ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Газета выходит по четвергам и распространяется в киосках печати на территории ДНР.

 

Подписка осуществляется в любом отделении «Почта Донбасса».

 

С июля 2017 года начат выпуск издания «Дачник Новороссии».

Последнее

ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ

Помощь проекту газета «Новороссия»:

Уважаемые друзья и соратники!
Если вам нравится наша газета «Новороссия» и у вас есть возможность и желание поддержать ее финансово, просьба перечислять средства на наши кошельки Webmoney:
R135306330612
Z238097962416

АФЕРА ПО-АМЕРИКАНСКИ

Stephen Kotkin, Foreign Affairs, июль 2019
перевод — Дмитрий Дезорцев

 

Что накопал и не накопал спецсоветник Мюллер — о Трампе и России

 

Роберт Мюллер играл в лакросс (командная игра с клюшкой) и стажировался в управлении Принстона. Он получил образование в 1966 году и вскоре добровольно пошел служить в Корпус морской пехоты. Был награжден Бронзовой звездой за участие во Вьетнамской войне, а затем учился на юридическом факультете Университета Вирджинии. С тех пор он провел почти полвека частной юридической практики и на службе в правоохранительных органах, в том числе 12 лет в качестве директора ФБР. Мюллер олицетворяет собой старый консервативный истеблишмент.

 

Дональд Трамп окончил Уортонскую школу бизнеса Пенсильванского университета в 1968 году. Он уклонился от войны во Вьетнаме, попросив ортопеда нечестно засвидетельствовать наличие костных шпор в пятках. Трамп стремился к славе и богатству, войдя в успешный бизнес своего отца по недвижимости, который затем перенес из спальных районов Нью-Йорка в более фешенебельные районы Манхэттена и столицу казино Атлантик-Сити. Он попробовал свои силы в управлении авиакомпанией и быстро разбогатевшим университетом, прежде чем нашел свое истинное призвание: играть фантастическую версию самого себя в реалити-шоу. Трамп-такой же американец, как и  яблочный пирог.

 

Эти две судьбы – правительственного чиновника и выскочки столкнулись в мае 2017 года, когда Министерство юстиции США назначило Мюллера специальным советником для расследования любых связей между российским правительством и лицами, связанными с выборной кампанией президента Дональда Трампа, а также любых вопросов, которые возникли или могут возникнуть в результате этого расследования. В последующие два года Мюллер и его следователи опросили около 500 свидетелей, выдали около 2800 повесток в суд и провели около 500 обысков. Были предъявлены обвинения 34 физическим лицам и трем российским предприятиям,  получено  признание вины и осуждение бывшего руководителя кампании Трампа и бывшего советника по национальной безопасности.

 

В марте этого года Мюллер представил в Министерство юстиции 448-страничный отчет в двух томах, отредактированную версию которого генеральный прокурор Уильям Барр обнародовал спустя несколько недель. В первом томе исследуются доказательства возможного преступного сговора между кампанией Трампа и российским правительством, которое, как говорится в докладе, вмешалось в 2016 году в американские выборы «широким и систематическим образом», путем распространения дезинформации в социальных сетях, хищения и распространения личных электронных писем, принадлежащих ключевым фигурам в выборном штабе оппонента Трампа Хиллари Клинтон. Во втором томе рассматриваются доказательства возможного препятствования правосудию со стороны президента в отношении этого расследования — то есть, нарушал ли Трамп закон, пытаясь затруднить Мюллеру поиск  истины.

 

Первый том приводит к более или менее ясному выводу. «Хотя расследование установило, что российское правительство считало, что оно выиграет от президентства Трампа и работало над тем, чтобы обеспечить этот результат, и что избирательная кампания Трампа ожидала, что она получит пользу от информации, украденной и опубликованной усилиями русских», — говорится в докладе, «тем не менее, расследование не установило, что члены кампании Трампа сговорились или координировались с российским правительством в его деятельности по вмешательству в выборы». В своих многочисленных взаимодействиях с россиянами Трамп и его люди не нарушали закон. Но, как ясно из доклада, Трамп и его доверенные советники, включая членов семьи, знали, что Кремль пытается им помочь, и, вместо того, чтобы бить тревогу были в восторге от такой поддержки.

 

Выводы второго тома выглядят более сложными. С учетом традиционного мнения Министерства юстиции в том, что действующий президент не может быть обвинен, Мюллер решил, что у него нет юридических полномочий обвинять президента. В результате доклад не выносит прокурорского решения относительно вероятного  воспрепятствования правосудию со стороны Трампа. Вопрос совершения Трампом  преступления остается открытым для интерпретаций. После получения отчета прокурор Барр и его заместитель Род Розенштейн (назначивший Мюллера и контролировавший все, кроме последних двух месяцев расследования), постановили, что поведение Трампа не являлось  препятствием для совершения правосудия. Тем не менее, публичное письменное резюме Мюллера  выносит однозначное этическое обвинение кампании и президентства Трампа.

 

Хроника Мюллера об уклончивости, моральной распущенности и некомпетентности удручает, но его представление о строгом юридическом обосновании и строгом соблюдении законов, прецедентного права и процессуальных правил внушает уважение. Текст служит рентгеновским снимком, выявляющим продажного политика и коррумпированную политическую систему. В то же время она воплощает многие ценности, которые делают Соединенные Штаты великими: честность, дотошность, профессионализм, государственная служба и верховенство закона.

 

Конечно, харизма, дух пиратов и азартность также являются одними из черт, которые сделали Америку такой, какая она есть. Трамп, в своем несравненном стиле  охарактеризовал доклад Мюллера как «полная реабилитация» и «полная чушь».
Трамп феномен. Только по-настоящему сильная личность может выдержать такое интенсивное, неослабевающее следственное давление и враждебность, даже если он и заслужил их. Трампу не хватает средств для эффективного управления, но он знает, как привлечь внимание высокообразованных специалистов и доминировать в новостной повестке. Есть причина, по которой он оказался способным всего за один избирательный цикл победить  укоренившиеся династии Буша и Клинтона. Недостатки и проступки Трампа хорошо документированы, однако на его совести нет катастроф, хотя бы отдаленно напоминающих по масштабам войну в Ираке или глобальный финансовый кризис.

 

Их доклада становится ясно, что Трамп-политик мало отличается от Трампа-бизнесмена. До того как стать президентом, всякий раз, попадая в неприятности (что случалось часто), он подавал в суд, добиваясь урегулирования, чтобы выпутаться. Он и его компании были вовлечены в около 3500 судебных процессов, в большинстве из них в качестве истцов. Если вопрос не решался в нужную сторону, Трамп объявлял о банкротстве. С 1991 по 2009 год его компании пережили шесть корпоративных банкротств. Однако, хотя ему и пришлось отказаться от многих своих владений, личного банкротства удавалось избежать.

 

Его президентство — фактически седьмое банкротство. Но опять же, не личное. Скорее это  банкротство Америки …и шанс для страны сократить потери, начать все заново.

Кампания Трампа и его президентство тоже являются рентгеновскими лучами, показывая многое из того, что пошло наперекосяк в американской политике и обществе за последние годы. Его недисциплинированный образ может дать возможность Соединенным Штатам проявить себя лучше Трампа, и, что еще более важно, подняться над условиями, в которых он победил и удерживает власть.

 

 

ПОДРОБНЫЙ ОТЧЕТ — НО НЕПОЛНЫЙ

Доклад Мюллера подтверждает, что президент сделал свое недоброе дело по разрушению норм демократии и элементарной порядочности, но это были известно и раньше, часто подчеркиваясь его политическими противниками. Трамп отлично вписывается в классическую форму, обозначенную показательно уничижительным использованием ярлыка «популизм». Его карнавально-зазывальная, уверенная в себе личность отнюдь не чужда Соединенным Штатам. Его маркетинговое мастерство, примененное в политике, эффективно до безобразия.
Рассмотрим расследование Мюллера, о котором Трамп написал в Твиттере в июне 2017 года: «они выдумали фальшивый сговор с русскими, нашли нулевые доказательства, теперь принялись выискивать препятствия правосудию».

 

Взлет Трампа выглядит как большая американская афера, с расчетом на международные связи. Кандидат Трамп, похоже, отчаянно хотел построить еще одну высокодоходную «Башню Трампа» в Москве, не менее страстно, как он желал быть избранным президентом. В докладе Мюллера также фиксируются правовые преследования бесчисленных подражателей, прихлебателей и мошенников, которые тяготели к Трампу и его кампании. Словно в криминальном триллере, отчет полон теневыми персонажами, и, по правде говоря, некоторые из них удачно выкарабкались. Но им это сошло с рук не из-за их преступной изобретательности. «Доказательств было недостаточно, чтобы обвинить участников кампании Трампа в сговоре с представителями российского правительства, во  вмешательстве в выборы 2016 года»,— говорится в докладе, «но дишь потому, что это было за пределами их возможностей». Как сказал зять и советник Трампа Джаред Кушнер: «Они думали, что мы вступили в сговор, но мы даже с нашими местными отделениями не могли вступить в сговор!». Оправдание жалкое, но точное: не виновен по неумению.

 

Более того, как я доказывал в течение многих лет, российским интеллектуальным конторам и не нужно было вступать в сговор с сумбурной кампанией Трампа. Они могли совершенно самостоятельно взломать учетные записи электронной почты, слить найденный компромат для распространения в WikiLeaks, выдавать себя за американцев в социальных сетях и изучать социологические исследования, доступные в открытых источниках, — используя все это для раскачки избирателей. Доклад Мюллера подтверждает эти моменты, несмотря на некоторую сохраняющуюся недосказанность в отношениях  кампании Трампа и WikiLeaks, которая является действительно ценным активом для России.

 

Что касается препятствования правосудию, которое Трамп осуществлял на виду у всех в течение нескольких месяцев подряд, то в докладе говорится, что «попытки президента повлиять на расследование были в основном безуспешными, но это потому, что люди, окружающие президента, как правило отказывались выполнять сомнительные приказы или выполнять его просьбы». (Обратите внимание на «как правило». Многие чиновники администрации знали, что Трамп подталкивал их к незаконным действиям или, по крайней мере, к «сумасшедшему бреду», по словам Дональда Макгана, бывшего адвоката Белого дома. Но в конце концов Мюллер демонстрирует, что Трамп просто гангстер, знающий что на его подельников «копы надели прослушку».

Наказать подельников закатыванием под асфальт не выйдет: Трамп не внушает ужаса, тем более чувства преданности, как настоящий криминального босс. Вместо этого он упрашивал сотрудников снова и снова выполнять его указания, закрывая глаза на то, что они откровенно тянут волынку. Возможно, действительно есть «глубинное государство», в конце концов помешавшее Трампу, при этом, «глубинники» отнюдь не являются либеральными ненавистниками Трампа, а наоборот, назначенцами самого Трампа в его администрации, которые, тайно не подчиняясь ему, защищают его же от тюрьмы.

 

Раскрывая все эти детали, отчет Мюллера, безусловно, тщателен, но также и тревожно неполон. Мюллер принял решение не выписывать повестки в суд, когда они, казалось, были оправданы, по-видимому, желая закончить дело до 2020 года . В докладе отмечается, что некоторые полученные Мюллером доказательства являются неприемлемыми и что некоторые свидетели ссылаются на Пятую поправку (отказ от  самообвинения), уничтожают доказательства или полагаются на зашифрованные сообщения, которые преднамеренно самоудаляются. Мюллер так же приводит примеры того, что может быть истолковано как свидетельские фальсификации. Ложь, сказанная людьми, связанными с кампанией Трампа, — говорится в докладе, — существенно повлияла на расследование вмешательства России в выборы.

 

Доклад неполон и в другом отношении: его основное внимание уделяется уголовному расследованию вмешательства России, а не параллельному контрразведывательному расследованию ФБР, с которого и началась вся история. Россия совершила кибератаку на американскую демократию, продемонстрировав другим потенциальным противникам (не говоря уже о потенциальных американских подражателях), что это возможно. Это явная и реальная опасность. Но когда следователи обнаружили интерес сотрудников кампании Трампа к взаимодействию с русскими, действия контрразведки сразу стали усложнены и связаны необходимостью открытого уголовного расследования.

 

Разделы доклада, в которых рассматриваются цели и достижения России, подверглись наибольшим правкам. В публичной версии доклада вмешательство приписывается приказам «высших эшелонов» российского правительства, но не конкретно президенту Владимиру Путину. В этом смысле доклад Мюллера мало напоминает последний подробный, финансируемый правительством США доклад о преступлении, совершенном иностранным противником против Соединенных Штатов, который был подготовлен комиссией «9/11». Тот доклад включал тщательный анализ того, как «Аль-Каида»  планировала и осуществляла атаки, изучал природу сбоев в системе безопасности США и имеющихся уязвимостей, а так же выдвигал ряд рекомендуемых мер. Публичная версия доклада Мюллера не предлагает ничего подобного. Многие разделы, посвященные роли технологий допустивших возможность российского вмешательства, сильно отредактированы: почти две трети текста, касающегося деятельности России в киберпространстве, вымараны. В результате доклад дает ограниченное представление об отношениях, если таковые имеются, между многими различными субъектами с российской стороны, не все из которых были государственными функционерами.

 

Вспомним печально известный эпизод, который произошел 27 июля 2016 года, когда Трамп в своей предвыборной речи попросил российской помощи в разгроме Клинтон, чтобы заполучить личные электронные письма, которые она отказалась передать во время расследования случая использования ею частного сервера в период, когда она была госсекретарем. «Россия, если слышишь, я надеюсь, что вы сможете найти 30 000 электронных писем, которые пропали», — сказал Трамп.

Мюллер докладывает, что в течение примерно пяти часов офицеры военной разведки России атаковали домашний офис Клинтон, отправляя вредоносный код, скрытый в электронных письмах, на 15 учетных записей, связанных с ее офисом. «Неясно, — загадочно отмечается в докладе, — как они смогли идентифицировать эти учетные записи электронной почты, которые не были публичными».

 

 

ПРАВДИВОЕ ПРЕУВЕЛИЧЕНИЕ
Как и когда Соединенные Штаты окунулись в сумеречную зону Мюллеровского доклада и последовавшей на него реакции? В каком-то смысле все началось с двух параллельных выдумок эпохи холодной войны.

 

Сперва было ЦРУ. Хотя американский дипломат Джордж Кеннан  в своей «Длинной Телеграмме» предложил осуществлять политику сдерживания, которая в конечном итоге привела бы к внутренней эволюции или краху советского коммунизма, не все поняли суть. ЦРУ мечтало о чем-то другом. Многие лица и группы внутри и за пределами правительства США, включая разведывательные службы, пытались отбросить советскую угрозу, поддерживая вооруженных мятежников, стремившихся свергнуть советский режим и его союзников. Эти меры, как правило, приводили к обратным результатам.

 

Но затем, в 1985 году, в Москве появился колдун по имени Михаил Горбачев. Находясь на вершине власти в сверхцентрализованной системе, советский лидер ослабил цензуру, чтобы мобилизовать поддержку своих реформ, поощряя советских журналистов публиковать одно за другим ранее запретные откровения, что глубоко очернило имидж государства. Горбачев легализовал механизмы свободного рынка, расшатавшие плановую экономику, а также конкурентные выборы, позволив населению продемонстрировать неодобрение монополии коммунистической партии. Он потребовал от советских государств-сателлитов в Восточной Европе реформ, которые быстро дестабилизировали всю империю. Чтобы защитить себя от переворота, он пустил вразнос центральный контроль над всей системой, осуществляемый партийным аппаратом, до того цементировавший федеральное государство в одно целое; другими словами, он создал добровольный Федеральный союз государств, позволивший тем легко отделиться. Генеральный секретарь Коммунистической партии сделал то, о чем мечтало ЦРУ, но не смогло осуществить: он разрушил систему.

 

И у КГБ тоже была мечта. Во время Холодной войны ее оперативники мечтали об ослаблении, возможно, даже распаде НАТО и подрыве сплоченности Запада. Его агенты хотели рассорить союзников США в Восточной Азии, пытаясь вбить клин между Соединенными Штатами и Южной Кореей или Японией. КГБ работал на всех парах, чтобы дискредитировать политическую систему США, распространяя слухи, подрывающие веру  американцев в беспристрастность американских судов и судей, в американские СМИ, чтоб заставить американскую общественность поверить, что политическая система США сфальсифицирована. Москва стремилась разделить американцев на классы, надеясь, что недовольство обернется дисфункцией и, возможно, даже социальным коллапсом. Но Соединенные Штаты — политически разнообразная нация, и ее широкие политические различия являются нормой, потому что в стране есть демократические институты, позволяющие выражать свое мнение и конкурировать. Ни КГБ, ни его постсоветские преемники не были в состоянии разрушать американскую систему извне, как бы они ни старались.

 

А затем пришел Трамп. Очевидно, что аналогия Горбачев-Трамп некорректна. Соединенные Штаты — не коммунистический режим, а конституционный порядок с верховенством закона, динамичной рыночной экономикой и открытым обществом. Действительно, одна из причин, по которой большинство республиканцев не поехали кукушкой, глядя на выкрутасы Трампа, заключается в том, что они верят в устойчивость  американских институтов (другая причина — их согласие с политикой Трампа, страх  поражения на выборах и зависимость от него, горячее желанием удержать Белый дом от демократов —цель, поддерживаемая почти половиной электората). Тем не менее, даже такое спекулятивное сопоставление Горбачева и Трампа может помочь понять, как контрразведывательное расследование ФБР внезапно превратилось в уголовное расследование кампании Трампа, а затем самого Трампа, в конечном итоге приведя к докладу Мюллера.

 

Трамп озвучивал строки прямо как из учебника КГБ: пресса-враг народа, американские правоохранительные органы коррумпированы, НАТО устарело, торговые партнеры США — сплошное жулье. Все это время семья и соратники Трампа тайно встречались с россиянами и лгали сперва о факте этих встреч, а затем об их содержании. Эти встречи проходили в контексте многолетних попыток Трампа вести свой бизнес в России и других странах бывшего Советского Союза. Завышенные цены на недвижимость — это в какой-то степени бизнес, построенный на отмывании денег, при этом все покупающие за наличку  должны отмывать средства сомнительного происхождения. Любое серьезное расследование, связанное с его бизнесом, с повесткой в суд, представляло бы серьезную юридическую угрозу для Трампа и его семьи (в докладе кратко упоминаются попытки Трампа заключить сделки с недвижимостью в Грузии и Казахстане. Остается неясным, являются ли эти или связанные с ними вопросы частью двенадцати текущих уголовных расследований, детали которых вымараны в публичной версии доклада).

 

Связи Трампа с Россией едва ли были секретом во время предвыборной кампании. В июне 2016 года Кевин Маккарти из Калифорнии, бывший тогда лидером республиканского большинства в Палате представителей, а теперь являющийся лидером меньшинства и верным сторонником Трампа, заявил коллегам по партии на тайно записанной встрече: «есть два человека, которым, я думаю, Путин платит: Рорабахер и Трамп» (Дана Рорабахер была забавным пропутинским республиканским депутатом из Калифорнии). Когда некоторые из присутствующих засмеялись, Маккарти добавил: «Клянусь Богом!»

 

Самым показательным примером отношения команды Трампа к России была известная встреча представителей компании Trump Tower в июне 2016 года с группой россиян, которые сообщили, что у них имеется компромат на Клинтон. Встреча была организована Дональдом Трампом-младшии, при участии Кушнер и Пола Манафорта, который вел в то время дела. Стив Бэннон, ставший через несколько месяцев после встречи председателем компании Трампа, а позже — главным стратегом Белого дома, сказал журналистам, что встреча была «предательской». Бэннон добавил: «Даже если они там считали, что это не измена, а просто не патриотично, или еще какое  дерьмо, то думаю, они все равно должны были немедленно сообщить в ФБР».

 

Учитывая факт таких контактов, нет никаких сомнений в том, что независимое расследование кампании Трампа было весьма актуально. А уж вся эта история «Трамп-Россия» окончательно снесла с катушек большую часть средств массовой информации, итак безумных даже по сегодняшним приниженным стандартам. В своем освещении антагонисты Трампа иногда опускались до его уровня. «Я играю на человеческих мечтах», — написал Трамп в The Art of the Deal. «Людям хочется верить во что что-то большое и невероятно захватывающее. Я называю это правдивым преувеличением». В последние два года основными источниками «правдивого преувеличения» был не только Трамп, но и элитные медийные личности, которые разжигали страсть либералов, к тому, чтобы история Трампа-России стала самым большим и самым зрелищным политическим скандалом в истории США.

 

Среди наиболее комичных обвинений было утверждение, что русские еще больше разделили американцев. На самом деле, во время кампании 2016 года граждане США понасоздавали и распространили гораздо больше раскольнических материалов в интернете, чем смогли бы русские, а американские журналисты распихали их еще дальше. Точно так же возмущенное позерство с тем, насколько беспрецедентно было для враждебной иностранной державы так нагло вмешиваться в выборы другой страны, слепо игнорирует бесчисленные случаи других стран, занимающихся именно этим.
КГБ делал это с Соединенными Штатами во время Холодной войны. Англичане делали это с США еще раньше, в 1939 году, получив даже доступ к секретным данным опросов. И сами Соединенные Штаты делали это во всем мире. Великие державы вмешиваются в дела других стран, потому что могут, и будут вмешиваться до тех пор, пока не получат от души по шапке .

 

Призрак всемогущего, всеуправляющего, неисправимо злого Кремля отвлек слишком много внимания от собственных недостатков американцев и их обязанностей по самоисправлению. Сегодня в России все еще полно теорий заговора о том, как ЦРУ разрушило Советский Союз и как Горбачев на самом деле был невольным (или, наоборот, слишком хитрым) агентом американцев. Неважно, что Горбачев был самолюбивым продуктом советской системы. Реформированный «коммунизм» Горбачева был совершенно доморощенным. Признание этого, вместо того чтобы гонять  слухи о Горбачеве, заставило бы российское общество более полно разобраться с внутренними факторами, вызвавшими крах советской системы. Аналогичным образом, в Соединенных Штатах одержимость российским вмешательством и сумасбродные спекуляции о том, что Трамп является агентом Кремля, помогли заткнуть многие внутренние проблемы и сделали возможной победу Трампа.

Между тем сторонники Трампа раскрутили свою теорию, уверяя, что прокурорское расследование кампании Трампа было зловещим заговором, порожденным в недрах ФБР. Соперничающие байки — Трамп как «российский агент», ФБР как «глубинное государство» — удивительным образом подпитывают друг друга и продолжают формировать политику. Как будто Мюллер никогда и не писал своего доклада.

 

 

ИГРА ОЖИДАНИЙ
Правительство больше не вызывает должного интереса историков. Слишком немногие в этой области стремятся понять, когда и как люди находят способы трансформировать политическую конъюнктуру, находить и использовать возможности, которые другие не видят, превращать невозможные ситуации в действия. Есть тут доля удачи, но видение будущего и высшая тактическая ловкость являются решающими. Такие личности обычно занимают самые высокие посты в политической и социальной жизни: президенты (Рональд Рейган), государственные секретари (Джордж Маршалл), председатели Федеральной резервной системы (Пол Волкер), лидеры движения (Мартин Лютер Кинг-младший). Канцелярия специального юрисконсульта не обладает такими преобразующими полномочиями. Те, кто надеялся, что Мюллер спасет страну, взвалили на него непосильную роль. Но имеют ли налогоплательщики право ожидать большего, чем то, что сделал Мюллер?

 

Редко когда к американцам обращались с такой массой правдивой и приписываемой информации о работе высшей исполнительной власти. При всей халатности средств массовой информации, отчет Мюллера подтверждает большую часть расследований New York Times, Washington Post и Wall Street Journal. В отличие от газетных публикаций, Мюллер не был обязан защищать свои источники предоставлением анонимности. Несмотря на мощные рычаги влияния, данные правом вызова свидетелей и предъявления уголовных обвинений, специальный советник мог представлять  оправдательные доказательства наряду с инкриминирующими. Мюллер также воздержался от вменения президенту коррупционных мотивов, хотя Трамп отрекся от многочисленных обещаний дать показания лично, а затем демонстрировал невероятно тяжелую форму амнезии в ответах на письменные вопросы. Возможно, такая беспристрастность освещения материалов делает картину поведения Трампа еще более тягостной.

Доклад Мюллера моделирует гражданские добродетели, которые могли бы позволить американским лидерам обновить страну. Инструменты, в которых они могли бы нуждаться, находятся под рукой, в форме мощных демократических институтов страны и прочных основополагающих нравственных принципах умеренности, справедливости и здравого смысла. Никакого обновления, конечно не случится, во всяком случае, в ближайшем будущем. Сейчас политика превосходит технократию. Мюллер действовал как сдержанный профессионал, плескаясь в пене партизанской болтовни. Но, как оказалось, он не мастер тактики. Напротив, прокурору Барру удалось опубликовать почти весь отчет  (разделы о недостойном поведении Трампа наименее вымараны), не навлекши на себя гнев президента, который вместо этого принялся обвинять Мюллера в излишних подробностях. Публичная версия доклада не предполагает победы ни для лагеря сторонников Трампа, ни для его противников, ни, что действительно разочаровывает — никакого возможного их примирения. В результате ситуация еще больше зашла в тупик.

Возможно, обстоятельства не позволяли большего. С самого начала Мюллеру было поручено уголовное преследование, которое не могло быть возбуждено. Предсказуемо, что любое решение не обвинять Трампа будет распознано республиканцами как оправдание, хотя в докладе буквально говорится, что он «не оправдывает его». Не менее предсказуемо, что явный отказ Мюллера оправдать Трампа будет воспринят демократами как фактическое обвинение. Но Мюллер поступил иначе. Он обратился к Конгрессу, сделал шаг, который не был определен в статусе специального советника. Его доклад содержит 21 страницу об исполнительной власти президента, разделении властей и Конституции, а также рекомендации: «вывод о том, что Конгресс может применять законы о препятствиях коррумпированного осуществления президентом своих полномочий, согласуется с нашей конституционной системой сдержек и противовесов и принципом, что никто не стоит выше закона». Некоторые демократы и критики Трампа тут же ухватились за это как за предложение импичмента.

 

Однако нынешнее противостояние разыгрывается между оппозиционным Белым домом и чрезмерно ревностной Палатой представителей, контролируемой демократами, налоговыми декларациями Трампа и многими другими важными документами и свидетельствами, которые ищет Конгресс, которые, в конечном итоге станут достоянием общественности. Состязательная политическая и правовая система будет осуществлять надзор и, при необходимости, привлекать президента к ответственности в рамках средств правовой защиты, установленных Конституцией, и, прежде всего, с учетом настроений избирателей.

 

БОЛЬШОЙ СЮРПРИЗ
В конечном счете, что мы имеем? Доклад может показаться простым повтором, пусть и более детальным, того, что мы уже знали. Но на самом деле, в нем содержится огромный сюрприз. Некоторые наблюдатели, включая меня, давно предполагали, что во время кампании 2016 года россияне, которые действовали по указке Кремля (или искали его расположения), не пытались вступить в сговор с кампанией Трампа. Скорее, они пытались получить беспрепятственный доступ к внутренним коммуникациям кампании, чтобы получить оперативные секреты и компрометирующие материалы на Трампа и его людей или даже вовлечь их в незаконные действия. Я предполагаю, что история Трампа с Россией была затеяна российской разведкой ради прослушки мобильных телефонов Манафорта и его заместителя Рика Гейтса, и даже самого Трампа с  семьей. Я думаю, что российская разведка имплантировала жучки на кабелях, проходящих под и в Trump Tower, и задаюсь вопросом о принадлежащих России квартирах в башне, недалеко от кабинетов   Трампа (Трамп не вернулся в башню в течение первых семи месяцев своего президентства, считая ее небезопасным объектом. В 2017 году, когда он обвинил администрацию Обамы в прослушивании телефонов в башне, я принял это за типичные Трамповские побрехушки, но в чем то он был прав). Идея о том, что прослушка не велась во время кампании, казалась глупостью. Ведь чиновники в России, которых я давно знаю, хвастались этим умением.

 

Так что представьте мое удивление, когда я прочитал в докладе Мюллера, что русские, наблюдавшие за кампанией Трампа, не могли понять, с кем связаться, кто был ответственным или кто имел значение. Российские оперативники и посредники подходили к кампании со всех сторон, изучая каналы с людьми, не имевшими никакого влияния на политические позиции. Правда заключалась в том, что никто не был главным, и никто не имел значения, кроме самого Трампа, и он поворачивался то в одну сторону, то в другую, капризно, в своем руководящем кресле. Но русские, по сути, не смогли получить к нему доступ, даже когда кампания и Белый дом распахнули двери настежь (в докладе показано, что посол России в Соединенных Штатах в то время Сергей Кисляк отверг предложение Кушнера о том, чтобы они пообщались с использованием безопасных средств в посольстве России в Вашингтоне). Я был неправ.

 

Петр Авен, директор крупнейшего частного банка России и бывший чиновник российского правительства, рассказал следователям специального советника о том, как впервые после избрания Трампа Путин провел свою очередную ежеквартальную встречу с 50-ю влиятельными олигархами России. «Путин говорил о трудностях, с которыми сталкивается российское правительство при контактировании с приходящей администрацией Трампа», — говорится в докладе. По словам Авена, Путин указал, что не знает, с кем формально разговаривать и вообще не знает людей вокруг избранного президента. Конечно, это могло быть дезориентацией, которую Путин хотел широко распространить. Но Мюллер отнесся к этому иначе. «Как только стало известно, что Трамп избран президентом, российские правительственные чиновники и видные российские бизнесмены начали пытаться проникнуть в новую администрацию», — говорится в докладе. «Они, по всей видимости, не имели ранее налаженных контактов и изо всех сил пытались связаться со старшими должностными лицами вокруг избранного президента».

Это большое откровение: Путин, предположительно, мог помочь Трампу избраться, но не мог поговорить с ним, несмотря на публично выраженное стремление Трампа и его людей вступить в контакт и заключить сделки.

 

Справедливости ради к русским, им удалось передать членам семьи Трампа мирные планы по Украине, достаточно долго ожидавшие адресата, в то время как русские неоднократно просили узнать — от имени «Главного» (Путина)—есть ли какое движение по этому вопросу. Действительно важные игроки в кампании, такие как Дональд Трамп-младший и Кушнер, оказались не в восторге от занятия внешней политикой и не понимали, как что-то сделать в правительстве.

 

Путин и его оперативники, похоже, были не более подготовлены к победе Трампа, чем сам Трамп и его люди. Безусловно, остается вероятность, что российская разведка действительно следила за внутренними коммуникациями штаба Трампа. Но если это так, то собранная ими информация не представляла никакой практической ценности, по крайней мере с точки зрения налаживания полезного диалога в интересах России. Мир Трампа слишком хаотичен, чтобы им манипулировать. Да и российская разведка может быть менее эффективной, чем обычно, особенно при попытке действовать на территории США под контрразведывательным наблюдением ФБР, в отличие от анонимных действий через компьютеры.

 

ПРЕОДОЛЕТЬ ЭТО
Американская общественность должна осознать не только сделанное русскими, но и то, чего они не сделали. Россия не выбирала кандидатов в президенты от соответствующей партии и не изобретала коллегию выборщиков. Клинтон провела единственно  возможную Демократическую кампанию, которая смогла проиграть, а Трамп провел единственно возможную Республиканскую кампанию, которую смог выиграть. Какими бы незначительными ни были последствия действий России, это стало возможным только благодаря решающим действиям и бездействию, в которых Россия никак не участвовала. Прежде всего, Россия не создавала нелепое лоскутное одеяло и уязвимости избирательного механизма Соединенных Штатов.

 

Более того, Путин не поселил «спящего» агента в общежитии Гарварда в 2002 году, а затем не заставил его изучать психологию и компьютерные науки, разрабатывать алгоритмы социальных сетей, бросить учебу в 2004 году, проникнуть в Кремниевую долину и создать частную компанию, которая достигает феноменальной прибыли, монетизируя любовь американцев к чрезмерной открытости и постоянной потребности  чувствовать себя оскорбленными. Не заставлял Путин и средства массовой информации восхвалять этого агента до небес. Он также не заставлял инвесторов вкладывать деньги в это скрытое российское оружие, тем самым расширяя его охват и власть. Нет: Facebook попал в руки Путина лишь в 2016 году, и он все еще там. В докладе Мюллера американские технологические фирмы привлекают отдельное внимание: один раздел называется «операции через Facebook», другой – «операции через Twitter». Но ни слова о том, что власти должны сделать, чтобы смягчить уязвимости, которые создают социальные медиа.

 

Остается неясным, узнает ли когда-нибудь общественность больше о серьезном контрразведывательном расследовании ФБР в отношении российского вторжения? Сотрудники ФБР работали с офисом Мюллера и делились информацией, «не вся из которой содержится в этом томе», отмечается в докладе. Но в докладе ничего не говорится о том, что стало с этой информацией. Если контрразведывательное расследование продолжается и включает в себя тайные источники и методы, то Барр может быть и прав, отказавшись выполнить требование Конгресса о полном отчете по основным материалам Мюллера.

 

В конце концов, доклад Мюллера не дает ответа на вопрос, что мотивирует подобострастие Трампа по отношению к России. При обсуждении реакции Трампа на  любое упоминание о вмешательстве России и его странных публичных заявлений,  отрицающих вину Путина, в докладе говорится о неуверенности Трампа в том, насколько  его выборы могут рассматриваться как нелегитимные, а также о его желании построить  Башню Трампа в Москве. В докладе нет раздела, анализирующего давнюю зависть Трампа к сильным правителям. В докладе также не рассматриваются взаимные неудачи российско-американских отношений. Три президента, которые предшествовали Трампу, все из которых отработали два срока, не смогли понять, как управлять американо-российскими отношениями в долгосрочной перспективе. Каждая попытка вовлечения или «перезагрузки» сопровождалась некоторой версией попытки изоляции, кульминацией которой были санкции и отсутствие видимого пути вперед. Но Трамп не стал даже затевать никакой «перезагрузки»: несмотря на его чрезмерные выражения восхищения Путиным, его администрация сходу перешла к фазе санкций и взаимных обвинений.

 

В этом ракурсе атаку России на американскую демократию нельзя рассматривать даже как тактический успех. Вместо того чтобы добиться юридического признания расчленения Украины или отмены ограничений, Путин получил груз дополнительных санкций. Кибер-атаки  и распространение украденных электронных писем были техническим успехом, но их вклад в победу Трампа был в лучшем случае незначительным. Кремль действительно заставил Вашингтон зациклиться на России нездоровым образом, и действия Москвы сыграли свою роль в запуске этого неистового расследования. При этом у Соединенных Штатов есть устойчивые институты (в отличие от коррумпированных в России), гигантская экономика (в отличие от российской средней) и мощно самоорганизованное гражданское общество (в отличие от угнетенного в России). Именно поэтому высокообразованные, предприимчивые россияне продолжают иммигрировать в США.

 

Именно поэтому, несмотря на неудовлетворенные ожидания от доклада Мюллера, момент Трампа — это возможность. Лучшее, что есть в Соединенных Штатах, должно быть заново открыто, изобретено и перестроено для решения проблем, стоящих перед страной: биоинженерией, повышением уровня моря и экстремальными погодными условиями, чрезмерной концентрации экономической мощи и геополитического соперничества с Китаем. Прежде всего, стране необходимы крупные внутренние инвестиции в человеческий капитал, инфраструктуру и добропорядочное управление. Инстинктивное использование Трампом недавних неудач Вашингтона является решительным напоминанием о том, что страна должна уделять внимание этим элементам американского величия. При завышенной цене Трамп, тем не менее, может стать подарком, если его правильно понять.

 

— — — — — — — — — — —

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о