ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Газета выходит по четвергам и распространяется в киосках печати на территории ДНР.

 

Подписка осуществляется в любом отделении «Почта Донбасса».

 

С июля 2017 года начат выпуск издания «Дачник Новороссии».

Последнее

ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ

Помощь проекту газета «Новороссия»:

Уважаемые друзья и соратники!
Если вам нравится наша газета «Новороссия» и у вас есть возможность и желание поддержать ее финансово, просьба перечислять средства на наши кошельки Webmoney:
R135306330612
Z238097962416

КАК РОЖДАЛАСЬ РЕВОЛЮЦИОННАЯ ВЛАСТЬ. ДОНБАСС

Зная о том, как развивалась революционная ситуация и формировалась независимая от киевского режима власть в Севастополе и в Крыму, нам будет легче понять события, развернувшиеся на Донбассе, поскольку участники Русской весны в нашем регионе действовали с учетом крымского опыта.

К 5-летию Русской весны

 

Неконституционный захват власти сторонниками «евромайдана» встретил резкое неприятие у жителей Донецкой области и привел к еще большему повышению степени политической мобилизации населения региона. Однако, несмотря на то что уже начинался первый этап стихийной самоорганизация народа Донбасса для противостояния киевскому режиму, у значительной части политически активных жителей области все еще оставались надежды на то, что сопротивление возглавят представители местных официальных властей и политических элит. Поэтому столь пристальное внимание было обращено на политическую позицию руководства Донецкой областной государственной администрации (ОГА), областного совета, Донецкого городского совета, областной организации Партии регионов, которые в предшествующий период пытались играть активную роль в политической мобилизации населения под лозунгами «Антимайдана». Но с этой стороны не то что не последовало решительных действий, а поступили сигналы, прямо свидетельствующие об откровенном предательстве жителей Донбасса, о защите интересов которых представители политических элит и местных властей так много говорили прежде. После официальных заявлений пресс-службы Донецкой ОГА 24 февраля 2014 года стало ясно, что региональные элиты и верхушка Партии регионов уже готовы «конструктивно работать» с новой киевской «властью», тем самым признавая итоги переворота.

 

После этого альтернативы народной самоорганизации для сопротивления Киеву просто не осталось. За относительно короткий период возник целый ряд новых неформальных общественно-политических объединений и силовых групп, активизировали свою деятельность существовавшие ранее в области, но приглушенные усилиями Партии регионов общественные организации, в основном прорусской направленности, и партии левого спектра.

 

Наиболее стройно политическая программа первого этапа Донбасского восстания, когда восставшие старались ненасильственными методами заставить местные власти слушать дончан, а не незаконное «правительство» в Киеве, была сформулирована в «Ультиматуме Народного ополчения Донбасса» депутатам Донецкого городского совета». Содержание этого документа озвучил лидер неформального общественного движения «Народное ополчение Донбасса» Павел Губарев на заседании Донецкого горсовета 28 февраля.

 

«Ультиматум» называл произошедшие в Киеве события переворотом, указывал на то, что «Верховная Рада Украины утратила свою легитимность, так как большая часть ее депутатов подверглась насилию и угрозам». Подробно разъяснялось, какие еще органы власти утратили легитимность: «является незаконным и новый Кабинет министров, поскольку он создан вопреки Конституции и Законам Украины. Соответственно все структуры, подчиняющиеся Кабмину, в том числе и силовые, являются незаконными». В то же время говорилось об альтернативе подчинению киевскому режиму: «22 февраля 2014 года в Харькове на Съезде депутатов местных советов Юго-Востока, Крыма и Севастополя вся полнота власти на Юго-Востоке была передана местным органам власти и местному самоуправлению». Давалась отрицательная оценка соглашательской политике местных властей: «однако Донецкая облгосадминистрация своим решением признала единственным легитимным органом власти на Украине Верховную Раду. Кроме того, губернатор Шишацкий уже сейчас, перечисляя деньги в Киев, финансирует там государственный переворот и нацистскую вооруженную клику».

 

В связи с этим «Народное ополчение Донбасса» требовало от депутатов горсовета решением сессии признать, что Верховная Рада Украины, Кабинет министров, Донецкая облгосадминистрация (вместе с председателем Андреем Шишацким) утратили легитимность; объявить единственным легитимным органом власти в городе Донецкий городской совет; уволить начальника городского УМВД, прокурора города и начальников других органов государственной власти, решением горсовета назначить на их место новых людей после консультаций с представителями организаций народного ополчения; ликвидировать структуры госказначейства в городе, перевести все счета местных советов в государственные банки, все государственные налоги и сборы должны поступать на счета местного совета; признать легитимной народную власть Севастополя и установить с ней политическое, экономическое и военное сотрудничество. В случае невыполнения этих требований Донецкий городской совет и все его депутаты будут также признаны нелегитимными.

 

К сожалению, депутатскому корпусу Донецкого горсовета, в отличие от депутатов Севастопольского горсовета, не хватило политической смелости, чтобы поддержать тогда еще мирный протест против переворота, но выступление Павла Губарева и текст «Ультиматума» приобрели большую популярность в интернете и социальных сетях.

 

В тот же день был опубликован аналогичный по содержанию ультиматум депутатам Донецкого областного совета.

 

Для демонстрации контроля над ситуацией и перенаправления народного протеста в удобное русло на 1 марта 2014 года донецкие «регионалы» и местные власти запланировали проведение официального митинга с согласованными спикерами и ретрансляцией умеренной (по сути соглашательской) позиции в оценке событий в Киеве. Собрать его планировали с помощью административного ресурса. Актив «Народного ополчения Донбасса» в ответ решил не просто собрать «свой» альтернативный митинг, а перехватить инициативу на митинге «регионалов».

 

Накануне вечером Павел Губарев в своем обращении к сторонникам в социальных сетях подчеркнул: «Завтра перед лицом тысяч жителей Донецкой области мы призовем местные органы власти принять ответственность за судьбу миллионов жителей Донбасса! Если они окажутся неспособными защитить наши интересы и трусливо предают нас ради сохранности собственной шкуры, тогда они не имеют права говорить от нашего имени! Мы сами на Народном Вече Донбасса выдвинем людей, готовых взять на себя ответственность за дальнейшую судьбу региона».

 

На фоне недовольства соглашателями из Партии регионов многие дончане и жители области стали считать судьбоносным намеченное на субботу мероприятие. В итоге 1 марта в Донецке на площади им. Ленина начался масштабный митинг, собравший по разным оценкам от 50 до 70 тысяч жителей Донецка и области. Среди этой массы народа несколько десятков активистов «Народного ополчения Донбасса» распространили 15 тыс. листовок с текстом «Ультиматума».

 

Невнятные бессодержательные речи спикеров от Партии регионов людьми не воспринимались. Площадь начинала шуметь. Митинг явно радикализировался и переходил на севастопольский сценарий. Не хватало своего Чалого. И тут на сцену сквозь оцепление из неформальных охранных отрядов, лояльных «регионалам» (их участников можно было отличить по желто-голубым нарукавным повязкам, напоминавшим повязки украинских полицаев времен Великой Отечественной войны), и милиции с боем пробился лидер «Народного ополчения Донбасса» Павел Губарев. Преодолевая сопротивление «регионалов» уже на сцене, невзирая на попытки отключения микрофона, он обратился к народу с патриотической речью и призвал не признавать Верховную Раду Украины, Кабмин, Донецкого губернатора и «олигархическую клику, которая признала нелегитимную власть майдана», а также заявил о необходимости самим решать свою судьбу на референдуме.

 

Последующие выступающие отметили, что в соответствии с требованием статьи 5 Конституции Украины («носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ») власть в Донецком регионе должен представлять народно избранный лидер. Так митинг перерос в настоящее Народное Вече и путем прямого волеизъявления участников многотысячного народного собрания П. Губарев был избран «народным губернатором» Донецкой области. Также на митинге были единогласно одобрены пункты «Ультиматума», который фактически стал первой политической программой восставшего Донбасса.

 

Впервые после событий в Севастополе на материковой части бывшей Украины с помощью акта прямой демократии был легитимизирован народный руководитель. Так и на Донбассе в ходе событий Русской весны возникла новая революционная традиция неподконтрольной киевскому режиму народной власти.

 

3 марта Павел Губарев предпринял еще одну попытку достучаться до местных властей региона, на этот раз адресатами его обращения были собравшиеся на внеочередную сессию депутаты областного совета. Но они, к сожалению, в абсолютном своем большинстве предпочли оставаться глухими к требованиям народа, не взяв на себя политическую ответственность, своим бездействием согласились с итогами переворота, признав киевский режим законной властью. Эта позиция депутатов Донецкого облсовета разительно отличалась от позиции депутатов Верховного Совета АР Крым.

 

Под руководством «народного губернатора» П. Губарева восставший народ Донбасса дважды (3 и 5 марта) брал штурмом здание, в котором располагались Донецкий облсовет и Донецкая ОГА.

 

3 марта в занятом восставшими зале заседаний облсовета была предпринята первая инициатива по формированию нового народного представительного органа власти на Донбассе (Верховного совета Донецкой области) и временного правительства. Однако эти начинания не получили дальнейшего развития в связи с арестом 6 марта лидера первого этапа народного восстания Павла Губарева. По этой же причине на территории бывшей Донецкой области также пресеклось дальнейшее развитие института революционной власти в форме «народного губернатора», ставшего прообразом высшего должностного лица региона.

 

Однако последующее развитие революционной ситуации на Донбассе как до, так и после провозглашения Республики привело к появлению целого ряда революционных руководителей на местах – «народных мэров». Так, резолюцией митинга 23 марта 2014 года было выражено недоверие городскому голове Мариуполя Ю. Хотлубею, после чего митинг единогласно проголосовал за избрание «народным мэром» города Дмитрия Кузьменко.

 

Можно лишь сожалеть, что представительные органы местного самоуправления на территории бывшей Донецкой области, в частности облсовет и горсовет, заняли столь пассивную позицию, не поддержали восставший народ Донбасса и, ограничившись формальными, ни к чему не обязывающими обращениями на тему проведения референдума (горсовет – 1 марта, облсовет – 3 марта), отстранились от перехода на сторону сопротивления киевскому режиму и участия в формировании революционных органов власти. Фактически приняв итоги государственного переворота, в глазах участников протестного движения на Донбассе они утратили легитимность и вместо того чтобы возглавить сопротивление, очень скоро ушли в политическое небытие.

 

Интересный пример развития такого института революционной власти, как «народный губернатор», дает Луганская область. 5 марта 2014 года в Луганске на очередном митинге «Русская весна – 2» был избран свой «народный губернатор» – Александр Харитонов, руководитель «Луганской гвардии». Несмотря на то что уже 13 марта А. Харитонов был захвачен спецназом СБУ и вывезен в Киев, о должности «народный губернатор» в регионе не забыли. Примечательно, что собравшийся в Луганске 21 апреля областной Народный сход (217 представителей от 69 городов и районов области) избрал лидера восставших в регионе Валерия Болотова именно «народным губернатором». А 18 мая уже Верховный Совет ЛНР назначил В. Болотова Главой Луганской Народной Республики.

 

Таким образом, на луганском примере мы наиболее ясно видим эволюцию одного из институтов революционной власти от прообраза должности первого руководителя региона в форме «народного губернатора» в марте-апреле 2014 года до Главы Республики – уже как «высшего должностного лица и главы исполнительной власти».

 

Мирослав Руденко
газета НОВОРОССИЯ № 235
14 марта 2019

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о