Еженедельник сообщества "Новороссия"

США: ОТ ПРОГРЕССА К ДЕГРАДАЦИИ

Как известно, историю пишут победители. И нынешнее аристократическое сообщество США упорно вдалбливает в головы поклонников гамбургера и кока-колы, что именно их псевдодемократическое устройство общества сделало их великой державой. Вместе с тем исторический фактаж, который по беспечности американских идеологов дошел до наших дней, заставляет взглянуть несколько иначе на путь взлетов и падений США.

Лучше армия баранов под командованием львов,
чем армия львов под командованием баранов.
Древняя поговорка
 
Изначально территории американских колоний были всеобщей помойкой, куда Великобритания, Франция, Голландия, Испания и др. ссылали каторжан, авантюристов, религиозных отщепенцев и радикальных революционеров. Вслед за ними «цивилизованные» европейцы целыми кораблями отсылали обнищавшие семьи своих подданных, кои своим «неблагородным» видом смущали ясный взор «высокородных» особ. Вместе с колонистами и заключенными, для контроля за «отбросами европейского общества», Европа направляла туда колониальные войска. Состояли они в основном из тех, кого не жалко, под руководством провинившихся офицеров. Лучшие войска Старый Свет всегда оставлял у себя для участия в военных разборках с соседними королевскими династиями.
 
На территории американских колоний не было централизованного управления, как в Европе. И вся жизнь поселенцев определялась шерифами и комендантами крепостей, которые назначались губернаторами территорий. Борьба с индейцами заставила шерифов вооружать колонистов, что привело к ослаблению их личной силовой власти, а также к появлению множества разбойничьих банд из колонистов-авантюристов, дезертиров, а также сбежавших каторжан и рабов.
 
С попустительства губернаторов, неспособных управлять обширной территорией, в отдаленных поселениях колонисты начали сами выбирать своих старост и шерифов. В еще более отдаленных от фортов и крепостей поселениях шерифами становились главари разбойничьих банд, которые захватывали поселения, устанавливали свой порядок и отбивали набеги других бандитов. Там, где «новая власть» создавала невыносимую жизнь колонистам, люди собирались и уходили в поисках более спокойного места. В тех же местах, где шерифы смогли обеспечить поселенцам относительную стабильность существования, колонисты оставались. В результате такой селекции самоуправленческих систем появились стабильные структуры с открытыми социальными лифтами.
 
По сути, эта селекция еще в XVIII в. зародила на территории британской колонии общество с элементами социализма. Правда, наличие рабов заставляет относить ранние американские социосистемы не к социалистическим (бесклассовым), а к прасоциалистическим, таким, какими были Древний Рим и греческие полисы. Здесь стоит заметить, что в классовом обществе стабильность социосистемы поддерживают фильтры, мешающие человеку, рожденному в «неблагородной» семье, получить более высокий статус. Но эти же фильтры и «заблатняют» все сферы, обеспечивающие развитие социума. Поэтому, когда в колониях появилось «общество возможностей», из Европы в Америку хлынул поток специалистов, не сумевших реализовать себя на родине.
 
Это подстегнуло прогресс и улучшило качество жизни колонистов. И чем сильнее становились объединенные общины поселенцев, тем больше возникало противоречий между имперской формой управления Великобритании и коллективными сообществами американских колонистов. В результате все это привело к войне за независимость США.
 
Изначально вспыхнули только несколько штатов, но вместо политического диалога с лидерами повстанцев Великобритания прибегла к силовому варианту решения конфликта. Несмотря на лучшее вооружение, сильный флот и огромные ресурсы Британской метрополии, Англия проиграла эту войну. Британские солдаты, посланные на подавление бунта, были лучше подготовлены и оснащены, чем восставшие колонисты, но офицерский состав королевских войск намного уступал командирам повстанцев. Не секрет, что все офицерские должности в Англии либо покупались, либо раздавались представителям аристократии. Из общего числа «благородных» офицеров лишь немногие были грамотными руководителями. Остальные же были избалованные мажоры из обнищавшей аристократии, у которых не хватило денег купить чиновничью должность в Англии. А вот у потомков каторжников и бандитов такой проблемы не было. В армии взбунтовавшихся штатов поселенцы выбирали своими командирами людей с хорошими организаторскими способностями. И, уверенные в своем превосходстве, британские аристократы в результате проиграли войну обществу с открытыми социальными лифтами.
 
Однако после получения независимости, Штаты, как и Древний Рим, из коллективного общества стали деградировать в сторону феодализма. После бурного развития государственных институтов в их социосистеме возникла прослойка богатейших и влиятельных кланов. На Юге это были семьи плантаторов-рабовладельцев, на промышленном Севере – владельцы заводов и фабрик. Хотя они и не носили титулов, как европейские аристократы, но обладали тем же положением в обществе, что и бароны с графами.
 
При этом Север США зависел от поставок ресурсов Юга, а Юг – от поставок промышленных товаров. Излишнее задирание цен на свои товары и сырье привело к открытому конфликту между элитами Севера и Юга. Их представители в тогда еще молодом конгрессе не смогли разрешить это противоречие. В 1861 г. началась гражданская война. Последующие поколения попытались прикрыть разжигание братоубийственной войны борьбой за права чернокожего населения. Однако анализ дошедших до наших дней публичных высказываний политиков Севера говорит о том, что им на самом деле было глубоко наплевать на судьбу чернокожих рабов. Рабство было удобно всем.
 
Африканцев-рабов изначально использовали и на плантациях Юга, и на рудниках Севера. Правда, на Севере из-за более холодного климата рабы умирали чаще, что приносило убыток рабовладельцам. Поэтому на заводах и рудниках дешевле было нанимать за 50 центов в день эмигрантов, чем после каждой смерти чернокожего раба покупать нового за 1000 серебряных долларов. Так что запрет рабства лоббистами Севера был призван сделать более уступчивыми феодалов Юга. Но у южных потомков европейских висельников и бродяг взыграла аристократическая гордость, и феодалы не уступили северянам.
 
После поражения Юга северные феодалы, под предлогом «гуманизма», отменили рабство, дабы выжившие элиты южных штатов уже больше не смогли получить экономическое превосходство. Также в период гражданской войны был запущен печатный станок для бумажных долларов, что позволило не только освободить золотые монеты для импортных закупок вооружения, но и сделало приближенных к станку банкиров, генералов и политиков баснословно богатыми людьми.
 
В последующие годы, благодаря все еще открытым социальным лифтам для специалистов-эмигрантов, США устранили последствия гражданской войны и начали удивлять мир своими изобретениями, технологическими новшествами и грандиозными проектами. А управленческий аппарат тем временем сходил с пути социализма в сторону олигархического общества. Часть могущественных американских кланов того времени получали деньги напрямую от печатного станка. Остальные же являлись хозяйственниками, к примеру, клан Рокфеллера. Это привело к тому, что влияние олигархических групп на правительственные структуры стало возрастать, а влияние представителей общин и других мини-социумов – снижаться.
 
В результате и промышленный, и финансовый капиталы начали творить все что заблагорассудится, без оглядки на собственное население. Многочисленные спекуляции на фондовой бирже приводили к надуванию экономических пузырей. К 30-м гг. XX в. станок уже не успевал печатать привязанные к золоту доллары, чтобы сдуть эти пузыри.
 
И вот однажды, 29 октября 1929 г. на Нью-Йоркской бирже очередной пузырь наконец лопнул, и безответственная политика олигархических ставленников привела к Великой депрессии. Массовая безработица привела к снижению зарплат у тех, кого еще не уволили. В городах США начинался голод. Репрессивные меры больше не сдерживали бунтовавший социум. В 1932 г. полиция Детройта расстреляла шествие голодающих рабочих. Подавлять волнения становилось все тяжелее и тяжелее. И тогда обслуживающий олигархов управленческий аппарат осознал, что если все так и оставить, то рано или поздно обозленный социум поднимет всех на штыки.
 
Если судить по их дальнейшим поступкам, конгрессмены из поборников капитализма неожиданно стали ярыми социалистами. Сначала они раскулачили на значительные суммы олигархов. Потом ввели госконтроль в экономике. Установили жесткие правила игры на фондовой бирже. Далее создали систему социальной поддержки и начали активно нанимать безработных на общественно-полезные работы. Венцом их почти коммунистической ярости стала тотальная конфискация золота у населения. Тем, кто отказывался сдавать золото или утаивал, грозило на выбор: штраф в 10 тыс. долларов либо 10 лет тюрьмы. Конфискованное золото позволило обеспечить устойчивость запущенному в полную силу печатному станку. Так что возвращение к социально направленной модели общества уберегло тогда США от деградации.
 
К концу 30-х гг. в мире бурно развивались три гибридных государства с элементами социализма. Первым был советский социал-пролетаризм. Преимущества получали выходцы из рабочей среды, готовые приносить пользу общему социуму. Для крестьян, бывших помещиков и других «непролетарских» категорий социальные лифты были перекрыты. Вторым государством была фашистская Германия с идеями национал-социализма. Преимущества в карьере получали представители арийской расы, готовые служить на благо жестко сегрегированному социуму. И наконец, США с идеологией социал-капитализма (демократией). Преимущества в обществе получали богатые люди, готовые приносить пользу американскому социуму.
 
Во время Второй мировой войны немецкий национал-социализм подмял под себя все европейские страны с устаревшими полуфеодальными или королевскими системами правления. Англию спасло лишь ее островное положение. Но когда упоенный своим превосходством национал-социализма Гитлер решил пойти войной на другую социалистическую систему управления, то после четырех лет кровопролитных боев СССР все-таки сломил хребет нацисткой химере. Однако, по результатам войны, наибольшую выгоду от взаимного истребления своих конкурентов извлек американский социал-капитализм.
 
Обладая сохраненным преимуществом в экономике, США опустили деградирующую Британскую империю до уровня региональной державы. Далее последовало противостояние американского социал-капитализма (демократии) и советского проекта общества равных возможностей. К сожалению, первой деградировала до феодального уровня советская социосистема. Места баронов и графов в СССР заняли секретари обкомов. Вместо царя – генсек. Произошло свойственное феодализму «заблатнение» управленческого аппарата. И, как следствие, – предательство советскими элитами интересов народа.
 
После искусственного мирового кризиса в 1987 г. советские князьки окончательно определились в своем решении поделить СССР на удельные княжества и взять идеологический курс на американский социал-капитализм. Однако после распада СССР Штаты тоже свернули в сторону вырождения. Сейчас американский истеблишмент ничем не отличается от олигархической обслуги конца 20-х гг. От новой Великой депрессии США пока еще спасает печатный санок и военные базы по всему миру.
 
Но ошибки деградирующего правящего класса США неизбежно приведут к тем же самым ошибкам, что были в ранней истории становления их государственности. Так что впереди американцев уже ждут их «любимые грабли», на которые они с постоянством мазохиста неизбежно наступают.


Марта Ветрова
газета НОВОРОССИЯ №178
8 февраля 2018