Еженедельник сообщества "Новороссия"

МЕХАНИЗМЫ УПРАВЛЕНИЯ / Марта Ветрова

Когда молодежь, завлеченная романтикой демократии и социальной справедливости, вступает во взрослую жизнь, то первое же знакомство с бюрократическим аппаратом постсоветских территорий порождает у нее массу вопросов.

Это все разговоры в пользу бедных,
 а нас больше интересуют те, кто умеет
 «заработать» миллиарды!
Психология высокопоставленной прислуги.
 
Почему за некоторыми справками приходится бегать по разным кабинетам да еще и в разные часы? Почему процесс получения злосчастной бумажки может затягиваться на месяцы?

У старшего поколения есть две основные версии объяснения такой ситуации. Первая: если все будут получать полагающиеся услуги быстро и качественно, то некому будет нести чиновникам взятки. И вторая: родственники начальства тоже должны где-то работать. В связи с этим ситуация «принесите справку о том, что вам нужна справка» сегодня встречается сплошь и рядом.
 
К сожалению, обе версии справедливы. И что с этим делать? Наиболее радикальная часть нашего общества предлагает расстрелять всех очевидно провинившихся чиновников и на их места в благодарность назначить «народных освободителей». Однако этот вариант не подходит. Тот, кто готов легко нарушить социальный запрет «не убей», в большинстве случаев с такой же легкостью нарушает и запрет «не укради». Поэтому следует рассматривать иные варианты.
 
Наиболее популярным из обсуждаемых способов декоррумпирования аппарата управления считается замена должностных лиц действующей структуры на заранее подготовленных специалистов из кадрового резерва. Но даже если предположить, что в этот кадровый запас не допустят «блатных» и обучать будут не по американским учебникам, а с использованием таких важных инструментов, как совесть, социальная ответственность и здравый смысл, то рассчитывать на изменения в системе управления все равно не придется.
 
Дело в том, что человек, получая должность значимого начальника, тотчас подвергается давлению окружающей его социальной среды. Бывшие одноклассники норовят стать «лучшими друзьями», сразу появляются многочисленные родственники, а от желающих вступить в близкую связь просто отбоя нет. И все это ради того, чтобы выклянчить заветную должность в теплой конторе. И зачастую, когда освобождается малозначительное место у нового «не блатного» начальника, то близкие к нему люди имеют больше шансов ее заполучить, чем соискатели с улицы. Таким образом, в большинстве своем новые начальники быстро восстанавливают кумовство и назначают на должности не по принципу «я знаю его как хорошего специалиста», а просто «я его знаю…».
 
Другой необычный подход к решению проблемы выдали те, кто не верит в искоренение блатных отношений в управленческой среде. Они предлагают дать возможность начальству устраивать на зарплату неограниченное число подчиненных и не обосновывать их трудоустройство необходимостью произведения какой-либо работы. Тут логика проста: пусть государство содержит всех этих дармоедов (которых оно так и так содержит!), но администрация не будет гонять граждан по кабинетам, таким образом оправдывая лишние должности в штате. Ограниченность финансирования, мол, все равно не позволит начальнику пристроить людей больше, чем количество заложенных в бюджет минимальных зарплат.
 
А небольшое количество грамотных специалистов с более высокой зарплатой будет обслуживать граждан быстро, качественно и без лишней нервотрепки. От взяток это, конечно, не избавит. Такие служащие продолжат создавать бюрократические проволочки и будут получать жирный бонус от простых посетителей, а главное – от представителей организаций, которые за нескромную плату ускоряют процесс получения полагающихся по закону услуг. Сторонники данной теории уверены, что начальство все равно протащит на бюджетные должности своих дармоедов, поэтому из двух зол стоит выбирать меньшее.
 
Однако такой подход имеет свои очевидные изъяны. Если управленец не обязан обосновывать добавление зарплатных ставок, то сначала он пристроит на халявные места своих протеже, а когда бюджетный лимит будет исчерпан, то кто помешает ему дополнительно забюрократизировать административные процессы и потребовать от вислоухого начальства расширение штата в связи с нехваткой рук для обработки документации? Таких «работяг», щедро напичканных во всевозможные учреждения, где их основной задачей является перекладывание бумажечек из одной папочки в другую или составление глупых и никому не нужных реестров, отчетов, ведомостей, хватает и сегодня! Не так ли? А при отсутствии кадрового контроля никто не спросит с начальника, почему он не подключает к работе ранее пристроенных бездельников, ставших официальными тунеядцами на зарплате. В итоге мы получим еще больший управленческий бардак и еще более негативные изменения в социуме. Проще говоря, поток заполнения аппарата государственной системы управления заведомыми дармоедами бесконтрольно усилится и вскоре обслуживать население станет просто некому.
 
Однако как ни хотелось бы выгнать всех поганой метлой, но при беглом анализе любого постсоветского государства выясняется, что управленческий аппарат там необходимо не сокращать, а, наоборот, расширять. О развитии государства и улучшении жизни в слабоуправляемом государстве говорить сложно. Но когда в медийном пространстве высокопоставленное лицо с видом знатока транслирует вычитанный в американских учебниках бред, то поневоле становится страшно за судьбы тех, кто зависит от его управленческих решений.
 
Так о чем же забыли сегодня постсоветские руководители, что без всяких учебников лет 40 назад знало большинство советских чиновников?
 
Рассмотрим простой пример. Представим, что на острове находится группа из 11 человек. Самый опытный, сильный и мудрый – лидер. Он наделен абсолютной властью над своим мини-социумом. Психологию, поведение и способности каждого он просчитывает наперед, определяет каждому занятие согласно его возможностям. Он в одиночку поддерживает порядок в коллективе, разбирает конфликты, обучает основам выживания и силовым способом гасит любое неподчинение своей воле.
 
А теперь представьте, что на острове под его началом 100 человек. В одиночку независимо от силы и опыта никто управлять таким количеством людей не способен. Ему приходится выбрать из сотни 10 человек и создать из них управленческую команду. А также передать им часть своих лидерских функций. Он вынужденно жертвует абсолютной властью, но сохраняет управление своим социумом. Теперь часть его команды занимается контролем над исполнением приказов, а еще часть следит за порядком и разбирает мелкие конфликты. Лидер же занимается администрированием более высокого порядка: издает законы, по которым обязана жить вся сотня, дает указания своим управленцам, определяет наказание за неподчинение правилам, разрабатывает план по добыче пищи и строительству. При этом его воля доходит до жителей не на 100%, а через приближенных, которые выполняют задачи не как приказано, а как им удобно. Если вождь неспособен пресекать подобные ситуации, то рискует стать формальным лидером, от которого ничего не зависит. Фактической же властью при этом станут «серые кардиналы» из его команды.
 
Но если поселение на острове будет 1000 человек, каждому члену команды придется набирать по 10 помощников и передавать им часть своих властных полномочий. При такой численности еще сохраняются естественные механизмы обратной связи, и любой житель может пожаловаться вождю на случай самоуправства или бесхозяйственности его команды. Эта возможность упрощает удержание контроля над вертикалью власти. Но велик риск попасть в стандартную «ловушку системных решений».
 
Если лидер после каждой жалобы начнет казнить, смещать с должности или отправлять в изгнание своих управленцев, то такой подход поощрит доносительство и наиболее хитрые соплеменники используют этот механизм оговоров и наветов в своих корыстных или карьерных целях. Если же лидер вместо жестоких наказаний просто публично отругает нерадивого управленца, то это породит безнаказанность по всей вертикали власти. В этом случае управленческая команда быстро запугает население по принципу «нам от главы все равно ничего не будет, а вот мы превратим потом вашу жизнь в ад». После этого команда принудит население петь вождю дифирамбы вроде «О, луноликий! Как хорошо нам живется при твоем правлении». Но по факту такого лидера будут презирать как собственная команда, так и рядовые поселенцы. И в случае социальных волнений большая часть активных жителей пойдет за реальными центрами сил, а не за «голым королем».
 
А теперь представьте управление социумом в 10 тысяч человек. Очевидно, что управленческая команда составит уже 1000 человек. При этом нет естественных механизмов обратной связи и о положении дел в обществе глава может судить только со слов своих подчиненных. Если же он начнет лично ежедневно объезжать всю территорию и смотреть, что творится в каждом углу, то с функцией лидера может смело попрощаться. Поскольку физически не сможет одновременно заниматься администрированием высшего порядка и приглядывать за каждым сараем.
 
Для сохранения контроля ему придется выбрать из своих 1000 управленцев 10 доверенных лиц, которые соберут команды по разным направлениям контроля над всем социумом, включая и контроль над вертикалью власти. И перед принятием решений лидер получит возможность сравнивать оперативные отчеты доверенных лиц с официальными отчетами аппарата управления. И от того, насколько глава государства разбирается в людях, зависит его способность удержать управление. Если его доверенные лица окажутся некомпетентными или непорядочными – лидер потеряет источник реальной информации и окажется в положении «луноликого султана».
 
Говоря о современной действительности, стоит отметить, что наша беда не только в том, что госаппарат малочислен. Проблема в том, что за 30 лет нэзалэжности чиновники убрали из своего перечня обязанностей все трудоемкие функции по контролю над исполнением распоряжений и профилактике управленческих ошибок. Вся аппаратная коммуникация свелась до уровня «верю на слово» и «авось все не рухнет». И добавление в ряды чиновников минимально необходимого количества управленцев положение не исправит, а может, даже и усугубит.
 
Без компромисса между гражданским обществом и правящим классом никакие системные перемены невозможны. Но компромисс означает взаимные уступки сторон. Уступки населения за последние 30 лет более чем очевидны. Теперь настала пора правящему классу выйти из зоны комфорта и служить с полной самоотдачей, отдавая все свои силы, знания и опыт на благо народа, которому все это старые управленцы задолжали за годы нэзалэжности.


Марта Ветрова
газета "НОВОРОССИЯ" № 226
10 января 2019