Еженедельник сообщества "Новороссия"

СОХРАНЯЮЩАЯ ЛЮБОВЬ

Есть в Донецке православный храм, посвященный настоящей любви. Он посвящен человеку, женщине, отдавшей все ради самого любимого человека, своего мужа. Любовь к нему была настолько сильна, что многие считали ее безумной. Но что важно, так это то, что свой тяжелый выбор эта женщина сделала с радостью и никогда не считала свою жизнь непосильной ношей. Сила любви дала ей истинную святость, открыв многие духовные дары.

И в наше время православные просят у Хранительницы прочности семейных уз, верности, истинных чувств, крепкой любви. Она никому не откажет. Она – святая. Приходите в храм блаженной Ксении Петербургской, что на Донском, почтите и помяните праведницу.
 
Андрей Феодорович – так обращались к этой женщине люди на улице. Блаженная Ксения – так почитает ее Православная церковь.
 
Житие блаженной Ксении Петербургской явилось гимном любви, подобного которому не помнит история человечества, не знает всемирная литература. Живым отрицанием гибели любимого человека, светлым олицетворением торжества бессмертия и вечного союза любви стала ее жизнь.
 
Родилась Ксения в первой половине XVIII ст. в семье благочестивых и благородных родителей. По достижении совершеннолетия она по любви вышла замуж за молодого офицера, Андрея Феодоровича Петрова. Они мирно жили в доме на Петербургской стороне, о них можно было сказать, что живут душа в душу. Но в жизни человеческой вслед за радостью нередко приходит горе. Ксении было 26 лет, когда ее муж внезапно скончался.
 
Это трагическое событие изменило жизнь молодой женщины. Страдания ее описать невозможно. Любовь Ксении была настолько сильна, что она ни за что не хотела поверить в смерть любимого. Но больше всего она была потрясена тем, что ее муж не успел принести покаяние. В тоске, рвавшей ее сердце, Ксения с молитвой обратилась к Богу. Каким был ответ на эту молитву, показывает вся ее дальнейшая жизнь. Это было благословение свыше на подвиг юродства Христа ради. Ведь самочинно, без благодатной помощи нести этот подвиг невозможно. С радостью и готовностью Ксения приняла решение: несением этого тяжелейшего креста вымолить у Бога прощение прегрешений раба Божиего Андрея.
 
На похоронах мужа Ксения Григорьевна уже не казалась такой убитой, как в первые дни. Ее знакомые увидели, что с ней что-то произошло. Спокойно и решительно ступала она за гробом, движения ее были резки и порывисты, на лбу и у рта залегли глубокие складки. Однако пришедших проститься с полковником Петровым всего сильней поражала одежда вдовы: она шла позади гроба в мундире своего мужа.
 
«Андрей Феодорович вовсе не умер, – сказала она на кладбище. – Ксеньюшка моя скончалась, я же грешный весь тут». Слышавшие это вздыхали, грустно поглядывая на вдову.
 
Все знали, как супруги любили друг друга, и не сомневались, что несчастная вдова сошла с ума от горя. Однако на самом деле в душе блаженной Ксении горя уже не было. Она светилась радостью от того, что вступает на верный путь служения почившему супругу. Женскую свою сущность перечеркнула и носила на себе мужские одежды как святые ризы любви. С этим именем стала она на путь христианских подвигов, полагая их священным выкупом за душу любимого.
 
В наследство от мужа остался дом. Часть этого дома снимала благочестивая христианка Параскева Антонова. Утешая после похорон «помрачившуюся умом» Ксению, Параскева спросила: «Как же ты будешь жить теперь, матушка?». – «Да что, ведь я похоронил свою Ксеньюшку, и мне теперь больше ничего не нужно. Дом я подарю тебе, только ты бедных даром жить пускай; вещи сегодня же раздам все, а деньги в церковь снесу, пусть молятся об упокоении души рабы Божией Ксении». На вопрос Параскевы, чем же она будет жить и кормиться, блаженная ответила: «Господь питает птиц небесных, а я не хуже птицы. Пусть воля Его будет».
 
На другой день Ксения Григорьевна действительно передала ей дом, раздарила свое имущество и отнесла деньги в церковь. Как вдове офицера, ей полагалась пенсия, но она ее не взяла. Родственникам мужа была нестерпима мысль, что они теряют добротный каменный дом, и они обратились к врачам, тоже полагая, что Ксения не в своем уме. Врачи побеседовали с молодой женщиной и вынесли решение, что она вполне нормальна, никаких признаков сумасшествия у нее нет, а потому она имеет право распоряжаться своим имуществом, как ей захочется. И вот, раздав все, что у нее было, в одном костюме почившего мужа Ксения оказалась на улице, возлюбив нищету Христову.
 
6 февраля – память святой блаженной Ксении
 
Строгий постник, носящий тяжкие вериги аскет, суровый молчальник могут вызывать в людях восхищение. Но кто станет восхищаться сумасшедшим бродяжкой, каким представляется юродивый общему мнению? И сколько мужества нужно человеку, обладающему светлым разумом, чтобы, смиряясь, на глазах у всех отречься от плотского ума и растоптать его. «Смиренный не падает. Куда упасть ему, если он считает себя ниже всех?» – говорит преподобный Макарий Великий.
 
В своем странном одеянии блаженная Ксения целыми днями, в любое время года бродила по улицам Петербурга. Встречающимся знакомым и обращающимся к ней по имени она говорила: «Ну какое вам дело до покойной Ксении, она вам ничего худого не сделала!». Она никогда не откликалась, если ее называли Ксенией, но всегда с готовностью отвечала, если ее звали Андрей Феодорович.
 
Немудрено, что люди привычно думали, будто бы Ксения сошла с ума. Бывало, что злые люди и особенно уличные мальчишки глумились и смеялись над блаженной. Но она переносила все с ангельской кротостью и смирением, продолжая зимой и летом, в стужу и зной скитаться по улицам города. Изредка заходила она к своим знакомым, беседовала, обедала и снова отправлялась странствовать. Где она проводила ночи, долгое время никто не ведал. Однажды проследили и выяснили, что Ксения в любое время года, несмотря ни на какую погоду, уходит на ночь за город, в поле, и до восхода солнца молится, делая земные поклоны на все четыре стороны света.
 
Постепенно многие из жителей Петербурга поняли, что Ксения – не простая нищенка. Милостыню она брала не от каждого, а лишь от добрых и благочестивых людей. Брала всегда только «царя на коне» (копейку с изображением всадника великомученика Георгия Победоносца) и тут же отдавала нищим. Если нищих не было поблизости, копейку получали мальчишки, чтобы купить лакомств. Заходила блаженная не в каждый дом, куда ее приглашали, а приглашали ее часто, т.к. заметили, что в домах, где хотя бы недолго побывала Ксения, воцарялись мир, порядок и радость.
 
Многие жалели ее, старались чем-то помочь. Одежда мужа совершенно истлела, и Ксения стала одеваться зимой и летом в лохмотья; на босых ногах, распухших от мороза, носила рваные башмаки. Ей предлагали теплую одежду, обувь, деньги, но Ксения не соглашалась брать ничего и неизменно одевалась в красную кофту и зеленую юбку, либо в зеленую кофту и красную юбку – это были цвета военного мундира ее супруга.
 
То было время царствования императрицы Елисаветы, а потом и Екатерины II. Во дворцах и особняках столичного Петербурга велись пустые светские разговоры, «прожигала» жизнь и дралась на дуэлях дворянская «золотая» молодежь. Какой чужой, какой чуждой этому развращенному вельможному городу, не знавшему и не желавшему знать о великой своей святой, была блаженная Ксения. Не мудрым и сильным несла она лучезарную свою душу, а простым людям: извозчикам и ремесленникам, мещанам и купцам, бедным вдовам и сиротам.
 
Только Богу известно, как могла выдержать босая и плохо одетая женщина затяжные петербургские дожди, когда пронизывающий ветер дует со всех сторон, трескучие морозы, когда и в теплой одежде неуютно. 45 лет подобной жизни провела блаженная и достигла таких высот духовного совершенства, такой силы веры, при которой вся жизнь становится непрестанным чудом, явленным Божественной благодатью.
 
Молва о строгой подвижнической жизни блаженной Ксении, о ее доброте, смирении, полной нестяжательности широко разнеслась по Петербургу. Купцы, мещане, чиновники, жившие на Петроградской стороне, стремились принять блаженную у себя в доме. Вместе с блаженной как будто сама любовь приходила в дом, умиряя ссорящихся, принося свет и радость. Лавочники с рынка на Петроградской стороне знали, что, если блаженная Ксения зайдет утром в лавку и возьмет хотя бы пирожок или орешек, торговля в этот день будет удачной. Уличные разносчики пряников, булок, раскрыв свои лотки, с нетерпением ждали, чтобы она взяла что-нибудь, – около счастливца тотчас собиралась толпа, расхватывая его товар.
 
Извозчики, завидев на улице святую, бросались к ней с просьбой проехать хоть несколько шагов. Число извозчиков, гонявшихся за святой, доходило до нескольких десятков. Матери подмечали, что, если блаженная Ксения приласкает или покачает в люльке больного ребенка, он непременно выздоровеет. Вот почему матери, увидев святую, спешили к ней со своими детьми. Святая с особой любовью относилась к детям, даже к мальчишкам-озорникам, которые по глупости своей обижали и дразнили ее. Она говорила каждому то, что было необходимо ему для спасения: иным ласково, а иным строго и даже грозно.
 
В письменных свидетельствах не сохранилось сведений о точном времени и обстоятельствах кончины и погребения блаженной Ксении. Однако сохранившееся до наших дней предание говорит, что перед кончиной блаженная Ксения сподобилась видеть во сне Пресвятую Богородицу, которая возвестила ей о близости дня завершения ее земного странствия и о том, что до скончания века будут почитать ее верующие. Скончалась блаженная на 72-м году жизни и была похоронена на Смоленском кладбище Петербурга, недалеко от церкви в честь Смоленской иконы Божией Матери, которую в свое время она помогала строить.
 
На вдохновенную любовь, которой пламенело сердце блаженной Ксении Петербургской, откликнулся русский народ Божий столь же великой любовью. В течение двух столетий не оскудевал поток стремившихся поклониться великой праведнице и по теплой вере своей получавших от нее благодатную помощь. Люди брали землю с могилы святой и увозили в города и веси России. Чтобы не разорился могильный холмик, положили поверх насыпи каменную плиту, но паломники разбили ее на мелкие куски и разнесли по домам. Положили новую плиту – с ней случилось то же самое. Тогда решили на пожертвования богомольцев возвести каменную часовню над могилой.
 
В 1986 г. чудом сохранившуюся часовню блаженной Ксении с любовью реставрировали и освятили. А в июне 1988 г. на Поместном Соборе Русской Православной церкви, посвященном 1000-летию Крещения Руси, блаженная Ксения была причислена к лику святых. Поскольку день кончины святой неизвестен, Русская Православная церковь при канонизации установила празднование блаженной в день ее ангела – преподобной Ксении (24 января/6 февраля).


Анджей Иконников-Галицкий
"Святые русской земли"

газета НОВОРОССИЯ №178
8 февраля 2018