СТРЕЛКОВ НА ПЕРВОМ РЕСПУБЛИКАНСКОМ ТЕЛЕКАНАЛЕ. 8.07.2014


Игорь Иванович, основной вопрос: почему был оставлен Славянск, и почему именно отвод в Донецк и в ближайшие города?

 

Славянск с самого возникновения военных действий, с самого начала, являлся как бы щитом для Донецка. Занимая именно Славянск, мы выставляли щит, которым прикрывали всю территорию ДНР и ЛНР, принимали на себя основной удар, отвлекали силы противника, давали возможность политическому, общественному активу республик организоваться и, действуя по нашему примеру, взять власть, свергнув власть хунты, не допустив ее становления, в какой-то степени. Поэтому, когда мы убедились, что данная задача выполнена, что в Донецке и Луганске, наконец-то, восстановилась власть, которая отвечала требованиям народа по созданию государственной самостоятельности, по проведению референдума, и способна создать собственные вооруженные силы, наша задача во многом была выполнена. Естественно, что Славянск являлся и является для меня лично и для всех нас очень важным городом, городом, с которым нас сейчас очень многое связывает. Естественно, если бы у нас была возможность его удержать, мы бы его удерживали, как можно, более долго.

 

Однако сложилась такая военная ситуация, при которой удержание Славянска повлекло бы недопустимые жертвы среди бойцов ополчения, и само его удержание лишалось всякого стратегического и тактического смысла. Противник сосредоточил под городом огромную артиллерийскую и бронетанковую группировку, противостоять которой без достаточного количества вооружения артиллерией, а самое главное – боеприпасов, мы бы долгое время не могли. Шаг за шагом, сдерживая противника, выигрывая день за днем, мы отходили к границам города. И в один день сложилась ситуация, когда мы поняли, что кольцо окружения замкнулось. И что тактика противника заключается не в том, чтобы нас атаковать, а в том, чтобы смешать с землей город. Просто уничтожить его артиллерией, а потом танками додавить нашу пехоту.

 

Мы понимали, что у нас вооружения против такой тактики, крайне недостаточно, и понимали, что несколько дней противник будет нас просто уничтожать, а мы даже не сможем нанести ему адекватных потерь. В этой ситуации было принято решение. Решение было принято мною персонально, ни с кем я его не разделял. Я довел Военному Совету, который там действовал, о том, чтобы вывести, спасти гарнизон, спасти город от бессмысленного уничтожения. Именно бессмысленного, потому что нас бы расстреливали с расстояния, на какое мы бы не могли отвечать и использовать уже обстрелянные, имеющие боевой опыт, подразделения для дальнейшей защиты республики на новых рубежах. Тем более, как мы уже узнали во время выхода из окружения, противник в этот же день занял Артемовск. Под угрозой окружения оказались не только Славянск, но и весь район Краматорск, Дружковка, Константиновка. Собственно говоря, именно поэтому, поскольку противник выходил на наши коммуникации, было принято решение, оставить и все остальные города, поскольку смысла защищать эти города, находясь в условиях окружения, практически не было. Это привело бы к ненужным жертвам и ненужным разрушениям.

 

Люди, которые остались прикрывать ваш отход, герои, вы могли бы больше о них рассказать?

 

Осталось прикрывать отход, буквально, несколько десятков человек, причем, они выполнили свою задачу очень успешно. Большая часть из них, как я знаю, на данный момент, вышла из окружения. И сегодня успешно вышла из окружения и группа, которая прикрывала отход из Николаевки. Тринадцать бойцов успешно вышли из Николаевки на Северск, понеся минимальные потери.

 

Готов ли на данный момент, город Донецк к продолжительной обороне и. в дальнейшем  к наступлению?

 

Сказать, что город готов к обороне, я не могу, хотя бы потому, что город находится, целиком, на мирном положении. Еще не проведены практически никакие оборонительные мероприятия. То, как город готовился к обороне до настоящего времени –  это уровень Славянска где-то 2-месячной давности, т.е., сооруженные укрепления могут остановить БТР и что-нибудь, типа нацгвардии, или подразделения МВД. Против бронированных колонн противника, который сейчас массированно применяет танки, артиллерию, город сейчас может защищаться только с большим трудом и с жертвами ополчения. Но мы принимаем срочные меры ежедневно для того, чтобы город был готов к бою. Это с точки зрения фортификационной.

 

С точки зрения настроения населения, конечно, видно, что дончане, живут все еще глубоко мирной жизнью. Они слабо себе представляют или не верят в то, что может произойти, что украинские карательные подразделения смогут открыть массированный артиллерийский огонь, и будут наносить массированные авиационные удары по жилым кварталам. Мы тоже в это не верили долгое время. Но за три месяца, за месяц активной осады, мы уже убедились, что противник избирает тактику, даже действия, не против наших отрядов самообороны ополчения, а террористическую тактику разрушения, уничтожение инфраструктуры, уничтожение промышленных предприятий. В первую очередь, ударам и в Славянске, и в Краматорске подвергались не позиции ополчения, хотя они были прекрасно известны, и даже не городские кварталы, а заводы и промышленные предприятия. То есть, речь шла не о том, чтобы выбить ополченцев, из города. Речь шла о том, чтобы, выбивая, максимально разрушить инфраструктуру. Оставить людей без работы. Без жилья практически, решить задачу по склонению населения к уходу, к лишению средств к существованию даже после того, как боевые действия закончатся. Я полагаю, что нынешние украинские руководители и их армия не остановятся перед тем, чтобы попытаться сделать то же самое с Донецком. Ни у кого не должно быть иллюзий.

 

Даже, если мы отсюда уйдем, житья дончанам не дадут. Так называемой, Объединенной Европе, не нужна конкуренция со стороны Донецкой промышленности. Не нужна конкуренция со стороны ученых. Здесь нужна просто территория, с которой они планируют взять несколько сот тысяч, а может, несколько миллионов рабочей силы, чтобы использовать ее в Европе. Это максимум, что они хотят. Они стараются уничтожить промышленность Донбасса, которая, во-первых, представляет собой серьезную конкуренцию европейской промышленности; во-вторых, работает вся на оборонку России. Вот это совершенно точно.

 

Хватает ли у нас ополченцев, которых Павел Губарев набирал для Вас?

 

Нет, конечно же, нет. Даже для одного миллионного города, не говоря уже о всей республике, ополченцев очень мало. Территория города огромна. Территория республики, которая сейчас контролируется властями ДНР, тоже достаточно велика. Надежно контролировать и защищать ее теми силами, которые у нас имеются, не скажу, что невозможно, но в условиях колоссального перевеса противника в бронетехнике, я бы даже сказал, не перевеса, а абсолютного господства, не говоря уже о воздухе, очень сложно защищать такую территорию имеющуюся силам. Я хотел бы еще добавить, что нельзя воевать наполовину. Нельзя рассчитывать, что кое-как, небольшими силами, небольшими средствами, кто-то там сможет защитить республику. Нужны серьезные мобилизационные мероприятия. К сожалению, ресурсов для этого, в первую очередь, в вооружении, в боеприпасах, не подготовлено. Их, на данный момент, нет. Если бы они  были, мы бы без раздумий провели бы всеобщую мобилизацию. Да, пусть от нее сбежало бы 3/4 людей призывного возраста, но и оставшейся четверти хвалило бы. К сожалению, у нас нет возможности мобилизовывать.

 

Тем не менее, несколько тысяч добровольцев обучить, вооружить, и снарядить, мы бы могли в течение короткого времени. Я полагаю, что примерно, 80 тысяч человек было бы достаточно, чтобы окончательно и бесповоротно остановить украинскую армию, которая, в первую, очередь, выигрывает за счет того, что у нас имеются значительные бреши, в обороне, и за счет своей, конечно, мобильности и имеющегося тыла. У нас с тылом, по-прежнему, плохо. Очень слабо у нас и со снабжением. Но мы будем сражаться и будем их останавливать. Не без более активного участия населения Донбасса в обороне, выстоять будет очень сложно. Нам нужны люди. Повторяю, 8-10 тысяч человек для надежной обороны необходимо призвать в ряды ополчения, либо, чтобы они сами пришли, или чтобы мы их призвали.

 

Недостаток добровольцев конкретных специальных профессий, конкретных специальностей?

 

Нам необходимы все, все военные специальности, и в том числе, люди без военных специальностей. На войне люди обучаются в течение нескольких дней, особенно в условиях активных боевых действий. И наоборот, суперпрофессионалы, которые никогда не воюют, зачастую, попав на фронт, под реальный огонь, оказываются никуда не годны. Это специфика военной профессии. Повторяю, каждый мужчина должен сделать для себя выбор. Если он мужчина – он должен быть готов защищать свою Родину. Не все, конечно, способны. Это по морально-волевым качествам, далеко не все. Но, честно говоря, за 3 месяца добровольцев для многомиллионного Донбасса, для шахтерского края, где люди привыкли к тяжелой и опасной работе, как-то очень мало. Хотелось бы сказать, то многие, готовы, видно, были бы вступить в ополчение, если бы была гарантия для семей. Сейчас эта гарантия будет. Начиная с этого месяца, ополченцам планируется выплачивать достаточно серьезные, по местным меркам, суммы (от 5 до 7 тыс.грн) Мы планируем с июля месяца внести оплату. Возможно, это поможет людям, которые сейчас колеблются, все-таки, найти в себе силы и стать в строй. Т.е., мы будем создавать контрактную армию.

 

Хотелось бы, чтобы действовал единый военный координационный центр или комендатура

 

Процесс формирования регулярной армии из партизанских отрядов, не простой. Эта задача для нас приоритетна. И мы ее решаем.

 

– – – – – – – – – –

ОБРАЩЕНИЕ МИНИСТРА ОБОРОНЫ ИГОРЯ ИВАНОВИЧА СТРЕЛКОВА К ЖИТЕЛЯМ ДНР

 

И.И.Стрелков: Я хотел бы поприветствовать всех, кто меня видит и слышит, и сказать, что в этот очень тяжелый для всего народа Донецкой республики момент, я рад, что нахожусь с вами, могу вместе с вами защищать вашу и нашу Родину, Россию, которая, как я верю, простирается от границ того государственного образования, которое называется «Украина» и до Дальнего Востока. Мы здесь сражаемся именно за Россию, но в то же время сражаемся за права народа Донецкой и Луганской республик, за то, чтобы вы сами могли выбирать себе язык, культуру и образ жизни, а не их вам навязывали откуда-либо люди, для которых ваша земля и ваше общество всего лишь являются объектами для политических игр и источником различных спекуляций, люди, которые находятся под внешним управлением, и практически этого не скрывают. Против этого мы воевали, и будем воевать.

 

– – – – – – –

 

газета “Новороссия”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *