Еженедельник сообщества "Новороссия"

МОВОМОР / Игорь Карамазов

В Шумерии продолжается рогулизация гидности и дноуглубительные работы, несмотря на то, что за 27 лет существования этого недогосударства так и не был создан культурный контент, востребованный населением.

Чем ближе государство к падению,
 тем многочисленнее его законы.
Публий Корнелий Тацит
 
Книги на мове не покупают даже упоротые активисты, укроязычные газеты не пользуются спросом и у патриотов. За эти годы не написано ни одного бестселлера, не снято ни одного блокбастера. Не считать же таковым «Киборгов», на которых сгоняли по разнарядке школьников, студентов и «атошников». Последним заслуженно провалился историко-свидомый фильм «Тайный дневник Семена Петлюры».
 
Несознательное население предпочитает смотреть американские боевики и российские мелодрамы и комедии. Языковые квоты на радио и ТВ дали противоположный эффект, обрушив рейтинги ведущих телеканалов. Исключением стал «Интер». Показав «Новогодний огонек на Шаболовке», концерт к 9 Мая, регулярно демонстрируя добрые советские фильмы, он на миллионы увеличил свою аудиторию.
 
Мягкая украинизация не принесла ожидаемых результатов, поэтому было решено перейти к силовой. Ее задача – не повысить привлекательность мовного контента, а заставить забыть русский язык. 4 октября депутаты ВРУ голосовали, как ударенные. Для разогрева законодательно «утвердили в армии бандеровское приветствие про «Славу у Карины», а потом приняли закон «Обеспечение функционирования украинского языка как государственного», чем практически изъяли русский язык из публичной сферы. Из четырех представленных вариантов был принят самый драконовский – 5670-Д. Литера «Д», по всей видимости, обозначает дебилизм его разработчиков.
 
Этим Д-законом предусмотрена уголовная ответственность за публичное унижение и пренебрежительное отношение к державной мове. Такие действия будут караться штрафом от 200 до 300 тысяч гривен или арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет. За соблюдением закона будет следить «национальная комиссия стандартов государственного языка» и «институт уполномоченного по мове». Контролировать соблюдение мовного режима будут специальные инспекторы. Закон регулирует порядок применения мовы в общественной жизни. Свободно мовой обязаны владеть высшие должностные лица, депутаты, работники дипломатической службы, государственных и коммунальных учреждений, юристы, педагоги и медики. Ее использование в учебно-образовательных процессах обязательно во всех учебных заведениях.
 
Будет продолжена украинизация телевидения и радиовещания. Теперь иностранные речи должны звучать в эфире не более 20% суточного вещания. Театральные спектакли на русском языке должны обязательно сопровождаться субтитрами. Но сцена – это не телевизор. Зрителю затруднительно будет следить за игрой актеров и бегущей строкой на табло. Кинотеатры могут демонстрировать иностранные фильмы на языке оригинала, но при обязательном сопровождении мовотитрами. Суммарное количество таких сеансов не должно превышать 10% от общего количества демонстрируемых фильмов в месяц. После внедрения в жизнь закона весьма вероятен возврат в 90-е годы, когда кинотеатры функционировали как мебельные салоны.
 
Кроме того, мовный террор неизбежно приведет к уничтожению печатных СМИ. В прошлые годы попытка их украинизировать закончилась провалом. Теперь допускается издание печатных СМИ с обязательной укроязычной версией и таким же тиражом. Это приведет к повышению затрат на печать и верстку, а укромовный тираж можно сразу отправлять на склад вторсырья, ведь на мове газеты и журналы не читают даже рогули.
 
Популярные печатные издания на русском языке будут просто закрываться. Книгоиздателей обязали издавать на мове 50% всех изданных на протяжении календарного года книг. Ранее укроязычная литература, включая учебники и справочники, не превышала и 10%. Это был максимальный запрос рынка с тенденцией к снижению. Следовательно, согласно закону, издание русских книг должно сократиться на 80%. Будут закрываться «кныгарни», существовавшие только за счет продажи русскоязычной литературы.
 
И все же законом предусмотрено два послабления. Медицинская помощь и медицинское обслуживание осуществляется на мове, но по просьбе больного и с согласия врачей может проходить на другом языке, приемлемом для сторон. Хотя в первоначальной версии жаловаться врачу на состояние здоровья можно было только на мове или через нанятого переводчика. И в армии только офицеры-контрактники обязаны изъясняться на государственном языке. А рядовые и сержанты из числа вырусей могут дохнуть на фронте, не владея мовой.
 
В окончательном варианте закона мовных инспекторов, прозванных «шпрехенфюрерами», переименовали в «уполномоченных по защите государственного языка», сохранив за ними все функции контроля и взысканий.
 
В тот же день было проголосовано решение рекомендовать Совету безопасности «ввести санкции против руководителей СМИ, подрывающих безопасность Украины». Имелись в виду информационные каналы «112» и «Ньюсван», представляющие иногда отличную от официальной точку зрения. Нацистские власти назвали их «рупорами Кремля». Интересно, что «Ньюсван», вещающий на спутнике и кабельных сетях (а значит, его не смотрят в сельской местности), обогнал телеканалы, имеющие эфирные лицензии.
 
Поросенкова не может не беспокоить, что в преддверии выборов рейтинг провластных телеканалов «Прямый» и «5 канал» ниже, чем его собственный. «Рупор Кремля» надо срочно закрывать. Но недоумкам в Раде даже в голову не приходит, что вводить санкции против телеканалов – вне компетенции хунтосовбеза. Он может разве что выразить озабоченность.
 
На фоне этого остается загадкой, почему в повестку так и не был включен законопроект «О борьбе с русским миром».
 
По языковому вопросу отметился и недопрезидент. На своей странице в соцсети он радостно сообщил, что мова вошла в топ-8 (на восьмом месте) наиболее распространенных языков в Европе. Умолчав, естественно, что первое место с большим отрывом занимает русский язык. Зато процитировал слоган с предвыборного билборда: «Армія боронить нашу землю! Віра боронить нашу душу! Мова боронить наше серце!».
 
Петя, на имперском «боронить» означает «разрыхлять». В переводе получается, что армия разрыхляет вашу землю, вера разрыхляет вашу душу, а язык разрыхляет ваше сердце. Правда, не раскрыта тема мозгов, хотя не секрет, что у шумеров они разрыхлены подобной пропагандой подчистую.
 
По данным Совета Европы, количество носителей мовы – 45 миллионов человек. Исходя из этого, никакая украинизация не нужна. Однако европейцы тупо привели количество проживающих в Шумерии до 2014 года, хотя сами укры озвучивают цифру в 42 миллиона человек, из которых на мове изъясняются не более 20%.
 
За суровые годы самостийности до кастрюлеголовых дошло, что их мова функционирует только тогда, когда ее насаждают. Без принуждения сельский говор дальше села не пойдет. Но то, что насаждается насильно, вызывает отторжение и ненависть. За примерами далеко ходить не надо. В 20-е годы в оккупированной Польшей Галичине проводилась полонизация. Гуцулам запрещалось изъясняться на родном языке в общественных местах. В то же самое время большевики активно и навязчиво украинизировали промышленные города юго-востока УССР. В обоих случаях результат был противоположным ожидаемому. Третий закон Ньютона еще никто не отменял.
 
Впрочем, проголосованный Д-закон не распространяется на сферу частного общения. То есть на русском языке еще можно говорить на кухне, в бане и во сне. Но это только пока. Беда Шумерии в том, что люди, «которые должны принимать таблетки, принимают законы» (Ф.Ф. Преображенский). А для нас такое законотворчество – бессмысленное и беспощадное – даже полезно. Особенно для тех, кто до сих пор не понял, что у Донбасса с такой Украиной ничего общего быть не может.
***
Вместо анекдота – веселая реальная история.
В 2015 году во время выступления Президента РФ на заседании Генассамблеи ООН гоп-компания депутатов ВРУ во главе с вице-спикером Гопко развернула дырявый ж/б прапор, якобы привезенный из Иловайска. Полиция тут же выдворила их взашей из зала. А один сердобольный коп возмутился действиями своих коллег. Мол, люди и так богом обижены (он был в курсе, что желто-голубой цвет – это символ больных синдромом Дауна). Когда полицейскому сообщили, что сейчас и их президент будет выступать, он спросил, оцепенев: «А у них что, и своя страна есть?». Ему со смехом сказали, что да, есть. Полицейский ушел с каменным лицом и озадаченным видом. По ходу он до сих пор гадает, где находится государство даунов и кто у них президент.
 


Игорь Карамазов
газета "НОВОРОССИЯ" № 213
11 октября 2018