Еженедельник сообщества "Новороссия"

ДЕНЬ ПОГРОМОВ / Игорь Карамазов

Депутаты Киевсовета приняли решение отпраздновать 250 лет Колиивщины, которая вспыхнула в 1768 году и унесла десятки тысяч человеческих жизней. Сторонники празднования называли Колиивщину протестом против гнета польских панов, угнетавших крестьян и пытавшихся насильно обратить их в католицизм.

А погромы будут?
Будут, будут!
Из х/ф «Дежа вю»
 
В городе состоятся разнообразные культурные, воспитательные и исторические и практические мероприятия, направленные на активизацию патриотического воспитания молодежи. Надо было бы еще провести историческую реконструкцию Уманской резни для полноты картины. Но, по всей видимости, депутаты изучали историю по поэме буйно помешанного Т. Шевченко «Гайдамаки», поэтому не углядели зраду.
 
Вкратце об истоках и хронологии бунта. Название восстания происходит от слова колий (рус., укр.) – специалист по заколу свиней, живодер, а гайдамак (тюрк.) – налетчик и своевольник. В феврале 1768 года шляхта создала в крепости Бар Барскую конференцию, отряды которой рассыпались по Малороссии, совершая страшные зверства над православными. Гонения перешли в открытый террор: священников секли терновыми розгами, запрягали в плуги, забивали в колоды. Терпению людей пришел конец.
 
Вожаком восстания стал бывший козак-запорожец, подданный Российской империи (уже зрада) Максим Железняк (Зализняк), укрывавшийся в Мотронинском монастыре на Киевщине. Он заявил, что у него есть «золотая грамота» (написанная золотыми чернилами), якобы за подписью императрицы Екатерины II. Согласно этой имитации ему давалось право очищать Правобережную Малороссию «от панив, ксьондзив и жидив-арендарив» и присоединить ее к Российской империи.
 
И как теперь быть с утверждениями организаторов праздника, что гайдамаки боролись за незалежнисть? Не понятно, с какого перепуга поляки приняли этот манифест за правду. Поэтому не решились сразу задействовать войска, опасаясь войны с Россией. Пока они слали переговорщиков в Санкт-Петербург, восстание охватило Киевщину, Брацлавщину, Подолье, Волынь и дошло до Галиции. За считанные недели сотни богатых землевладельцев были заколоты и сожжены. Не жалели ни женщин, ни детей, убивали евреев-управителей панских имений, ростовщиков и менял. Накопившаяся веками ненависть и злоба к угнетателям нашла свой выход. При этом простых евреев убивали исключительно с целью грабежа, не жалели даже собственных единоверцев, заподозренных в симпатиях к полякам. Уничтожение невинных людей приняло кошмарный масштаб.
 
В июне 1768 года Зализняк осадил Умань, важный торговый пункт, откуда велась оживленная торговля с Турцией и Молдавией. Город был хорошо укреплен и вооружен. Но гайдамакам помог начальник панской милиции Иван Гонта. Он со своим отрядом перешел на сторону повстанцев, и судьба Умани была решена.
 
После того, как гайдамаки вошли в город, погибло 2 тыс. поляков, а 30-тысячное еврейское население было вырезано полностью. Как вспоминают очевидцы: «Резня была так велика и ужасна, что кровь зарезанных стояла в синагогах выше порога… Трупы убитых тысячами валялись по городу. Их при жизни подвергали мучительным истязаниям: рубили, кололи, четвертовали и колесовали. Малюток отрывали от груди своих матерей и колесовали».
 
Но даже этих зверств запойному поэту-психопату показалось мало. В своей поэме он с восторгом описал, как Гонта зарезал своих сыновей, рожденных от жены польки в католической вере. И такую гнусность вдалбливают в кастрюльки свидомышей, хотя в реальности этого не было.
 
Ввести войска и положить конец этому беспределу Екатерину II просили не только поляки, но и малороссийские помещики, опасавшиеся, что восстание перекинется на левую сторону Днепра. И только после нападения восставших на турецкий гарнизон в городе Балта, что могло привести к развязыванию русско-турецкой войны, императрица дала приказ генералу Кречетникову подавить бунт.
 
Полковник Гурьев захватил Зализняка, Гонту и других предводителей Колиивщины. Обезглавленное восстание было подавлено в короткие сроки. Рядовых гайдамаков обезоружили и отпустили. Арестовали только соотечественников, предъявив им обвинение в дезертирстве. Гонту, как польскоподданного передали шляхте. За это генерал Кречетников подвергся жесткой критике со стороны Г. Орлова и Г. Потемкина. Зализняк был бит батогами и отправлен в Сибирь, где его следы затерялись. Его побратимы после экзекуции оказались в Нерчинске на каторге.
 
Через несколько лет с них сняли кандалы и перевели в разряд ссыльных. Польскоподданным гайдамакам пришлось не в пример хуже. Гонту ляхи казнили с не меньшим изуверством, чем он проявлял во время восстания. С него живого содрали кожу, а затем четвертовали. Устроенные поляками казни были настолько жуткими, что с тех пор девушки в Малороссии среди цветных лент в своих нарядах носили и черную.
 
Во время последовавших вскоре Пугачевщины и Великой французской революции было пролито немало крови, но в части проявления живодерства и руинизации собственной территории Колиивщине нет равных в истории ХVIII века.
 
Так в чем же перемога, которую празднуют свидомиты, и кто получил выгоду от этого, как писал Шевченко, «бенкета».
 
Свидомитам должно быть обидно, что главным бенефициарием от этих событий стала Российская империя. Войска, подавившие восстание, остались на территории Правобережной Малороссии для поддержания порядка. Колиивщина ускорила процесс распада Польши, и через 4 года ее начали интенсивно делить. Нападение гайдамаков на турецкий гарнизон в Балте таки стало поводом для объявления Турцией войны России. Победив в ней, русские получили Северное Причерноморье, а впоследствии и Крым.
 
К тому же гайдамаки резали и жгли не только поляков и евреев. Уничтожению подверглись и униаты (предки нынешних бандеровцев), и православные малороссы, сочувствующие полякам (по нашему – выруси). А это уже мегазрада. И что в сухом остатке отпраздновали 29 мая национально озабоченные активисты? Разве что убийство десятков тысяч евреев – День погромов.
 
Но укронацики напрочь отрицают антисемитский характер майдана ХVIII века. «Восстание было антипольским и антикатолическим. А поскольку евреи были на стороне шляхты, то сами и виноваты. С кем поведешься и т.д.». Где-то мы такое уже слышали – одесситы сами себя сожгли, дончане сами себя обстреляли. А теперь и евреи из природной вредности сами себя погромили.
 
В последнее время произошел взрывной рост антисемитских настроений в Шумерии, и это начало беспокоить заокеанских хозяев. В апреле 57 американских конгрессменов подписали письмо, в котором призвали заняться расследованием антисемитских инцидентов и наказать ответственных за них. Лучше бы для начала уняли кошерных бандеровцев, находящихся у власти, – Вальцмана, Гройсмана, Филатова, Юльку Капительман и теневого спонсора укронацизма Коломойского.
 
Как писал народный артист СССР Валентин Гафт: «Когда пути таким открыты, растут ряды антисемитов». Особенно хорошо сказал про них профессор Преображенский в «Собачьем сердце»: «Так вот, Швондер и есть самый главный дурак. Он не понимает, что Шариков для него более грозная опасность, чем для меня. Ну сейчас он всячески старается натравить его на меня, не соображая, что если кто-нибудь, в свою очередь, натравит Шарикова на самого Швондера, то от него только рожки останутся».
 
Украинские швондеры активно поддерживали майдан, думали, что натравят этих шариковых на русских и будут снимать гешефт. Но когда этим бандерлогам надоест огребать на Донбассе, а с кормовой базой станет совсем туго, то дойдет очередь и до них.
 
До колесования и четвертования, может, и не дойдет, но грабить и жечь будут от души. И, как в 1768 году, страдать будут не только олигархи-«арендаторы», но и не в чем не повинные обыватели. Украинский еврейский комитет планирует создать список антисемитов и ксенофобов. И это в стране, где ксенофобия является официальной доктриной. Видимо, они хотят проплатить перепись населения, которая в Шумерии постоянно откладывается.
 
Погромный синдром в крови у укрофашистов. Без него их существование невозможно. На майдане евреями назначили русских – «москаляку на гиляку». Постепенно дошли до ромов. В течение последнего месяца сожгли цыганский табор на Лысой горе под Киевом, а затем под Львовом и Тернополем. Все три нападения – как под копирку. Группа молодых людей, вооруженных битами и стрелковым оружием, разгоняет обитателей табора, а затем сжигает их жилища и имущество.
 
Как утверждает демократическая общественность, фашизма на Украине нет. Скоро не будет и цыган. Евреям – приготовиться. Организаторы погромных торжеств призывают: «Возвращать идентичность, возвращать свое место на родной земле». Так, как это трактуется в контексте Колиивщины, – не сомневайтесь – БУДУТ!
 
А что такое толерантность?
Когда на площади одной
Висят и Беня Коломойский,
И Ярош, как презренный гой.


Игорь Карамазов
газета "НОВОРОССИЯ" №194
31 мая 2018