Еженедельник сообщества "Новороссия"

НОВОРОССИЯ: БУДУЩЕЕ ИЛИ ЗАБЫТАЯ ИСТОРИЯ / Евгений Голышкин

Вся мировая история свидетельствует: не бывает извечных государственных границ и незыблемых политических режимов. То, что еще вчера казалось мечтой энтузиастов или предметом интересов очень узкой группы людей, уже сегодня может обрести огромную популярность в широких слоях населения и стать чрезвычайно актуальным для миллионов.

С весны 2014 года историко-географический термин «Новороссия» обрел новые смыслы и заиграл яркими красками в сознании политически активных и сознательных жителей постсоветского пространства. А ведь до этих событий Новороссия представляла интерес только для историков и небольшого числа людей с ярко выраженным видением единого русского пространства, не приемлющих «западный курс» украинских политических элит. А если быть точнее, стоящих за ними сил американского и европейского крупных капиталов, использующих территорию и население бывшей УССР в своих геоэкономических и геополитических интересах в противовес России.
 
С самого начала «незалежности» для многих политических деятелей Украины, в т.ч. и для националиста-«руховца» В. Черновола, было очевидно, что Украина не является единым целым организмом, что между территориями, прирезанными ей в разные исторические периоды по самым разным соображениям (не только по этнокультурному признаку), противоречия будут только нарастать: «Нам нужна федерализация, потому что если не сейчас, так через 20 лет мы столкнемся с вопросом неприятия жителей одного региона жителями другого региона. Рано или поздно Галичина и Донбасс схлестнутся» (Вячеслав Черновол, 1994 год).
 
Отдавая себе отчет в том, что как минимум половина населения Украины являются носителями «русско-советской православной» традиции, правящие круги Украины ускоренными темпами и довольно топорно, с агрессией формировали «украинскую политическую нацию» при всех президентах.
 
Известно, что в периоды исторических разломов и социальных катаклизмов даже самые равнодушные граждане начинают мыслить на более высоком политическом уровне, вникать в суть социальных процессов, искать исторические аналогии с происходящими событиями и более трепетно относиться к будущему.
 
Организаторы события, известного нам как евромайдан, грамотно подошли к вопросу формирования идеологической оболочки для обывателя. Ведь их целью была не реализация многолетнего евромифа, а перераздел крупной собственности в области производства и энергетики, создание рынков земли с возможностью ее продажи иностранному капиталу, а также создания дешевого рынка труда с армией мобильных квалифицированных гастарбайтеров. Фактически речь шла о колонизации природных, промышленных и человеческих ресурсов с пользой для западного промышленного и финансового капиталов и формировании идентичности через систему образования путем фальсификации истории.
 
Думающие люди, носители «русско-советских православных» ценностей, именуемые в украинском информационном идеологическом пространстве «ватниками», враждебно восприняли путч зимы 2014 года. Увидев, к чему все идет, понимая, что «революцiя гiдностi» не просто чужда им, но и напрочь перечеркивает их социальный уклад по всем возможным критериям, в сознании миллионов граждан Украины возникло отторжение самого понятия «украинское государство». Украинские власти и так не могли обеспечить стабильное не то что развитие, но само существование народов страны, а тут в прямом эфире демонстрировался самый что ни есть акт вандализма по отношению к остаткам хоть какой-то структурированности общества, государственности и какой-никакой демократии.
 
Видя, с какой легкостью с подачи внешних игроков рушится старое и привычное «украинское государство», люди, которые годами вынашивали идеи реализации собственной идентичности и формирования альтернативной навязываемому курсу «петлюровщины», «бандеровщины» и «европейского благополучия» версии государственности, после государственного переворота 2014 года выходят из тени на политическую (историческую) арену в новом качестве.
 
Такими людьми стали народные лидеры Русской весны, которые закономерно появились в ответственный исторический период и, по сути, из самих народных глубин. Именно так всегда происходит в истории, когда люди видят предательство и нерешительность своих бывших элит. И они оказывают доверие и содействие в формировании близкой им альтернативы не только ценою собственных организационных и материальных ресурсов, но и собственной жизни!
 
Вихри истории дуют далеко не всегда предсказуемо, а значит, при наличии политической воли, целенаправленной работы единомышленников, Новороссия из «забытой истории» перейдет в новое качественное состояние практической реализации со своим будущим, опирающимся на волю миллионов людей.
 
Февраль-март 2014 года стали в этом смысле переломным моментом. Миллионы граждан Украины, несмотря на скоротечность событий, верили, что переворот может еще пойти вспять. Такое ощущение было прежде всего оттого, что противники майдана не были в меньшинстве, а раздел страны был как минимум 50 на 50. Также по сложившемуся психологическому обычаю люди верили в политическую волю «элит» Юго-Востока Украины. Многим казалось, что представители «Партии регионов» должны сплотиться, призвать силовиков к неповиновению путчистам и создать альтернативные государственные органы власти на просторах 8-9 областей от Харькова до Одессы. Это и был весьма реалистичный контур Новороссии.
 
Не будем останавливаться на нюансах предательства выходцев из партий Юго-Востока, но можно констатировать со всей уверенностью, что у тысяч депутатов местных советов и депутатского корпуса, у силовиков и интеллигенции трусость возобладала над разумом, боязнь за мелкий «стабильный» интерес перед сложившимися благоприятными историческими условиями для реализации идеи Русской Украины-Новороссии.
 
Итак, рассуждая на тему исторической дилеммы актуальности и предпосылок создания Новороссии, можно выделить несколько ключевых факторов в пользу такой реализации: 
 
  • Миллионы граждан Украины категорически не принимают курс официального Киева в экономической, этнокультурной, религиозной и «нацбилдинг»-политике.
  • Желание миллионов граждан реванша по отношению к майданным слоям населения и полного нивелирования влияния «украинской политической нации» на собственную жизнь во всех сферах общественного бытия.
  • Героический пример самоотверженной борьбы жителей Донбасса против узурпаторов майданного «истеблишмента».
  • Осознание значительным количеством научной интеллигенции, индустриальными рабочими и аграриями 8 областей Юго-Востока Украины того факта, что именно они создают львиную долю внутреннего валового продукта и национального достояния украинского государства вообще, являясь по сути донорами остальных регионов.
  • Рост противоречий на постсоветском пространстве в контексте геополитического противостояния России и Запада, сложившиеся обстоятельства тупиковости неолиберального курса экономики для этих стран, огромный общественный запрос на альтернативу.
 
Конечно же, можно изложить пункты «против» идеи создания такого государства, ссылаясь на пресловутую «незыблемость границ», боязнь новых экономических санкций для России, разрушения экономических цепочек и, соответственно, возникновению кризисной ситуации и т.д. Однако все эти факторы, в том числе и благодаря киевским «умельцам», уже не могут убить мечту миллионов жить по собственному укладу, не подчиняясь воле откровенных врагов. Когда тысячи людей идут в неизвестное, отказываясь от «стабильности», когда тысячи готовы к смерти и ведут самую настоящую войну во имя своего видения будущего. И только вопрос времени, когда пробудятся и перейдут к более активным действиям пассивно симпатизирующие им миллионы.


Евгений Голышкин
газета НОВОРОССИЯ № 228
24 января 2019