Еженедельник сообщества "Новороссия"

ИНСТРУКТАЖ / Дмитрий Дезорцев

Междугородние трассы у нас теперь очень даже неплохие. Есть отдельные трудные участки, но в целом дальние поездки по Республике становятся вполне желанными для человека, засидевшегося в городе.

Летний день сушит горячим дыханием несущуюся за окнами машины степь, разбавленную буйной зеленью встречных посёлков, по полям перекатываются густые волны пшеницы, и это тот самый момент, когда воочию, всеми обострившимися чувствами ощущаешь и отчётливо понимаешь, насколько в красивом месте Бог дал нам жить. Но я с коллегами еду по делу. 

Каждый день, окунаясь в мир военных сводок, прогнозов, разнообразных предположений и наблюдений, постоянно приходишь к мысли, что живёшь в мире, реальность которого формируется искусственно. Для того чтобы удержаться на точке опоры, не потерять связь с объективным состоянием окружающего мира, мне нужно периодически поднимать себя и командировать туда, где давно ничего кроме сухой конкретики не осталось. Еду разговаривать с военными.
Целью нашего журналистского нашествия является полигон «Южный» – внушительная учебная площадка, сооружённая силами Первой Славянской гвардейской бригады. Руководство Корпуса пригласило нас посетить полигон и увидеть своими глазами, насколько серьёзно подходят военные к поставленным задачам.

Хорошая дорога бежит быстро, и вот уже физически ощущается недалёкое море, отражаясь в мчащихся по небу облаках. Меня встречает подполковник Андрей «Ник» Негрий, заместитель командира бригады по работе с личным составом «Славянки», профессионал советской военной школы. Пристроившись к его легковушке, мы въезжаем на полигон. Я бывал уже на армейских полигонах и поэтому легко отличу временное сооружение от стационарного, основательного. Здесь всё серьёзно, ‒ это точно не «потёмкинская деревня».

Характер нашего военного противостояния, ограниченного Минскими «договорённостями», являет собой практически полный запрет применения адекватного вооружения. Это значит, что бойцы, находясь на передовой, не располагая возможностями боевой практики, теряют навыки. Для их восполнения и совершенствования и был построен полигон «Южный».

Я разговариваю с инструктором «Арабом», офицером батальона «Хан», и всматриваюсь в лица его подопечных: в полном обмундировании, броне, касках, на тридцатипятиградусной жаре, ‒ занимающихся упражнениями по стрельбе из ручного пулемёта ПКМ в условиях, имитирующих реальный бой. Я вслушиваюсь в интонации их голосов. Таких ребят не часто увидишь в Донецке. Они не щеголяют новенькой «цифрой», в их глазах читается отрешённость, они ценят каждую минуту покоя. Истоптанные берцы, не раз чиненная форма, характерный «военный» загар. 

«Араб» рассказывает, что теперь работает новая система ротации для бойцов: какое-то время на передовой, затем ротация и практика на полигоне и только потом отдых. И так по кругу. В качестве инструкторов берут хорошо показавших себя на фронте боевых командиров и доверяют им обучение рядового состава. «Араб» до войны был самым обычным дончанином, шахтёром. Никогда не думал, что свяжет себя с военной службой. Глядя на него нынешнего, трудно не увидеть настоящего армейца и практически невозможно определить в нём гражданского. Не в форме дело, нет. В голосе, в движениях, даже в выражении глаз. 
«А как там, на фронте, сейчас?» – спрашиваю я у него. 

Ситуация такова. Есть определённая линия разграничения, которую пересекать нельзя. И стрелять через неё нельзя. Каждая сторона просто охраняет свою полосу. Но украм, конечно же, хочется знать, как у нас обстоят дела с обороной. Чтоб её «засветить», они периодически постреливают. С автоматом близко не подойдёшь – или мину поймаешь, или снайпер снимет. Поэтому палят издали с бронемашин или миномётов и ждут. Где-то высоко в этот момент летает беспилотник и фиксирует своими сенсорами ответные выстрелы. Ну а как укровояки храбрости наберутся или от хозяев получат приказ, то идут испытывать нашу оборону на прочность. Да и железом не забывают бряцать неподалёку от передка, технику туда-сюда гонять вдоль линии разграничения. На психику пытаются таким образом давить и, опять же, хозяевам своим показать, что, мол, не зря их харчи едят.

Я спросил «Араба», вернётся ли он к прежней шахтёрской работе после нашей победы. Маловероятно. Скорей всего, продолжит военную карьеру. Война строит людей быстро, но в современной войне мало быть просто природным вожаком. Подполковник «Ник» рассказывает, что на базе Донецкого высшего общевойскового командного училища ВС ДНР с этого года начали работу курсы повышения квалификации младшего командного состава, где молодые или вновь назначенные командиры получают необходимые знания и навыки управления. 

Что касается полигона, продолжает подполковник, то это пока у нас единственный универсальный полигон. Он создан как военный объект круглогодичного назначения для тренировки мотострелков, танкистов, экипажей БМП и БТР, артиллерии и даже сил противовоздушной обороны. 

При полигоне построен целый городок с инфраструктурой, достаточной для проживания проходящих обучение групп, постоянно работает обслуживающая команда. А в целом главная задача полигона «Южный» – поступательное повышение боеспособности частей Корпуса. При этом его возможности позволяют тренировать не только части 1-го армейского корпуса, но и военнослужащих других силовых подразделений Республики.

Бойцы стоят шеренгой на линии огня. Пулемёты аккуратно выставлены у их ног на короткой, постриженной, как на стадионе, траве. В паре десятков метров впереди находится щит размером с ворота, обтянутый зелёной сеткой. В сетке есть небольшие просветы, через которые пулемётчик будет стрелять по мишеням. 

«Араб» тихо, вполголоса проводит инструктаж. Сильные порывы встречного ветра раскачивают щит. В нескольких сотнях метров дальше расположены очень небольшие мишени, в которые нужно попасть после того, как по-пластунски подберёшься к щиту. Ветер будет мешать, но, как говорит инструктор, это и хорошо – война не в донецком тире происходит, больше помех в тренировке – лучше показатель у бойца в реальном бою.

Я взял с собой бинокль и хорошо вижу пыльные фонтаны, вздымающиеся после каждой очереди. Солдатам нелегко, но попадания есть. Впрочем, учебный период только начался. В этом выезде мне всё понравилось. Я увидел наших защитников в деле, я увидел грамотно построенный военный объект, хорошо выполняющий свою задачу, и теперь могу доложить вам, уважаемые читатели, что вы под надёжной защитой, которая развивается, учится, становится крепче. Когда я в очередной раз слышу лелеемый украми бред про «хорватский сценарий», то совершенно отчётливо понимаю, что этот сценарий окончится очередным «котлом», как минимум. 

Конечно, представители редакции нашей газеты, находясь на полигоне, не ограничились наблюдениями и интервью. В рамках проведения собственного зачёта были проведены стрельбы по мишеням из пистолета, спортивной винтовки и СВД. Во всех случаях участники зачёта показали вполне приличные результаты: через традиционно используемый для этой цели портрет Порошенко можно лапшу откидывать.

 



Дмитрий Дезорцев
газета "НОВОРОССИЯ" №198
28 июня 2018