Еженедельник сообщества "Новороссия"

НЕЗАЛЕЖНАЯ НЕЗАЛЕЖНОСТЬ / Марта Ветрова

Независимость. Какое помпезное слово. Десятилетиями американские фильмы внедряли нам в сознание такие понятия, как «борьба за независимость» и «жертвы во имя независимости». Может, действительно в этом что-то есть? И наш управленческий аппарат, очистившись когда-нибудь от олигархической прислуги, затесавшейся под флаги ДНР и ЛНР, сделает Народные Республики островами свободы? Давайте разбираться.

–  Вы не скажете, что происходит там, наверху?
Я последнее
время стал плохо видеть.
–  Сегодня каждый сам за себя решает, что он видит.
Из к/ф «Убить дракона»

Для того чтобы любая социоструктура (страна, регион, город, деревня или хутор) обладала независимостью в принятии решения, она должна обладать несколькими важными характеристиками, позволяющими выполнять определенные функции.

Первая и самая важная функция – это возможность обеспечения безопасности. Мелкие социосистемы справляются с этой проблемой благодаря высокой мобильности. К примеру, если отдельная семья решает не жить по законам цивилизации, она вполне может уйти в тайгу и соорудить там хутор с частоколом от диких зверей. И как только городская черта подступит к их поселению и «ничейной» землей заинтересуются застройщики, всегда можно собрать в телегу свой хуторянский скарб и уйти глубже в лес. Отбиваться охотничьим ружьем от более крупной территориальной единицы под названием «город» хуторяне долго не смогут. У города всегда больше силового ресурса. Поэтому единственный для такой социосистемы способ сохранения независимого образа жизни – это мобильность.

При серьезной опасности свободолюбивые мини-социумы собирают вещи и уходят в более спокойные места. Так поступают некоторые племена в Африке, староверы, бедуины и кочевые цыгане. Но за свою независимость они платят низким уровнем комфорта, высокой смертностью и жесткими правилами существования внутри своего малого общества. Крупные же социосистемы, такие как город, лишены свободы маневра. Городской комфорт обеспечивается внутренней инфраструктурой и близостью к необходимым природным ресурсам, что дает жителям возможность иметь работу и т.д. Поэтому когда на «незалежный» город надвигается военная угроза, те, кто является в нем реальным центром силы, выставляют свои вооруженные формирования для обороны.

В настоящее время подобное существует в раздираемых войной странах, где полевые командиры удерживают город или регион, устанавливая там свои законы. На Ближнем Востоке таких «самостийных» городов хоть пруд пруди. Правда, уровень жизни в подобных феодальных образованиях намного ниже, чем у зависимых от централизованного управления и снабжения городов и областей. Сверхкрупные же социумы, такие как государства, обязаны иметь сильную армию для самозащиты. Иначе их независимость продержится весьма недолго. Поэтому большинство стран вступают в союзы и военные блоки, отдавая при этом часть своего суверенитета более сильным государствам. А это уже потеря независимости.

Вторая важная функция – это экономическая самостоятельность. Если на территории государственного образования нет необходимых ресурсов для обеспечения жизнеспособности государства, то перед гражданами станет выбор: либо независимость в холоде и голоде, либо процветание, но в составе более успешного территориального образования, способного поставлять эти ресурсы. Вариант в виде «незалежности», но под внешним управлением также приводит к печальным последствиям. Как известно, полумеры дают полурезультат. То есть управленческий аппарат будет процветать, а жители – загибаться от нищеты. Сепаратизация Украины от России в 1990-е отчетливо показала, как это может быть.

Итак, рассмотрим с вышеперечисленных позиций независимость ДНР и ЛНР. Вопрос: наши армии способны самостоятельно сопротивляться войскам блока НАТО? Наши лаборанты из институтов способны смастерить из подручных материалов баллистическую ракету с ядерной боеголовкой? Конечно, нет! Хорошо, допустим, Россия прикроет нас своими войсками, гарантировав Республикам суверенитет. И не будет вмешиваться в дела наших правительств. Теоретически это возможно.

Идем далее. Экономическая независимость. Здесь нам повезло чуть больше, чем другим регионам Украины. В ДНР и ЛНР есть большие запасы угля и ртути, средние запасы природного газа и небольшие запасы железных руд. Плодородные поля при восстановлении народного хозяйства могут обеспечить продовольственную безопасность Республик. Если ввести плановую экономику с тотальным контролем над ценами, при наличии собственного печатного станка и государственной валюты, то можно попытаться дальше пофантазировать на тему независимости.

Конечно же, большой минус – это отсутствие нефтяных месторождений. Нам нечего предложить России за топливо. К слову, Российская Федерация – единственная в мире страна с полным ресурсообеспечением в пределах собственной территории. И когда мы станем «незалежными», бензиновая халява закончится. Украина газ и топливо покупает за доллары, которые выклянчивает на Западе. И с каждым годом все сильнее погружается в кредитную кабалу. Но некоторые наши граждане, претендующие на управленческие места в ДНР, мечтают о независимости, а не о попрошайничестве в стиле Порошенко.

Кто-то из числа начитанных обывателей может предложить заменить бензин на уголь. Переоборудовать тракторы и грузовики газогенераторными двигателями, где в качестве топлива используются уголь и вода. КНДР во время нефтяной блокады перевела весь свой грузовой транспорт на угольные газогенераторы. Правда, такое решение расстроит донецких автомобилистов, которые вынуждены будут тащить за собой прицеп с углем и периодически подкидывать лопатой уголек в мини-кочегарку своей иномарки. Но чем не пожертвуешь ради «незалежности»! Разве может неудобство рядовых граждан сравниться с претензией на самостийность их руководства? Однако это не единственный подводный камень на пути к «незалежности» ДНР и ЛНР.

Чтобы транснациональные корпорации не имели власти над независимой экономикой, все основные товары должны производиться на территории страны. Все! От ложек до босоножек! Придется очень быстро построить тысячи мини-фабрик для производства ширпотреба. И если мы создаем замкнутый цикл экономики, то сырьевая база тоже должна быть собственная. Но! Все рентабельные месторождения газа и железной руды давно освоены и истощены. Чтобы загрузить собственным сырьем ресурсозависимые предприятия, в рудные шахты и на газобуровые платформы нам придется завлечь гастарбайтеров работать за пайку хлеба, поскольку зарплата на заведомо убыточной шахте не предусмотрена. А если они не пожелают работать на каторге, то можно загнать туда собственное население. Не будет неожиданностью, если обнаружится, что именно такие планы прислуга олигархов и вынашивает.

Оценивая вышесказанное, задаешься вопросом: неужели нам действительно так нужна «незалежность» любой ценой? При общении с рядовыми гражданами становится очевидно, что большинству нашего населения вся эта самостийная пропаганда надоела еще в 1990-х. Зато в среде некоторых госслужащих среднего и выше среднего рангов такие идеи активно поддерживаются. Это психология постсоветской номенклатуры в наихудшем своем проявлении. И самое обидное, что задурманенные сладкими речами фронтовики, которым народное восстание позволило занять высокие посты в Республиках, тоже начали петь в общеноменклатурном хоре. Никого из номенклатурщиков даже не смущает ни реактивность нашего социума, ни информированность Кремля об их действиях.

Некоторых печально известных «правителей всея ЛНР» тоже не смущала. До поры до времени. Дай таким самостийникам волю – они введут визовый режим между Донецком и Луганском, после чего учредят комиссию по созданию «донецкого» и «луганского» языков, заменив русскую речь на местные идиоматические выражения с примесью наиболее экспрессивных слов собственного сочинения. Украинские «пысюнэць» (чайник) и «пыхвознавнык» (гинеколог) наверняка родились у кравчуковских идеологов после пятой бутылки горячительного. Однако стоит ли сомневаться, что наши экс-регионалы способны их превзойти! И заодно переписать учебники, чтобы дети знали, что древние донбассовцы заливали то море, которое выкопали своими руками древнеукры.

Если настроения самостийности не пресечь в системе госаппарата, то разрыв между волей народа и мечтами номенклатуры может привести к трагическим последствиям. УкроРадийные противники воссоединения русского народа в Единое государство с радостью воспользуются реактивностью нашей социосистемы.

Видимо, мы должны неустанно напоминать подобной прослойке нашего социума об обещании еще с 2014 года провести референдум о присоединении ДНР к Российской Федерации, повторяя и показывая, что мы – это Россия! И если кто-то не может избавиться от навязчивой мечты о «незалежности», то пусть строит свой глобус Украины вдали от Народных Республик.
 
 


Марта Ветрова
газета "НОВОРОССИЯ" №200
12 июля 2018