Еженедельник сообщества "Новороссия"

НУЖНА НОВАЯ ИДЕЯ / ПАВЕЛ ГУБАРЕВ

Считаю, что на сегодняшний день наша пропагандистская работа на Украине полностью провалена. В самом деле, как пробовали работать с начала 2014 года? С самого начала трубили о том, что на Украине воцарился то ли фашистский, то ли нацистский режим. Именно это и вызывает издевательский смех на нынешней Украине. Какой тут нацизм? Это президент Вальцман-Порошенко и премьер Гройсман – украинские нацисты? Как и евреи Яценюк (вчерашний премьер) и олигарх Коломойский – бандеровцы? Даже нынешний лидер оппозиции, и тот Рабинович.

Нынешний житель Украины отлично видит, что «Правый сектор» сейчас затолкан в маргинальщину, что не он определяет большую политику. Существование же структур «Азова» в системе МВД Авакова видится нам лишь рудиментом украинского нацизма, широкой массовой под­держки эта сила не имеет, как бы ни старалась. Обычный гражданин Украины отлично видит: тех, кто говорит не на «мове», не бьют и не калечат. Наоборот, говорят: «Все, кто живет на территории Украины, – украинцы, одна новая политическая нация». Внедряются даже термины «русскоязычный патриот Украины», «русскоязычный украинский националист».
 
Работают украинские каналы с вещанием на русском языке, хохмят на политические темы юмористы из студии «Квартал 95», не боясь жестоко осмеивать самых высокопоставленных деятелей Украины и даже иконы майдана. Их никто не кидает за решетку за «антиукраинскую деятельность», не громит и не режет. Тоталитарность украинской власти проявляется лишь в точечных карательных акциях против пророссийских активистов (как нас называли российские СМИ в 2014 г.), бытовых сепаратистов (кто сильно громко и основательно критикует власть на работе и в семье), а также запрет на пророссийскую символику и символику Великой Отечественной войны. Это ополченцев, ДНРовцев садят, пытают, режут на ремни… Именно ввиду отсутствия серьезного прессинга со стороны власти, организованное протестное пророссийское движение на Украине отсутствует.
 
Вот слова публициста Григория Кондратьева на тему правильной пропаганды об Украине:
«1. Все те глупости украинской власти и майдаунов, что так любят высмеивать, направлены против нас и ухудшают нашу жизнь. А жизнь власти и майдаунов улучшается за наш счет.
2. Все их ошибки и поражения не критичны для них, ибо они добились главного – стали господствовать.
3. Внешние и внутренние противоречия в лагере майдаунов – не повод для радости. Во внутренней борьбе выбирают самого сильного из них, чтоб бить нас. Внешние силы по-прежнему их поддерживают, несмотря на мелкие разногласия.
4. У них есть объединяющая идея, пусть она и видится нами уродливой.
5. Они готовы рисковать. Их проект активно атакует. Их база поддержки растет».
 
Тот режим, что установился на Украине с февраля 2014 г., можно назвать национал-либеральным, но никак не нацистским и не фашистским. Не очень отдаленными его аналогами можно считать режимы Гамсахурдиа в Грузии в 1990-1992 гг. и Саакашвили после 2003 г. Никакого оголтелого фюрерства, действуют все институции либеральной модели, а банды воинственных националистов используются чисто инструментально (для организации «неконтролируемой» официальной властью блокады Донбасса, например) и медийно (для продолжения формирования национальной идеи и индоктринации ей широких масс). Например, как бригады Тенгиза Китовани при Гамсахурдиа. Тогда их кидали против осетин и абхазов, не желавших жить в новой, национальной Грузии. На нынешней Украине точно так же новая-старая власть олигархов бросила добровольческие части «правосеков» воевать против «сепаратистов» Донбасса. Пускай этот беспокойный элемент погибает на полях боев, утилизируется на войне – лишь бы не бунтовал внутри и не грозил новым майданом олигархической либеральной клике.
 
Потому все усилия Москвы выставить современную власть Украины фаши­стской пошли прахом. Несмотря на укорененность мнения о «фашизме на Украине» среди населения РФ (да и в ЛДНР в значительной степени), эта пропаганда имеет самый что ни на есть обратный эффект среди населения «незалежной». Так что попытки вызвать такие же антифашистские чувства, как и в 1941-м, оказались бесплодными. Если нет фашизма – то с чем бороться? Опять же, отмечу, что говорю о восприятии жителей Украины, со многими из которых я много и долго говорил лично в течение двух лет.
 
Помните, как ранней весной 2014 г. трибуны антимайданных митингов украшались символикой времен Великой Отечественной? К ней прибегали, потому что не имели своей позитивной политической повестки и прикрывались георгиевской ленточной («деды воевали, не дадим»). Но не прошло: люди не воспринимают новую власть Украины как второе издание гитлеризма. Более того, констатируем мы, киевский агитпроп с успехом выставил РФ как агрессора, а войну на Донбассе – как отечествен­ную войну наших дней для Украины. Дескать, мы отражаем ее, как и наши деды в 1941-1945 гг. В Москве не учли того, что уже были и горбачевское оплевывание Победы в 1989-1991 гг., и четвертьвековое промывание моз­гов на Украине с 1991 г. Когда уже выросло поколение, уверенное в том, что несчастную Украину топтали два завоевателя: немцы и СССР. Что в нынешнем шизофреническом сознании отлично уживается чествование и героев ОУН-УПА, и советских ветеранов Великой Отечественной.
 
Историю Победы 1945 г. в массовом сознании народа Украины слишком вываляли в грязи и утопили во лжи, чтобы память о ней сегодня могла поднять жителей хотя бы одного Юго-Востока на борьбу с майданной властью. Молодыми события Великой Отечественной воспринимаются как незапамятное прошлое, что-то наравне с походами Олега на Царьград, как замшелая архаика. А вот украинский интегральный национализм представляется чем-то современным, европейским, модным, «крутым».
***
Так же бесславно кончились и старания Кургиняна сотоварищи апеллировать к классовой идее, к Красному смыслу. Пропаганда идеи новой пролетарской революции и свержения «власти буржуев», ведомая теми же методами и способами, что и в 1918 г., предсказуемо провалилась. Как, в общем, она оказалась бесполезной и в 1941 г., когда были попытки воззвать к чувству классовой солидарности немецких рабочих, одетых в серую полевую форму вермахта. Патриотизм-национализм и в Отечественную оказался намного сильнее классовой идеи. Чего уж говорить о теперешнем времени? Взывание к чувству советского интернационализма? Оно кончилось ничем еще в конце 1980-х, когда «братские» народы принялись с остервенением резать друг друга, а уж теперь – и подавно проваливается на Украине. Красная пропаганда вековой давности имеет ничтожный эффект сегодня в силу нескольких причин.
 
Во-первых, СССР воспринимается как провалившийся эксперимент, как страна, проигравшая соревнование Западу. Пропаганда же классовых идей (коммунизм) четко прилеплена к образу Советского Союза. Учтем, что на СССР – при всех его выдающихся достижениях – было вылито с 1988 г. столько помоев (и продолжает выливаться с самого верха даже в нынешней РФ), что классовая пропаганда имеет совершенно обратный эффект. СССР на нынешней Украине, особенно в умах молодежи, воспринимается как нечто безнадежно отсталое, старческое, неадекватное.
 
Во-вторых, нет массовой социальной базы для красной пропаганды. То есть нет тех больших промышленных предприятий с тысячами организованных рабочих, сплоченных в боевитые профсоюзы, что были в 1918-1920 гг. Произошла деиндустриализация, профсоюзы «кастрировали» еще в СССР, а офисный планктон, «креаклы», работники сферы услуг и мелкие частники – совсем не целевая аудитория для пропаганды классового интернационализма и коммунизма. Для нее сам язык ранней советской пропаганды совершенно непонятен.
 
Наконец, сами красные оказали нам «медвежью услугу». Мы видели, как они исподволь использовали великодержавный (цивилизационный) русский национализм в свой агитации и в Закаспии, и в Одессе. Они представили себя как борцов с попытками колонизировать нашу страну Западом. Но потом именно коммунисты в СССР принялись нещадно бороться с русским национализмом, ваять «украинский народ», называть Донбасс и Северное Причерноморье не Новороссией, а Юго-Восточной Украиной. Именно в СССР само слово «Новороссия» (вместе с понятием «Малороссия») попало под негласный запрет, ее территория последовательно украинизировалась. Именно большевики отказались от концепции триединой Русской нации (как совокупности из великороссов, малороссов-украинцев и белых русов), культивируя особость украинцев и белорусов как «нерусских». А понятие «русский» свели лишь к великороссам, напрочь выбив последнее из лексикона. Вместо одного большого и разнообразного Русского народа были созданы три «братских народа».
 
Теперь это отливается в кровь и слезы.
***
Почти полной неудачей можно считать и попытку обратиться к чувствам, вызванным совместной жизнью в Советском Союзе. Прежде всего из-за того, что эти чувства есть лишь у людей старше 45 лет, помнящих жизнь в Союзе до горбачевской «катастройки». Да и то не у всех, а лишь у тех, кто не поддался почти 30-летней «промывке мозгов».
 
Достижения СССР подернулись пеленой времени, картинки его научно-технических достижений кажутся устаревшими. В возможность возврата огромных социальных гарантий Советского Союза никто не верит. А молодежь о них не имеет никакого представления: им прочно внушили, будто СССР был чем-то вроде трудового лагеря с тюремной пайкой и уравниловкой.
 
Нынешняя РФ не может считаться преемницей Советского Союза. У нее нет таких же впечатляющих достижений в промышленности, в науке и технике, в космической экспансии, в социальной сфере, в кино и литературе, как у Страны Советов. Ее воспринимают как сырьевую олигархию, живущую на всем заграничном. Да, в 1955 г., когда советские «органы» смогли захватить последнего командующего УПА Василя Кука, они сделали это с помощью «мягкой силы», благодаря цивилизационному превосходству. Кука выдал его соратник – упертый когда-то оуновец, тощий от голодного сидения в подземных схронах, с полубеззубым от цинги ртом. Ему, всю жизнь видевшему только галичанское захолустье, хуторскую замкнутость и схроны, показали УССР 1955 года. Огромные современные города, дома с электричеством, паровым отоплением, водопроводом и канализацией. Гордые промышленные гиганты. Цветное кино. Новейшие пансионаты на Черном море. И он сломался. Да разве они с их ОУН-УПА смогут дать такую жизнь Украине?
 
А что может предложить теперешней «незалежной» Российская Федерация? Сборочные отверточные «заводы»? Те же импортные автомобили и электронные гаджеты (изделия, если по-русски), что и на Украине? Те же голливудские фильмы? РФ больше не воспринимается как цивилизационный лидер, способный самостоятельно творить будущее и создавать нечто современное, увлекая своим примером другие народы. Страна четко ассоциируется с сырьевой Трубой. Нет в ней такого, сияющего, дух захватывающего, что было в СССР после войны. Когда старые бандеровцы плакали, видя прилетевший туда советский лайнер Ту-114. Мол, как мы могли воевать со страной, создающей такие чудеса?
 
Так что потуги пропаганды вызвать тоску по советскому прошлому тоже кончились самым постыдным провалом.
 
Сцены жизни в ЛНР и ДНР с нашей плачевной ситуацией, непризнанием Россией, с засильем криминала – все это также срабатывает на пропагандистский провал. «Укры» вещают: видите, что несет с собой Россия? Кошмар бандитизма, новые 90-е. А Европа – это цивилизация, уют, зажиточность и порядок. Радуйтесь, что у вас не возникло «народных республик», как на несчастном Донбассе.
 
И это тоже отлично действует! Сам проверял на знакомых, уехавших от войны в Киев, Харьков, Днепропетровск, Одессу.
***
Примерно такая же участь постигла и ту пропаганду, что обращается, образно говоря, к желудку.
 
Да, жителям Украины уж миллион раз говорили: «Вы живете еще беднее, чем при Януковиче. Вы страдаете от непомерных тарифов в ЖКХ и нищенских зарплат. Скоро ваша страна разорится, станет банкротом. А вы замерзнете без российского газа, останетесь без штанов из-за закрытия рынка РФ для украинских товаров». Но это тоже не помогает.
 
Во-первых, потому что РФ рисуется пропагандой таким мрачным и темным царством, таким Мордором, что украинцы готовы ехать хоть мойщиками посуды и чернорабочими в ЕС, но только не возвращаться в объятия Москвы.
 
Во-вторых, нынешние люди не понимают связи между экономикой и своей жизнью. Они искреннее не разумеют, при чем тут работающие заводы, коль речь идет об их благосостоянии? Связь развитой индустрии и уровня жизни понятны лишь умственно развитым, а на Украине, как и везде на постсоветском пространстве, массы упрощаются, глупеют. Им картинки европейских устроенности, уюта и зажиточности застилают все рациональные аргументы. Они искреннее уверены, что смогут жить, как в Европе, стоит лишь победить РФ в «гибридной войне».
 
В-третьих, военная истерия обеспечивает некую анестезию, наподобие крымской в РФ. Мол, трудности вызваны войной и российской агрессией. Надо потерпеть. И, надо сказать, это неплохо срабатывает.
 
Телевизор (укропропаганда) пока успешно торжествует над желудком и холодильником. Да, бедственное социальное положение большинства населения вполне может быть побудительным мотивом к восстанию, но совершенно нет политических организаций, способных направить силу этих настроений в нужное нам русло. Поэтому любым протестом с удовольствием воспользуются украинские националисты, чтобы захватить власть. Вот тогда-то мы и увидим настоящий нацистский режим во всей «красе».
 
Так что не приносят эффекта на нынешней Украине ни обращение к опыту красного агитпропа времен Маяковского с Ворошиловым, ни апелляция к общей истории, ни попытка бить на чистую экономику. Все это может быть только вспомогательными элементами пропаганды, частью чего-то неизмеримо большего, некоего Целого.
 
Какого? Этим Целым может быть сегодня только великодержавный, имперский, цивилизационный Русский национализм. Лишь он может переломить в борьбе архаичный и провинциальный укронационализм…
 
***
Мое глубокое убеждение, друзья мои, заключается в том, что так называемый укронацизм успехом своим обязан не своей мифической силе, а слабости, угасанию русской идентичности. В нашей слабости, в отсутствии гордости за свою русскость, в нежелании ее отстаивать – «секрет» их успеха. Укронаци попросту заполнили образовавшуюся пустоту. Русским на Украине с 1991 г. начали навязывать новую, украинскую, идентичность. Мол, гражданин Украины – значит, украинец. Приняли не все и не сразу, конечно. Пускай и продолжая говорить на языке Пушкина, а не Шевченко. Начал воплощаться феномен блуждающей национальной идентичности, когда даже этнические русские под воздействием школы, культуры, СМИ принимали украинскую (сначала гражданскую и политическую) идентичность.
 
Для меня очевидно, почему с таким треском провалилась идея «пророссийской антифашистской» (или хотя бы не проевропейской и не ориентированной на Америку) Украины. Кто же станет уважать народ, который сам себя стесняется называть русским и на государственном уровне норовит перекрестить себя то в россиян, то в непонятный «российский народ»? Кто же потянется к такой России? Сперва нам, русским, надо научиться с гордостью быть самими собой. Современная российская политика старается обходить национальный вопрос стороной, боясь вызвать отторжение и раздражение у других народов. Однако такая ситуация с большей вероятностью вызовет их презрение и брезгливость. Чтобы русские и дальше могли объединять, надо не боятся быть собой, называть себя русскими, решительно настаивать на особой роли русского языка и культуры в России.
 
Русская идентичность на нынешней Украине размывалась и чахла не только минувшие четверть столетия. Еще в СССР проводилась украинизация союзной УССР. В этом смысле красная власть подхватила эстафету австрийского генштаба: она всячески пестовала «украинство», внушая малороссам, будто они – действительно отличный от русских народ. Школа, культура, СМИ, само государство работали на это задолго до 1991 г. А уж при «независимости» такая деятельность шла с утроенной энергией.
 
Обидно! Будь на Украине носители подлинной русской идентичности, то после майдана мы бы получили не гражданскую войну, а минимум Новороссию как русскую национальную автономию, которая диктовала бы Киеву собственную политическую волю (вся промышленность у нас, 80% бюджетных доходов у нас), которую бы Киев покорно исполнял. Но… наш народ стесняется гордиться своей русскостью. Просто удивительно глядеть на то, как этому славному великану, русскому народу, привили чувство вины за то, что он – исполин, что у него величайшая история, могучий язык и культура. Он смущается, сжимается и словно пытается стать меньше, и все время словно оправдывается. Ну, я ведь, типа, не намеренно стал таким большим и сильным, господа! Вы уж меня извините. Я даже согласен называться не русским, а «россиянином». Мы бы никогда не поверили, что такое возможно, если бы сами не были русскими и не видели такое каждый день.
 
***
Давно пора понять, что русская национальная общность имеет отнюдь не территориально-административную основу! Не становится автоматически русским тот, у кого есть паспорт Российской Федерации, и подтверждение сей простой истины вы можете видеть каждый Божий день. Прежде всего, русскими нас делают великие наши культура и язык. Но и это – еще не все. Мало говорить по-русски – надо еще и осознавать себя органической частью русского народа.
 
***
На пути воссоединения русского цивилизационного пространства и восстановления его территориальной целостности нас ничто не остановит!
 
Уверен, друзья мои, когда пробьет час – дело Русской весны надо продолжить. Понимая, что опоры в виде региональной системной элиты у нас нет и не будет. Основой нашей пропаганды должна стать идея русской идентичности и русский национализм (национальное единство в едином государстве – России). Все остальное – экономика, желудок, социальная справедливость, борьба с олигархами и прочее – только лишь вспомогательные идеи. Борясь за Украину, мы боремся за национальное русское единство. Точка.
 
Продолжение следует…


Павел Губарев
газета НОВОРОССИЯ №178
8 февраля 2018