Еженедельник сообщества "Новороссия"

ХОД ЗА НАШИХ / Дмитрий Дезорцев

Многие праздники, с потерей поддержки на государственном уровне, имеют тенденцию к постепенному растворению в череде иных знаменательных событий. Они, как и люди, живут какой-то период поначалу ярко, пышно, с процессиями и колокольными звонами, военными парадами и явлениями высочайших лиц народу.

Как радовалось русское население окончанию Смуты, победам в войнах, рождениям и инаугурациям царских особ, не говоря уже о традиционных православных празднованиях! Да и сам характер праздников на Руси отличается от подобных мероприятий за рубежом. Начинаясь с торжественной части, он плавно перетекает в народные гуляния, а затем уходит под сень домов, где уже накрыты столы, встречи с друзьями и родственниками, зелено вино. Примерно по такой схеме праздновалось практически всё – Новый год, Пасха, Первомай, День Победы и т.д. Древняя славянская традиция, с элементами варяжских и римско-византийских обычаев, принятая и хорошо укрепившаяся в нашем обществе.
 
Тем удивительнее и радостнее факт зарождения и упрочения нового по историческим меркам празднования, пусть и с отчётливо грустной нотой, но невероятно быстро набирающего популярность и массовость – марша «Бессмертного полка». Отрадно, что этот праздник был задуман не в правительственных кабинетах, не в рамках казённых мероприятий, а явился инициативой обычных людей, восходя скорее к крестным ходам, чем к традиционным застольям.
 
Странно, что его не придумали в СССР, настолько очевидна его идея, буквально витавшая в воздухе все эти годы. Советская власть очень трепетно относилась к памяти о войне, непрестанно обращаясь к военной тематике, устанавливая памятники, чествуя ветеранов. Но активно нагружая советское общество патриотическим содержанием, власти так и не смогли придумать такой простой и убедительной реализации доказательства всенародного сопереживания своим усилиям. Это сопереживание, «Бессмертный полк», оказалось настолько огромным, что заткнулись практически все либераствующие индивиды, сочно окармливающиеся на военной теме в последние десятилетия, – кто о потерях, кто о неправильном руководстве, кто о сомнительных достижениях в победе и т.д. Кому-то очень хотелось втоптать в грязь заслуги того поколения.
 
Я спрашивал ветеранов о войне, с желанием понять чувства простого солдата на фронте. Вот, к примеру, что на самом деле кричали дедушки, когда шли в атаку? Очевидцы говорят – разное, кто немцев матерно ругал, кто заводил себя удалой песней, многие кричали «За Родину!», «Ура!». Часто поднимались с именами погибших товарищей – «За Серёгу! За Вовку!». Если в 41-м войска отступали, пребывая в состоянии упадка духа, то с началом перелома вера в успешное военное руководство товарища Сталина поднялась настолько, что в бой почти всегда шли с его именем. Это действительно воодушевляло бойцов. И никаких комиссарских понуканий на этот счёт мои собеседники вспомнить не могли.
 
Наши младшие небратья по разуму из числа укров и нынче, иной раз с закарпатским прононсом, затягивают свою волынку: «дидывоювали». С таким специфическим презрительным оттенком, мол, валенки и колорады старикам молятся, вместо того чтоб по майданам гиднысть куролесить. Им-то, потомкам битых недоевропейцев, в этом полку делать абсолютно нечего. Оттого и злые.
 
Среди рассекреченных документов холодной войны во всякого рода директивах периодически попадаются размышления западных специалистов по «русской теме», в которых они задаются вопросом, с какой целью в СССР культивируется память о войне и её жертвах. Взять те же США. Страна однозначно милитаристская, ставящая ударение именно на свои силовые возможности, получившая самую максимальную выгоду от двух случившихся в XX веке мировых войн. И у них были потери. Но ничего они не празднуют особо. Отдают сугубо формальную дань уважения погибшим, не более. Всё остальное на эту тему – гражданские инициативы в масштабах церковных или ветеранских организаций. Зато особую роль играет Голливуд.
 
Тут всё по науке. Госдеп отлично знает, как формируются взгляды американцев, и денег на «важнейшее из искусств» не жалеет… Да и историки там есть неплохие, научные изыскания, военная аналитика, всё в хорошем состоянии, хорошо финансируется. Но они же нас никогда не поймут. В директивах вопрос был поставлен неправильно. Это не государство культивировало память о былом, это сами люди не хотели, не могли забыть и не позволяли забывать другим. Та война стала частью нас. Её нельзя вытравить ни сволочными фильмами, ни скандальными книжицами, ни откровениями одноразовых политиков и беглых казнокрадов.
 
Я думаю, каждый, кто хоть раз попытался оценить то, во что вышла советскому народу и его союзникам та Победа, все те моря пролитой крови и слез, миллионы изувеченных судеб и не родившихся детей, тот уже не сможет относиться к Великой Отечественной просто как к историческому событию. Период 40-х годов был бездонной пропастью, в которой мы, по всем прогнозам, должны были погибнуть. Если не в самой войне, то чуть позже, быть раздавленными послевоенным кризисом, помноженным на «старания» бывших союзников.
 
А мы выжили. И это тоже результат гигантских усилий нашего народа по восстановлению страны.
 
Мы на страницах нашей газеты всегда отдавали должное внимание теме Великой Отечественной войны, по сути, еженедельно выполняя свою миссию по увековечиванию памяти тех, кто пожертвовал жизнью ради нас. И в этом году, празднуя 73-ю годовщину славной Победы, выходим на великий марш вместе с вами.
 
Погода нам благоволит, утро выдалось свежим, без намёка на сырость или жару. Праздник начинается около знаменитого танка, где в торжественной обстановке происходит награждение бойцов и волонтёров Русской весны от лица руководителей ОД «Новороссия», затем время ускоряется. Улица стремительно заполняется людьми, энергично проходят строевым маршем лучшие подразделения Республики, идёт батальон братской Осетии, и завершает парад вымытая до блеска военная техника.
 
Мне нравятся наши военные парады. Я смотрю на лица солдат, многие из которых живут на передовой, и вижу в них спокойствие, уверенность, вижу человеческие чувства. Чепчики в воздух сейчас бросать не принято, но дорога устлана цветами, принесёнными донецкими девушками. Праздник отлично демонстрирует связь между войском и народом, она есть, военных здесь любят.
 
Ну и вот эпика. Буквально сразу за последним подразделением открывается невидимый шлюз, и широким потоком разливается народная река. И ведь да, «Бессмертный полк» – первое на моей памяти трансцендентальное празднество гражданского, а не церковного характера. Каждый идущий с портретом своего умершего родственника пребывает в уверенности, что душа его в этот момент где-то рядом. Многие религии прямо или косвенно говорят о том, что дух, душа человека не угасает до тех пор, пока о нём помнят. Если так, то те огромные, всемирные реки памяти, марши поколений во славу нашего небесного воинства, наших отцов и есть высшее проявление связи прошлого, настоящего и будущего.
 
Я встречал «Бессмертный полк» от первых его представителей до замыкающих и не мог не заметить, что с каждым годом он увеличивается. Это не траурная процессия, в ней дышит новая жизнь, я видел и совсем пожилых людей, и совсем молодых, они радовались друг другу. Известные донецкие речёвки, песня «Катюша», зрители с обочин, прорывающиеся через милицейское заграждение и присоединяющиеся к шествию на всём пути. Вот это и есть настоящая сила Донбасса. Мне уже достаточно лет, я хорошо помню советские демонстрации, и тогда было интересно, солнце, воздушные шары, транспаранты, образ вождя. Но казёнщина всё это убивала. Пройти мимо трибуны, помахать руками, изобразить единение с руководящей и направляющей… Нет смысла даже сравнивать с «Бессмертным полком».
 
Полк воодушевляет и вдохновляет. В огромном числе незнакомых тебе людей ты вдруг внезапно находишь знакомых и радуешься их присутствию. Вот сосед с нижних этажей, которого ты знаешь лет десять и никогда за ним не замечал интереса к общественной жизни. А он идёт с семьёй в полном составе, несут портреты и на подушечке – дедов ордена.
 
Дай Бог долгой здоровой и счастливой жизни тем, кто придумал и воплотил в жизнь эту прекрасную идею. Спасибо, что в ней нет политики. Я видел в потоке людей кого угодно – коммунистов, социалистов, республиканцев, свободников, востоковцев, стрелковцев, многих других – шли душа в душу, шаг в шаг. Вот так надо во всём, ребята. Наша победа ещё растёт, но день 9 Мая говорит о том, что она неизбежна.


Дмитрий Дезорцев
газета "НОВОРОССИЯ" №191
10 мая 2018 г.