Еженедельник сообщества "Новороссия"

НАЧАЛО РУССКОЙ ВЕСНЫ НА ЛУГАНЩИНЕ / Юлий Федоровский

Массовые беспорядки, развязанные на Украине в ноябре 2013 г. прозападными националистическими силами, вылились в конце концов в кровавый государственный переворот, когда в прокопченном дымом покрышек центре «европейской столицы» толпы обезумевших фанатиков жгли сотрудников «Беркута», убивали и пытали всех несогласных. А тем временем их хитромудрые заправилы уже договаривались о распределении властных постов после совершенно беззаконного смещения президента Януковича.

Впрочем, это затяжное противостояние в далеком Киеве первоначально не очень волновало трудящийся Донбасс. Мы работали. Нам некогда было заниматься профессиональной митинговщиной. На местные мероприятия евромайдана в Луганске и Донецке выходили жалкие кучки национально-озабоченных либо проплаченных людей. Однако нараставшее в обществе напряжение потребовало от народа самоорганизации. И в ходе январских 2014 г. митингов начала складываться «Луганская гвардия», получившая 3 февраля официальную регистрацию как городская общественная организация во главе с Александром Харитоновым.
 
Попытка боевиков из Луганского отделения майданной партии «Удар» захватить здание местной облгосадминистрации в ночь на 23 февраля стала толчком к окончательному оформлению местного Сопротивления, изначально носившему характер регулярных массовых митингов и демонстраций по выходным. В сквере в центре Луганска тогда был установлен круглосуточный пост «Луганской гвардии». За нею появились палатки «Молодой гвардии» и др. Начал разрастаться первый палаточный городок, где собирались неравнодушные люди, горячо обсуждавшие творящийся в стране нацистский беспредел.
 
Напомню, что первым же решением переформатированной майданщиками Верхрады стала отмена «языкового закона», хоть как-то обеспечивавшего права русского языка. Засим на территории Украины начался массовый «лениноповал». В ответ на это в городах Донбасса под лозунгом «Защитим наши памятники» начали консолидироваться силы антимайданного сопротивления.
 
Дала свои ядовитые всходы многолетняя пропаганда националистического и донбассофобского характера, направленная на расчеловечивание противника, результатом чего стали чудовищные факты, когда убийства жителей Юго-Востока Украины встречались чуть ли не аплодисментами, ведь там, по мнению нацистов, живут не люди, а «титушки, колорады, вата, путиноиды, совки» и т.д. Напомню, что прошедший одновременно с киевскими событиями «Корсуньский погром» остался практически незамеченным, а ведь там, в результате целенаправленных действий националистов, только по официальным данным было убито 7 человек и 20 пропали без вести.
 
Особенно крупная волна митингов 1 марта 2014 г. дала движению общее название «Русская весна». В Луганске движение приобрело специфический оттенок «военной демократии»: в интернете появилось несколько роликов «луганских партизан», на которых вооруженные люди в камуфляже и масках очень серьезно обещали отстаивать права региона с оружием в руках, а среди пикетчиков у здания ОГА выделялась палатка «Луганской самообороны», населенная крепкими парнями призывного возраста в камуфляжной форме. Разнородность движения имела впоследствии ряд негативных последствий.
 
1 марта в Донецке участники многотысячного митинга в первый раз захватили ОГА и провозгласили лидера «Народного ополчения Донбасса» Павла Губарева «народным губернатором». В Луганске 2 марта под давлением митингующих облсовет принял решение о непризнании легитимности киевских властей, требовании всеукраинского референдума и запрета фашистских партий, причастных к майданным беспорядкам («Свободы», «Правого сектора» и др.). А 5 марта на очередном митинге был избран свой «народный губернатор» – А. Харитонов, председатель «Луганской гвардии».
 
Авангардная организация революционного движения в то время активно росла: на начало марта были зафиксированы отряды Алчевской, Стахановской, Первомайской, Лисичанской, Ровеньковской, Лутугинской гвардии, общая их численность превысила 2 тыс. человек. Общими требованиями митингов были: проведение референдума о федерализации, придание русскому языку статуса государственного, разоружение незаконных военизированных формирований правонационалистических партий и др.
 
9 марта состоялся очередной митинг, принявший решение о проведении 16 марта местного референдума по вопросам федерализации, статуса русского языка, присоединения Украины к Таможенному союзу. Также было принято обращение к Президенту РФ В. Путину с просьбой помочь русским в защите их конституционных прав. Проходивший параллельно митинг местных проукраинских элементов по случаю «Шевченковского дня» был разогнан, и толпа пошла на штурм ЛОГА. Только что назначенный Киевом губернатор Болотских под давлением митингующих написал прошение об отставке, однако после срочной эвакуации под прикрытием милиции отказался от него.
 
Укрепившийся в Киеве националистический режим открыто игнорировал требования Востока, предпочитая встать на путь прямых репрессий. 6 марта был арестован народный губернатор П. Губарев, 10 марта случился «общественный арест» лидера «Молодой гвардии» А. Клинчаева в исполнении группы боевиков из МВД в штатском во главе с одиозным нардепом О. Ляшко. И хотя Клинчаева вскоре освободили, буквально на следующий день обманным путем арестовали уже официально и немедленно вывезли в Киев. 13 марта бойцы спецназа СБУ захватили «народного губернатора» А. Харитонова, также этапировали в Киев.
 
Однако репрессии не смогли прекратить протестов, на смену арестованным выдвигались новые лидеры, а в требованиях появился новый пункт: «Свободу политзаключенным!». В Луганске, несмотря на судебный приговор к «домашнему аресту», координатор «Луганской гвардии» Максим Качура продолжал выступать на митингах вместе с депутатом облсовета от КПУ Юрием Хохловым, представителем «Самообороны» Дмитрием Волосовичем. 10 марта «гвардейцы» нанесли визит на промайдановский телеканал «ИРТА» и убедили его сотрудников дать обещание впредь более объективно освещать события.
 
В середине марта началось обострение. Киевский режим перешел в наступление на мятежные регионы. В Харькове 14 марта во время очередного столкновения боевики «Правого сектора» открыли огонь, в результате погибли двое безоружных активистов: Артем Жудов и Алексей Шаров, еще пятеро были ранены. На Восток началась переброска военной техники и отрядов спешно формируемой Киевом «Национальной гвардии», в состав которой были включены боевики майданных «сотен самообороны» и националистических организаций типа «Правого сектора». Это лишь добавляло напряженности: население Донецкой и Луганской областей стихийно начало кампанию по блокированию проходящих военных колонн (Ольховая, Станица Луганская, Алчевск, Волноваха) и местных войсковых частей.
 
Очередным этапом стал народный референдум. 15 марта в ходе новой волны митингов «Вставай, Донбасс!» ввиду фактического срыва официального референдума на Луганщине начали сбор подписей в рамках народного референдума по вопросам недоверия новым властям, федерализации, амнистии, вступления в ТС. Уже на следующий день на митинге в Луганске было объявлено, что собрано 20 тыс. подписей. Аналогичные однодневные референдумы прошли в Донецке, Харькове, Одессе.
 
С требованиями освободить Харитонова и Клинчаева тысячи митингующих впервые промаршировали к зданию областного СБУ. На следующий день на митинге был зачитан отчет о ходе референдума: собрано около 100 тыс. голосов, голосование решено продолжить еще на неделю. 29 марта были подведены его итоги: собрано 173284 голоса. 95-96% высказали недоверие врио президента Турчинову и назначенным им лицам; поддержали федерализацию Луганской области в составе Украины; амнистию лидерам народного сопротивления и вступление Украины в Таможенный союз. Однако в ту же ночь неизвестные напали на палаточный городок и разгромили палатки «Луганской гвардии». Невзирая на это, 30 марта прошел новый масштабный митинг с требованиями признания незаконности киевских властей, запрета неофашистских партий, проведения всеукраинского референдума о федерализации.
 
Безрезультатность попыток народа Донбасса легальным правовым путем отстоять свои права на идентичность толкала его на более решительные шаги. 2-3 апреля общественные организации Луганщины объединились, создав Координационный совет, который принял программную Резолюцию, сразу же окрещенную Апрельскими тезисами. В ответ на такую консолидацию общественности силовые органы киевского режима начали новую волну репрессий.
 
В ночь с 4 на 5 апреля в Мариуполе был арестован избранный 23 марта «народный мэр» Дмитрий Кузьменко. В ответ около тысячи возмущенных горожан собрались у зданий горсовета и СБУ, требуя освобождения своего лидера и проведения референдума. В результате здания прокуратуры и горсовета были захвачены и разгромлены, а участники акции объявили независимую Донецкую республику со столицей в Мариуполе.
 
В ту же ночь на 5 апреля в Луганской области были задержаны несколько активистов местного антимайдана, а лживые украинские СМИ объявили об аресте «диверсионной группы ФСБ». Очередная «зачистка» стала последней каплей. В Алчевске стихийно собравшаяся в центре города у здания управления СБУ большая толпа перекрыла центральную улицу и ультимативно потребовала освободить задержанных. После нескольких часов напряженных переговоров они были отпущены, а протестующие устроили митинг и прошлись маршем от пл. Ленина до здания горсовета.
 
В интернете появилось последнее обращение «луганских партизан», на котором человек в камуфляже устало снимал маску и, открыто объявив свое имя – Валерий Болотов, руководитель Союза ветеранов ВДВ области, призывал всех к сопротивлению.
 
6 апреля в Луганске, после очередного митинга на центральной площади около 3 тыс. человек решительно двинулись к зданию СБУ и осадили его. После напряженных переговоров с участием силовиков все задержанные были освобождены с уникальной формулировкой «по решению суда, по требованию народа». Здание вместе с оружейной комнатой перешло под контроль восставших и стало быстро обрастать баррикадами. Руководство перешло в руки штаба Армии Юго-Востока, который возглавил В. Болотов. Прошли также демонстрации в районах: Северодонецке, Лисичанске, Антраците.
 
В тот же день в Донецке была взята ОГА. Повстанцы потребовали немедленного созыва внеочередной сессии облсовета и принятия решения о проведении референдума. Не получив ответа до полуночи, они избрали Народный областной совет и утром 7 апреля провозгласили создание независимой Донецкой Республики. Республиканский совет ДНР заявил, что в Луганске, Донецке и Харькове до 11 мая будет проведен согласованный референдум. Аналогичные события произошли и в Харькове: обычный воскресный митинг, захват ОГА, безответный призыв к депутатам облсовета поддержать требования по проведению референдума о федерализации и двуязычия. И объявление о создании «Совета народных депутатов Харьковской областной территориальной громады, исполняющего обязанности Харьковского облсовета» под председательством Антона Гурьянова. Здесь же, на вече, была объявлена Харьковская Народная Республика. Правда, вскоре, в ночь на 8 апреля импортный спецназ из Винницы взял штурмом ХОГА и зачистил ее, а СМИ поспешили заявить о «конце республики».
 
Выдрессированная майданщиками т.н. Верховная Рада Украины тут же послушно проштамповала законопроект об изменениях в Уголовном кодексе, предусматривающий ужесточение наказаний за «захват транспортных средств и предприятий, создание помех законной деятельности вооруженных сил Украины».
 
Ненасильственный невооруженный протест людей Донбасса напоролся на объявленную Турчиновым «АТО». Майданные боевики «правосеки» уже были готовы к пролитию крови, потренировавшись на Киевских «беркутах», «Корсуньском погроме» 20 февраля и «Харьковском расстреле» 14 марта. Однако в Луганске не вышло.


Юлий Федоровский
газета "НОВОРОССИЯ" №190
3 мая 2018