ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Газета выходит по четвергам и распространяется в киосках печати на территории ДНР.

 

Подписка осуществляется в любом отделении «Почта Донбасса».

 

С июля 2017 года начат выпуск издания «Дачник Новороссии».

Последнее

ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ

Помощь проекту газета «Новороссия»:

Уважаемые друзья и соратники!
Если вам нравится наша газета «Новороссия» и у вас есть возможность и желание поддержать ее финансово, просьба перечислять средства на наши кошельки Webmoney:
R135306330612
Z238097962416

Невольница и невольники обстоятельств

Так или условно так можно обрисовать нынешнее устройство и свойства республиканской адвокатуры. В орнаменте республиканской правовой сферы адвокатура воссоздана как внутренне необходимая органическая ее часть. Структуру и сценарий ее функционирования разработали и расписали в Законе «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» от 20 марта 2015 г. В декабре того же года в него внесли изменения.

Согласно принятому Закону, адвокатура призвана играть роль механизма связи граждан со своим государством. Защиты их нарушенных прав и свобод в тех или иных социальных взаимоотношениях. Снимать или смягчать имеющиеся между людьми и организациями противоречивости. Вместе с судебной властью служить правосудию. Стоять на страже интересов страждущих справедливости граждан и организаций. Наконец, быть лоцманом реализации права. Казалось бы, все так и должно быть. Однако гладко было на бумаге, да забыли про овраги. А по ним ходить. Пройдемся по ним и мы.

 

Данный Закон соткан из лоскутков российского и украинского права с внесением своих домотканых нитей его разработчиков.

Гибридность Закона порождает разнородные маневры толкования существа обсуждаемых дел и их фигурантов. Комбинаторика и тех и других должна быть обусловлена существующими юридическими нормами. Но на деле она повязана интересами спорящих между собой сторон. Иначе говоря,закон –что дышло: куда повернут, туда и вышло.В частности, жернова обвинительных заключений по уголовным делам перемалывают адвокатские усилия. Решающее слово не за ними. Поэтому защитникам частных судебных разбирательств остаются обжалование и/или смягчение выносимых приговоров. Оправдательные среди них –большая редкость. Считается, что арестованный человек не может быть невиновным.

 

Номинальный характер республиканского права (нравы и привычки остались довоенные).

Администраторы права (его чиновники) из связки прав, обязанностей и гарантий оставляют гражданам одно: исполнение ими своих обязанностей. Защита прав возможна, но при необходимом и достаточном количестве наличных дензнаков.Что же касается гарантий, то они вне права. Например, с момента задержания подозреваемого ему положен адвокат, однако первоначальная встреча с адвокатом тормозится до тех пор, пока прокуратура, следствие не проведут предварительную разработку подстражного.

 

Отсутствие гражданского общества.

Имеющиеся здесь общественные организации представляют собой превращенные формы самой власти.Все ее ветви опоясывают население густеющим частоколом правовых (и не очень) норм и законов. Последние же появляются как грибы после дождя. Их уже более 300! И это без подзаконных актов, постановлений, распоряжений и инструкций.Новые же законы, акты и указы наступают с неумолимостью дней календаря. Такие процедуры осложняют защиту личностных прав и интересов граждан. Повышают ее стоимость (о чем говорят расценки адвокатских услуг), но понижают результативность вменяемых исков.

 

Главенство власти над законом как тенденция.

Сущность реального живого права приносится в жертву его проформе. Созданный Минюстом Совет адвокатов по существу представляет собой функциональный придаток республиканских силовых структур.Таятся они, по выражению поэта, под сенью закона. Пред ними «суд и правда – все молчи» (бывший Миндох чего стоит!). Т.е. действуют поверх и вне республиканской юрисдикции. В частности, пятикратный перенос отчетно-выборной конференции республиканского Совета адвокатов говорит не только об этом, но и о многом ином.

 

Непрозрачность общественных отношений и интересов.

Она превращает республиканское право в призрачность через своеволие действующих здесь лиц. Создается впечатление, что здешнему обществу вообще чуждо юридическое мышление, механизм сдержек и противовесов властных поползновений. Например, закон об адвокатуре является физиологией республиканского права, однако сами же власти игнорируют его дух и букву. Опираются на установленный ими порядок, а не на законодательное право. Тому же способствует и отсутствие механизма защиты прав и гарантий деятельности адвоката. В частности, как отмечалось в прессе, нет и не предвидится механизма привлечения к ответственности лиц, нарушающих права адвоката.

 

Дефицит и ограниченность ресурсов квалифицированных юридических кадров.

Сегодня в Совете зарегистрировано 282 адвоката (против 5000 довоенных). Это менее одного практикующего адвоката на 10 тыс. населения. Проблемы подготовки новых и переподготовки имеющихся специалистов в области права. Зыбкость социального положения (статуса) адвокатов. Нестабильность, противоречивость коллизий и разночтений республиканских законов. При них напрасен адвокатский труд, коль из песка веревки вьют.

 

Действие закона социальной регенерации.

Он гласит, что при зарождении нового сохранение в том или ином виде старых порядков чревато их возвращением. Так и происходит.Сохранился (в очень уменьшенном виде) прежний состав адвокатов, сохранились довоенные условия его воспроизводства и функционирования. Так, адвокаты, оставаясь в порогах своей натуры, перенесли на старо-новую форму работы все прежние свои привычки и склонности. Силовые же и иже с ними ведомства и структуры «держат» каждого адвоката на кнопке отторжения от профессии. В частности, из 13 членов квалификационно-дисциплинарной комиссии (КДК) Совета адвокатов восемь таковыми не являются. Иными словами, решающий голос здесьне за адвокатами, а за их кураторами.

 

Сущность юстиции (справедливости) в том, что ее истина утверждается как норма действительности, как справедливый закон жизни.

В Республике же она воспринимается как процедура укрепления установленной иерархии социально-правовых отношений субординации (начальствования и подчинения). Иначе говоря, отношений коммунальности (здешнего порядка). Его основное правило: интересы существующего порядка превыше всего. Они закрепощают деловые возможности адвокатов. Подчиняют себе все прочие аспекты их жизни. Ограничивают силы и возможности адвокатского сообщества. Сверх того, заведенный порядок стал главным фактором жизни республиканского организма.Он лимитирует все основные аспекты ее. В том числе писаное и неписаное право.

 

Растущий в разы порядок канцелярских бумаг.

Помните: без бумажки ты букашка, а с бумажкой – человек. Работа адвоката с обратившимся к нему посетителем, (клиентом, доверителем) начинается и заканчивается написанием различного рода бумаг. И адвокат призван быть виртуозом в их поиске, собирании и изготовлении, а также поэтапном продвижении в деле. Ибо основной аргумент любого дела именно «бумаги», «документы». Их наличное количество и качество (формат, содержание, печати, визы, подписи) предопределяют исход любого дела при всех иных его составляющих. Такие себе рычаги, ремни и подушки безопасности для клиента. Достижения им конечного результата. Осуществления его личного интереса.И в то же самое время они же основное занятие и оружие адвоката в решении возлагаемых на него задач. Конечно, такие средства изматывают нервы интересантам дел. Но закаляют цинизм. Как, впрочем, и бесконечные переносы судебных заседаний. Ведь всякий раз их привходящие нюансы затягивают узлы противоречий тяжущихся сторон.

 

Сохранившийся довоенный механизм «обожествления» денег.

Можно сказать, кровь и нерв адвокатской среды. В цепочке «государство –адвокатура – клиент» сверху вниз негласно властвует принцип «взять больше». А снизу вверху – «отдать меньше». Источником же окормления и кормления этой цепочки служит клиент. И пока оплаты нет (за исключением лиц льготных категорий), то и «движухи» нет. Это с одной стороны. С другой – профессиональная ответственность и обязанности адвоката. Сия рогатка превращает адвоката в слугу двух диктатур: денег и закона. А человеческие судьбы остаются на их ободке.

 

Подытожим краткий обход «оврагов».

Возобновление адвокатуры несет в себе неоднозначный характер, обусловленный свойствами ее природы и природой здешних социально-правовых отношений. А они таковы, что закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» не стал объективным воплощением самого себя ввиду отсутствия механизма его реализации. То есть де-юре картина одна, а де-факто иная. Повседневная организация адвокатуры ограничивает ее функциональные возможности и способности. Порождает задержки ее становления как действенного института республиканской юриспруденции. Гашение социальной роли адвокатов в реализации конституционных прав человека и организаций стесняет жизнеспособность Республики. Усугубляет ее внешнюю и внутреннюю неопределенность. Отдаляет от собственных целей и цивилизованного мира. Но эти процессы не осознаются.

 

Тому препятствует комплекс причин: незнание, непонимание,невладение биосоциальными законами социального строительства. И, как следствие, возникшая государственность провозгласила самое себя источником права. Несколько утешает тот факт, что адвокатура ДНР – территория смысловых процессов, а не завершенный результат. Они порождают тлеющую надежду восхождения республиканского права к необходимой (а не волокитной) действительности в реализации социальной справедливости.

 

Именно в этом состоит смысл установления всякого права. Разумеется, в сопровождении адвокатов как служителей и творцов права. Блюстителей и апостолов социальной справедливости. Как подтверждение того, что благо народа есть высший закон.


Николай Кузнецкий
газета «НОВОРОССИЯ»
29 мая 2019

 

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о