Еженедельник сообщества "Новороссия"

#ДОНБАССНАШ И КРЫМСКАЯ РУССКАЯ ВЕСНА / Дмитрий Дезорцев

У нас что-то вроде юбилея. 101 год назад (19 марта 1918 г.) Донецко-Криворожская республика была исключена из состава РСФСР и передана Украине.

История хорошо известная: игнорировав мнение населения и руководителя республики товарища Артёма, кремлёвские власти (не пишу большевики, потому как какой только дряни тогда там не было) отдали наш край чубатым в качестве «усиления».
 
Предполагалось, что, поскольку сами по себе украинцы только коз пасти умеют, а индустриализация государству была необходима как воздух, то, соответственно, кто-то же должен там работать. Донбасс, по сути, отправили нести трудовую повинность пахать за себя и за тех двоих, которые коз пасут. Ну и заодно по возможности распространять идеи пролетарской мировой революции. В общем, расхлёбываем и поныне.
 
Невозможно не провести и аналогию со всесоюзной здравницей, позже также подаренной Украине, ну просто потому, что она им нравилась. Никакой чудной материковой пляжно-курортной линии у себя паны-товарищи создать за сто лет так и не сподобились, а тут – готовый полуостров, предприятия-гиганты сотрудникам пансионаты строят за свои кровные, страна бюджеты выделяет миллиардные, оздоровление, природные красоты, мечта каждого советского человека: летом – в Крым. Взял Хрущёв и украл его у тех, кто за него веками бился. Эх, товарищ Сталин, не доглядели паршивца!
 
За последние четверть века мы, конечно, поумнели. Если в девяностых мне достаточно часто попадались люди, считавшие, что хватит кормить тот или другой регион, что вполне допустимо отдать Дальний Восток японцам или корейцам за видики и прочее барахло каждому, то нынче инициаторы подобных предложений сходу ставят на себе политический крест. Недавние события по поводу необоснованных японских претензий на наши законные острова прекрасно высветили консолидированное мнение населения – ни пяди земли. Никому. И я считаю очень правильной гражданскую активность как организаций, так и отдельных лиц, демонстрирующих неприятие любых договорённостей, связанных с утратой территорий.
 
И еще один юбилей. 16 марта состоялся Крымский референдум. Пять лет назад. Однозначное решение большинства населения о том, что всё, хватит. Украинское ярмо сброшено навсегда. Мы тоже имели отношение к проведению этого плебисцита. Мы уже знали, что украинское тяжелое вооружение – танки, пушки – перебрасывалось по железной дороге к границам. И к нам тоже. Уже тогда дончане, простые граждане и участники Народного ополчения Донбасса останавливали это железо голыми руками, ставили первые блокпосты.
 
Помню, накануне я написал воззвание к дончанам, расклеивали с друзьями на стенах, остановках, раздавали прохожим. Задача так и стояла: помочь крымчанам, отвлечь внимание на себя. Собрать митинг, «пошуметь». В целом с задачей, я считаю, справились хорошо. В тот день донецкие митингующие посетили украинскую облпрокуратуру, пообщались со свеженазначенным паном прокурором Франтовским (сбежал на следующий день), требуя освобождения захваченного неделю назад Павла Губарева, вошли внутрь и подняли над прокуратурой российский стяг, а затем пошли штурмовать облуправление СБУ.
 
И не только мы в Донецке подставили своё плечо. В этот день массовые многотысячные митинги в поддержку Крымского референдума проходили в Луганске, Харькове, Одессе, Запорожье, Николаеве, других городах. Такая вот скромная помощь Новороссии в рамках той самой Русской весны. Укры тогда дико боялись, что русские танки вот-вот перейдут границу и поедут на парад по Крещатику. Всё было наэлектризовано, мы совершенно чётко видели логическим продолжением референдума крымского референдумы донецкий, одесский, харьковский и так далее. Тогда ещё Киев не развязал войну против собственного народа и основной повесткой украинских референдумов называлась федеративность. Впрочем, вислоухих небратьев слово «федеративность» пугает не меньше, чем выход. Киев-то регионам уже надоел до тошноты, поэтому федерализация рассматривается исключительно с одной стороны – как подготовка к прыжку в сторону.
 
Владимир Владимирович Путин несколько дней назад на праздновании юбилея Крымского референдума произнёс замечательную фразу о том, что российский народ никак не конфликтует с украинским, а вся проблема заключается исключительно в киевском руководстве. Между прочим, так и есть, как бы это странно ни прозвучало. Жаль, что небратья вряд ли будут особо прислушиваться к направленной им прямой инструкции. Но попытка – не пытка, может, хоть кто-то и задумается.
 
Я же волнуюсь, что слова Президента куда как лучше прорастут в других ушах. Ибо среднестатистический россиянин, возлежа на диване с пивом, плохо представляет наши реалии и цели, относясь к ним подозрительно. Мол, чего это они там себе удумали? Видите же, не берут вас, по телевизору не показывают, вслух не говорят, не встречаются. Так вот, вам гуманитарку шлют – давайте уже, идите дружить, как сказано выше, с вислоухими, и всё будет хорошо. Ну, немножко геноцида будет, но как же без этого? А если что, те самые русские танки опять поедут на Крещатик. Может быть. Потому что никто вам ничего не должен. Так один известный ведущий из дуроскопа сказал.
 
И я вдруг вспомнил послевоенный Донбасс. Уже не за троих, а за десятерых дедушки впахивали. Давали огромной, но совершенно разбитой стране уголь и металл, вдыхали в неё жизнь. Невыполнение плана грозило руководству не лишением премии, но лишением головы. А сколько тогда жизнь шахтёрская стоила? Да нисколько. Стране было НАДО, дончане работали как проклятые. И ехали бесконечные эшелоны с антрацитом по всем направлениям великой Родины. И пах тот уголёк потом и кровью.
 
Ещё есть среди живых свидетели тех великих подвигов советских-донецких. Пересмотрите прекрасный фильм Владимира Хотиненко «Зеркало для героя», в котором режиссёр попытался воссоздать атмосферу Донбасса тех дней, прочувствуйтесь, вспомните. Это кино очень нравится нашим ветеранам, многие его смотрели. Но они говорят в один голос, что, несмотря на исключительность фильма, в жизни всё было гораздо тяжелее. Поэтому, друзья, если слышите от кого-нибудь, что нам, дончанам, надо кому-то платить, доказывать свою принадлежность к России или, тем паче, что мы суть хитрые хохлы, которые хотят на халяву хорошей жизни, – бейте подлеца сразу в морду. Это мы – настоящие русские, страдающие с 1991 года за свою русскость, за то, что не предали и не растворились в козопасах ни тогда, ни сейчас. А раз мы русские, то не сомневайтесь, мы за своим придём. Не при этой власти, значит, при другой.
 
Ни в коей мере не завидую Крыму. Нынче много всяких вражьих методичек гуляет, дескать, они тоже того, случайно россиянами стали, а сами не знали, в кого бы записаться, – то ли в татары, то ли в хохлы. И только о выгоде думали, чтобы, значит, россиян летом побольше наехало, квартиры втридорога сдавать. Возможно, есть и такие. У Крыма своя специфика. Но я знал множество людей, принципиальных, прочных, совершенно несгибаемых, которые ещё с советских времён твёрдо знали: Крым был и останется русским, справедливость восторжествует.
 
И это случилось. И мы своей справедливости дождёмся. Может быть, найдутся несогласные, но те, кто не вор и у кого хоть немного голова работает, прекрасно понимают: мы строим не бананово-угольную республику, а дорогу домой. В Россию. Она гораздо сложнее крымской, но мы справимся, у нас воли хватит.
 
А крымчан поздравляем, искренне!


Дмитрий Дезорцев
газета "НОВОРОССИЯ" №236
21 марта 2019 г.