Еженедельник сообщества "Новороссия"

С ВЕРОЙ В ХОРОШЕЕ / Дмитрий Дезорцев

Интересные новости просочились на этой неделе из России. Известные блогеры и политологи пытаются приоткрыть завесу столь давно назревших изменений в конституционном законодательстве Империи.

Замечу, что любая корректировка Конституции является чрезвычайно сложным делом, требующим титанических работ по соответствующим изменениям всего свода действующих законов.
 
В связи с этим председатель Конституционного суда Российской Федерации Валерий Зорькин сделал заявление, в котором отметил некоторые особенности желаемых (с его позиции) изменений. В частности, им отмечено, что
– в Конституции есть недостатки, но их можно исправить точечно;
– социальная несправедливость – основной источник общественного напряжения;
– наиболее эффективной является двухпартийная система;
– иностранные правовые регуляторы (ЕСПЧ, например) вызывают недовольство граждан;
– нужно как-то объединить присущий россиянам коллективизм с конкурентной экономической и политической средой.
 
Так же председатель обратил внимание на отсутствие баланса в системе сдержек и противовесов государственной власти, крен в пользу исполнительной власти, зыбкую грань распределения полномочий между президентом и правительством. Относительно радикальных изменений судья высказал опасения, что они могут вызвать резкую социально-политическую дестабилизацию. Иными словами, Валерий Зорькин, с одной стороны, отрицая конституционные реформы, с другой стороны, говорит о том, что социальное напряжение за последние годы усилилось.
 
На заявление председателя КС отреагировал Дмитрий Песков, в свойственной ему манере опровергнув подготовку к началу конституционной реформы. Ага, мы умеем читать между строк. Готовимся к реформе и понимаем, что правительство, несомненно, хочет и будет укреплять фундамент государственной власти, но будет стараться (насколько возможно) делать это шаговыми, поступательными движениями. По возможности.
 
Что касается мнений политологов, то они рассматривают более широкий круг задач, необходимых для качественного решения вопросов суверенитета и дальнейшего развития России.
 
В качестве основных задач реформы указываются:
1. Введение государственной идеологии.
2. Создание более эффективной системы управления и государственного аппарата в целом.
3. Значительное сокращение количества субъектов федерации.
Также ожидаются изменения в законах о политических партиях и системе выборов.
 
Все эти пункты чрезвычайно интересны, но для начала остановимся на первом из них. Статья с подходящим номером 13 Конституции России утверждает идеологическое многообразие, то есть, по сути, либеральный плюрализм. «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной». Иначе говоря, эта статья отрицает единое государственное мировоззрение. Ну как же Россия, это лоскутное одеяло, может быть единой? Тут казаки, там дагестанцы, а там калмыки и сибирчане всякие. О какой духовной оси может идти речь? Каждый сам за себя.
 
Другу Биллу такой расклад чрезвычайно нравился. Но если в период царствования Бориса Ельцина это состояние воспринималось как вполне нормальное, то на современном этапе отчетливо проявились все изъяны отсутствия того, что называется цельной государственной стратегией. И эти изъяны разрушительны. Страна просто невозможна без единой, скрепляющей дух идеологии.
 
Довелось как-то услышать от сведущих людей, что американских кураторов, понаехавших во времена сильно пьющего, удалось окончательно вытряхнуть из властных коридоров только после грузинской войны 2008 года. А так они себя вполне вольготно чувствовали, ничем, кроме сбора разведданных и насаждения толерантности, не занимаясь. И текущая Конституция была написана под их диктовку. Это конституция колонии, а не суверенной державы. Лучшие умы над ней работали. Американские.
 
Для меня «безыдейное государство» всегда было нонсенсом применительно к любой стране. Долгие годы Российская Федерация пыталась играть в какую-то нейтральность, но жизнь берёт своё: нужно определяться, кто ты, на какой стороне. За последний год мне удалось прочитать пару книг, посвящённых философско-политическому развитию русской мысли, авторы которых сделали серьёзную попытку оценить современную обстановку, состояние российского общества и перспектив долгосрочного развития с учётом сложившихся, совсем не благополучных окружающих реалий. По мнению критиков, эти издания можно рассматривать как платформы идейных смыслов уже потому, что к ним достаточно серьёзно относятся на самом верху государственной власти. Я буду несказанно рад, если увижу в представленном идеологическом своде мысли, изложенные в этих книгах.
 
Очень часто слышу от людей, разочаровавшихся во власти: что бы эта власть не затевала, она делает это только ради себя любимой, бенефициарами этих встрясок всегда означены люди «особо приближённые» с единственной целью – упрочить своё положение, нагрести миллиарды и тихо испариться в какую-нибудь швейцарскую курортную деревушку. «Наших там нет», – грустно резюмируют обычные люди, с отвращением рассматривая многослойные подбородки вершителей судеб в телевизоре, рассказывающих о необходимости подзатянуть ремни в очередной раз. И, соответственно, считают любые перемены нужными прежде всего каким-то лихоимцам, узурпирующим властные права. Вот о чём надо думать в первую очередь носителям национальной мудрости, так это о том, как убедить людей в верности предлагаемого пути. Телевизор настолько себя дискредитировал, что на него уже не стоит надеяться. Нужны какие-то новые решения.
 
И, соответственно, я, как неисправимый оптимист, хочу видеть в конституционных изменениях поворот в сторону людей. Я совсем не популист и хорошо осознаю, что сама по себе идеология не создаёт рабочие места и не повышает зарплаты с пенсиями, нет. Но она, при надлежащем отношении и с участием действительно заинтересованных людей, может вдохновить, заставить народ выйти из состояния апатии, поверить в то, что государственная машина работает не только на себя, а и на их пользу: поддерживает, защищает, даёт веру в будущее. А вера делает чудеса, помните?
 
К слову, и ЛДНР на данный момент заявлены как «безыдеологические» государства, что, конечно, в нашем понимании – абсурд. Не секрет, что Конституции обоих искусственно разделённых государств Донбасса практически целиком состоят из положений российского основного закона, за небольшими отступлениями, связанными с внутренней ситуацией. Уверен: переменится что-то в лучшую сторону в России – изменится и у нас.
 
Ну должны же мы верить в хорошее?


Дмитрий Дезорцев
газета "НОВОРОССИЯ" № 213
11 октября 2018