ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Газета выходит по четвергам и распространяется в киосках печати на территории ДНР.

 

Подписка осуществляется в любом отделении «Почта Донбасса».

 

С июля 2017 года начат выпуск издания «Дачник Новороссии».

Последнее

ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ

Помощь проекту газета «Новороссия»:

Уважаемые друзья и соратники!
Если вам нравится наша газета «Новороссия» и у вас есть возможность и желание поддержать ее финансово, просьба перечислять средства на наши кошельки Webmoney:
R135306330612
Z238097962416

СИЛЬНЕЙШЕЕ ЧУВСТВО

77 лет прошло с тех пор, как Красная армия дала крепкого пинка последнему германскому «сверхчеловеку» с территории Донецка. Еще несколько дней – и Донбасс был освобождён целиком. Вместе с недоарийцами вылетели верные фюреру подразделения итальянских и румынских мародеров, а также всякая укронационалистская шваль, усердно прислуживавшая немцам в качестве полицаев и палачей.

«Линия по реке Миус – новая граница Германии», – громко заявлял бесноватый черт в Берлине. «Миус – это линия немецкой мести за Сталинград!» – уверял он чуть позже.

Эта преграда была действительно неприступной. Три рубежа обороны на сотню километров вглубь, отлично подготовленные брустверы, доты и дзоты, сотни километров окопов и траншей, выкопанных по всем канонам военного искусства. Добавьте сюда дивизии отборных эсэсовцев, новейшую военную технику, включая тяжёлые танки. Они знали, насколько Союз усилится возвращением Донбасса, и готовились к генеральному сражению.

Наш Донбасс пытались освободить от фашистского ига неоднократно. Три попытки – в январе 42-го, затем зимой и летом 43-го не окончились удачей: наши армии продвигались вперёд, занимали позиции, но не успевали закрепиться и под контратаками немцев вынуждены были откатываться на исходные позиции. Тактический успех достигался, но потери были тяжёлыми. Гитлер был твёрдо уверен в непробиваемости оборонительных линий и считал, что такими накатами Красная армия только истощит себя. Просчитался.

Между третьей (Миусская операция) и последней, четвёртой попыткой прошло менее месяца. Этого времени советскому командованию хватило, чтоб осмыслить результаты предыдущего рывка, собрать «кулак» и ударить вновь. Третья волна снесла фашистов со всеми их настроенными укреплениями. Бежали, бросая технику и раненых.

43-й год был решающим. Даже в немецких газетах писали, что в этом году станет очевидно, какая из двух стран выйдет победителем в войне. Абсолютно всё ставилось на победу, никаких ресурсов для фронта не жалели. Пропаганда работала на полную мощь. Читаю газету «Донецкий вестник» (Donezer Nachrichten), издаваемую в городе во время фашистской оккупации. Последний номер (тираж – 40000, цена символическая) вышел за неделю до освобождения. У них там всё в порядке: мощь германской армии несокрушима, немецкий порядок идеален, а победы на фронтах неоспоримы.

При этом красноармейцы воюют в лаптях, голодают, а их случайные военные успехи вызваны исключительной жестокостью комиссаров и зверствами НКВД по отношению к солдатам, которые только и думают о том, как бы скорее бросить ружья и вернуться домой к жёнам. Завербованные (угнанные) дончане пишут в письмах, до чего же хорошо работать в Германии, высылают посылки родственникам и рассказывают, как ужасно было жить при Советах.

Так интерпретировала для населения Донбасса происходящее профашистская газета коллаборационистов. А мы помним циркулярное письмо начальника германского штаба генерала Кейтеля, в котором он указывал, что человеческая жизнь на оккупированных территориях ничего не стоит и только смертная казнь является единственно верным средством запугивания людей.

Сталино. До войны крупный промышленный центр общесоюзного значения, более двухсот предприятий московского подчинения. Обеспечение углём и металлом советской промышленности. Особая ответственность. Город стремительно рос и развивался. Новостройки, парки, гостиницы, театры, больницы – всё, что сопутствует большому городу. К началу Великой Отечественной войны в нашем городе проживало примерно полмиллиона человек, причем за последние три предвоенных года население удвоилось за счёт большого наплыва переселенцев, желающих работать на донецких шахтах и заводах.

А после войны здесь с трудом насчитали 120 тысяч живых. В шурфах шахт, куда каратели сбрасывали советских военнопленных и гражданских, ещё столько же, убитых. Пресловутый «новый порядок» подразумевал установление жесточайшего террора и насилия. Была введена всеобщая трудовая повинность с 14 лет, каторжные работы и принудительный вывоз в Германию. Десятки тысяч молодых людей были насильно угнаны на работы в Германию.

«Хватали на улицах, особенно молодых, и увозили», – рассказывает пожилая свидетельница тех лет на митинге в честь годовщины Освобождения, состоявшемся во вторник возле монумента «Жертвам фашизма» в Донецке. Дончан методично истребляли. На Донбассе было создано более сотни лагерей смерти, десятки карательных айнзатцгрупп и зондеркоманд, набранных из особо проявивших себя людоедов – уголовников, штрафников, общественных отбросов. Любая, самая малая провинность влекла за собой расстрел, впрочем, убивали и без всякого повода. Гитлер не планировал оставлять на богатых донбасских землях славянское население.

Дончане к оккупантам относились без всякого пиетета. Даже у самых простодушных олухов, проникшихся геббельсовскими байками насчёт освобождения от цепей коммунно-еврейской власти силой немецких штыков, глаза открылись очень скоро.

У нас нет в округе густых лесов, как в Белоруссии, где можно бы было организовывать мощные партизанские базы с централизованным командованием, создавать подпольные госпитали, типографии и учебные центры, склады вооружений, доставку продовольствия и так далее, но даже без всего этого в Донецке и в других населённых пунктах края существовали действенные подпольные группы, доставлявшие немало хлопот оккупантам.

И если тогда, 77 лет назад, Германия свой пик ударной мощи уже миновала, получив по зубам и Сталинградом, и Курской дугой, то СССР, наоборот, восстанавливал свои силы после тяжких потерь первых военных лет. В этом, 1943 году советский народ уже знал, что фашистскому зверю не жить. Это значит, что у войны появился новый, огромный смысл – освободительный, что придавало нашему народу и надежду, и новые силы.

Прошли годы. Всё вокруг изменилось. Союз победил в самой страшной войне, но оказался бессильным перед заурядным предательством элит, продавшим его «дорогим партнёрам» за жмень попкорна и немного зелёных фантиков. Россия была на волосок от гибели. Ещё немного, и была бы порвана на десяток «незалежных». Слава богу, удержалась, нашлись здоровые силы, сохранившие Отечество. Работы по восстановлению великой страны ещё много и нужно быть готовым ко всякому. Но теперь, как и в далёком грозовом 43-м, мы вооружены сильнейшим чувством – верой в победу. И это говорит о том, что восемьсот тысяч красноармейцев, погибших в Великую Отечественную за освобождение Донбасса, не отдали свои жизни впустую. Их великий подвиг никогда не будет забыт, как не будет предана забвению и память о наших земляках, замученных нацистскими мразями и их прислужками.

И это не пафос, это чувство, записанное у нас в крови. Это самое крепкое звено поколений, которое не удастся разорвать никому.
Поэтому мы победим.

Дмитрий Дезорцев

Добавить комментарий