от РСФСР о передаче части Шахтинского и Таганрогского округов Донецкой губернии Юго-Восточному краю. Согласно документу, с 1 октября к Юго-Востоку отошли город Шахты и девять районов, наиболее русифицированные. Также к России отошли Таганрог и пять районов, оставив Донецкой губернии четыре (Красно-Лучский, Амвросиевский и др.). При этом границы между республиками прошли так, что села Успенка, Меловое, Чертково оказались разделены на российскую и украинскую части.

 

Стартовавшее с началом НЭПа восстановление промышленности быстро вернуло Донбасс в статус важнейшего общесоюзного промышленного центра. Именно тогда родилась формула «Донбасс – сердце России», проиллюстрированная известным плакатом, на котором наш регион изображен в виде сердца, питающего через вены железнодорожных путей всю страну важнейшим стратегическим сырьем – черным золотом. И дальнейшие процессы индустриализации лишь укрепили этот статус, окончательно превратив Донбасс в мощнейший промышленный узел СССР. В 1940 году наш регион давал 60% общесоюзной добычи угля. Перед Великой Отечественной войной на донецком угле работало около 60% предприятий металлургии и железнодорожного транспорта страны, около 70% всей химической промышленности, около 50% электростанций СССР.

 

Идея автономии Донбасса продолжала жить в умах и сердцах жителей региона, иногда прорываясь, например, в форме совнархозов 1957–1965 гг. – отдельных экономических районов Донбасса с полным внутренним хозяйственным самоуправлением. Память о Донецко-Криворожской республике пережила многие десятилетия забвения и вновь воскресла в конце ХХ века стараниями нового поколения автономистов из Интердвижения Донбасса (ИДД) под руководством Дмитрия Корнилова.

 

Идея автономии ожила в условиях перестроечной либерализации, когда темой ДКР заинтересовались исследователи В. Шевченко, Владимир и Дмитрий Корниловы (Донецк), В. Снегирев, Н. Гончаренко (Луганск), а киевско-галицкий национализм начал раздражать интернациональную Донетчину. В местной прессе появились многочисленные выступления В. Чередниченко, А. Бойко, В. Гончарова, В. Мамутова, Г. Литвака, озвучивавшие идею выделения восточно-украинских областей в «территориальное автономное образование» через местный референдум.

 

Эта идея стала одним из центральных положений программы возникшего в ноябре 1990 года Интердвижения Донбасса (ИДД). В бурном потоке событий августа 1991 года Центральный Совет ИДД предложил до 1 декабря 1991 провести референдум о предоставлении Донецкой области статуса автономии в составе УССР. Идеи федерализма были озвучены 26 октября 1991 года на совещании народных депутатов всех уровней Юга и Востока Украины в Донецке, которое открывал сам председатель Донецкого облсовета Ю. Смирнов.

 

На Луганщине подобные позиции занимали движение «Демократический Донбасс» (Владислав Карабулин), «Народное движение Луганщины» (Валерий Чекер), историко-культурное общество «Возрождение» (Борис Локотош). Еще в 1990 году В. Чекер заявлял: «Наше движение выступает за автономию в рамках Украины, конечно, если республика подпишет союзный договор. А если этого не произойдет, тогда речь может идти лишь о переходе в юрисдикцию РСФСР».

 

В сентябре 1991 года в луганской газете «Молодогвардеец» вышла статья члена оргкомитета «Демократического Донбасса» Г. Литвака с призывом к депутатам региона всех уровней провести Донецкую ассамблею и принять решение об образовании республики Малороссия (Донецкая и Луганская области с центром в Луганске) с выходом ее из состава Украины условно. В случае если Украина выйдет из состава СССР, остаться самостоятельным государством, если нет – Малороссия станет «автономией и будет в украинском парламенте защищать свои интересы, а не плясать под киево-галицкую дудку».

 

Автономистские выступления фиксировались также в Одессе (О. Сурилов), Николаеве, Закарпатье (И. Шпонтак), Крыму (Ю. Мешков), то есть по всей большой дуге современной Новороссии, хотя термин такой тогда еще не употреблялся.

 

Флагом Интердвижения стал красно-сине-черный триколор, который уже в начале XXI века подхватила новая организация «Донецкая Республика», которая и сделала этот символ государственным флагом Донецкой Народной Республики.

 

Также в первой половине 1990-х годов активно обсуждалась идея об экономическом объединении четырех областей – Луганской, Донецкой, Днепропетровской и Запорожской. В частности, в марте 1993-го представителями областей было подписано соглашение о проведении экономического эксперимента. Они обратились к тогдашнему президенту Украины Л. Кравчуку с просьбой о поддержке инициативы и даже разработали проект указа президента о создании экономического самоуправления Приднепровско-Донецкого региона.

 

27 марта 1994 года в Донецкой и Луганской областях согласованно прошли региональные референдумы, на которых около 90% проголосовавших поддержали законодательное закрепление русско-украинского двуязычия на государственном и региональном уровнях и закрепление в Конституции федеративно-земельного устройства Украины. У референдума были практические последствия: ровно через семь месяцев, а именно 27 октября 1994 года, Луганский областной совет принял решение о региональном двуязычии. Это было первое на Украине такое решение областного уровня. Донецкий облсовет дозрел до аналогичного только в 1997 году.

 

В рамках так называемой независимой Украины эти тенденции были загнаны в маргинес, однако идея самостоятельности Донбасса не исчезла и продолжала периодически прорываться. Помимо вышеупомянутых проекта-1993 и референдума-1994, требования экономического суверенитета озвучивались, например, на знаменитой всеобщей шахтерской забастовке 1993 года, фактически отправившей в политическое небытие президента Кравчука. А затем проявились в виде волны многочисленных решений местных советов о русско-украинском двуязычии на региональном, областном или городском уровнях. По подсчетам автора, к 1997 году подобными решениями была охвачена территория, где проживало более 27% населения Украины.

 

А в начале нового века эта идея была впервые официально озвучена во времена первого майдана на знаменитом Северодонецком съезде депутатов всех уровней 28 ноября 2004 года – в форме Юго-Восточной Украинской Автономной Республики с 10 регионами в составе (жаль, что за все прошедшее время материалы съезда так и не были собраны и изданы). И после второго майдана, окончательно разрушившего «страну Украину», эта вечно живая идея была реализована в виде провозглашения Народных Республик Донбасса. Фиксируя данный факт, 6 февраля 2015 года Народный Совет ДНР принял Меморандум о политической и исторической преемственности, в котором Донецкая Народная Республика провозгласила себя исторической преемницей Донецко-Криворожской советской республики.

 

Таким образом, сегодняшние Народные Республики Малой Новороссии (Донбасса) являются прямыми историческими преемниками Донецко-Криворожской республики. А их возникновение не является исторической случайностью, оно обусловлено всем предыдущим ходом исторического развития.

 

фото: Донецк, участники группы “Интердвижение”, Донецк, 1998 г.

 

Юлий Федоровский
канд.ист.наук, доцент Далевского университета (ЛНР)
газета “Новороссия” № 335

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *