Еженедельник сообщества "Новороссия"

ЧИНОВНИЧЬЯ НОМЕНКЛАТУРА / Марта Ветрова

Среднестатистический постсоветский чиновник в своей деятельности руководствуется, как правило, тремя принципами: обогатиться за счет должности, удержаться на должности и постараться заполучить в карьерном росте более «хлебное» место. Момент, когда чиновник теряет человеческое лицо, наступает по-разному, но коррумпированная система почти не делает исключений.

Кто-то продает свою душу сразу. Кто-то до последнего пытается сохранить порядочность. Но большинство чиновников выбирает тактику умеренной подлости, что и придает системе управления относительную устойчивость.
 
Наиболее «продвинутые» госслужащие строят карьеру благодаря близости к вышестоящему начальству. Для установления контакта с власть имущими они не брезгуют ничем: начиная с лести и подхалимажа и заканчивая услугами интимного характера. И когда такой подчиненный наконец приобретает благосклонность начальства, то начинает ею злоупотреблять на полную катушку.
 
Наиболее яркий пример – украинские чиновники. Козыряя тем, что им когда-то довелось постоять рядом с американскими сенаторами или конгрессменами, они агрессивно продвигают свои личные интересы, прикрываясь тем, что «это американский хозяин приказал». Причем американцы в большинстве случаев даже не в курсе украинских инициатив. Но пользуясь тем, что коллеги зачастую не способны перепроверить подлинность «хозяйского распоряжения», укрочиновники навязывают окружающим свою волю. И неплохо конвертируют такие комбинации в наличные деньги или в карьерный рост. И это лишь один пример тех своеобразных взаимоотношений, которые используют ушлые представители чиновничьей номенклатуры.
 
Сразу же возникает вопрос: неужели в среде государственных аппаратов постсоветских республик начисто отсутствуют порядочные люди? Ответ неожиданный: есть, и не так уж мало. Но как такое может быть, если коррумпированная система не делает исключений? Давайте разберемся. Порядочных управленцев в коррумпированном госаппарате можно условно разделить на три категории: слепые инструментарии, бумажные чернорабочие и романтики.
 
Начнем со слепых инструментариев. Как правило, это представители контролирующих органов, которым чиновники в погонах с большими звездами дают поручения изыскивать нарушения. При этом начальство мотивирует слепых инструментариев лицемерными речами об их труде на благо родины. Хотя вся их полезность для таких руководителей заключается лишь в том, что честных контролеров не нужно брать в долю. Инструментарии находят нарушения, а их «святое» начальство вымогает взятку с провинившихся. Те же госструктуры или бизнес, которые платят чиновникам в погонах ежемесячную дань, получают индульгенции сразу после проверки.
 
Когда же инструментарии начинают понимать свое истинное место в коррумпированной системе, то либо увольняются, либо, переосмыслив свои взгляды на жизнь, остаются работать цепными псами на зарплате. Бывает и так, что, прозрев, они начинают требовать свою долю с взяток. В последнем случае инструментарии имеют все шансы за свою проснувшуюся борзость попасть под жернова показной борьбы с коррупцией.
 
Вторая категория порядочных госслужащих – это бумажные чернорабочие. Они исключительно за зарплату выполняют за начальство всю рутинную работу и с преступными комбинациями чиновников никак не соприкасаются. Ни на личном уровне, ни на официальном. На Украине у бумажных чернорабочих зарплаты низкие, а в России, Европе и в США – высокие.
 
Третья и самая интересная категория – социальные романтики. Они искренне пытаются помочь населению и заставить чиновников думать не только о своем личном благополучии. Это люди с именем, которые пользуются доверием граждан. Устойчивые коррумпированные системы держат их для сдерживания социального напряжения. Мол, не все среди нас сволочи, попадаются и порядочные люди.
 
Социальные романтики приносят массу неудобств своим коррумпированным коллегам. Но их никогда не наделяют теми рычагами влияния, которые могли бы существенно повлиять на ситуацию в государственной структуре управления. У них может быть показная высокая должность, но полномочия – минимальные. Если социальные романтики все-таки становятся опасными для коррумпированной системы, то она старается от них избавиться либо опорочить, выбив тем самым единственный инструмент, который у них есть – доверие народа.
 
Не обошли все эти процессы и нашу Донецкую Народную Республику. Большая часть нашей системы управления была сформирована из олигархической обслуги периода Ющенко-Януковича. В 2014 году восставшее население не стало их вешать на столбах в наивном расчете, что вся верхушка будет перезагружена еще не погрязшими в воровстве специалистами. Однако те, кто волей восставшего народа получили высокие должности в молодом правительстве, столкнулись с хорошо отлаженной и дисциплинированной коррумпированной машиной, поддерживаемой из Киева.
 
Далее последовали все вышеперечисленные процессы. Часть новых назначенцев постепенно влилась в прогнившую систему коррупционных взаимоотношений. Остальных же система начала выдавливать или ограничивать в полномочиях. Так здоровые кадры менялись на родственников, друзей или любовниц представителей чиновничьего аппарата. Полномочия депутатов были низведены чуть ли не до уровня обычных активистов, а зарплаты их помощников не дотягивали даже до официальных заработков больничных санитарок.
 
То есть у коррумпированных чиновников, помимо откатов и взяток, есть еще и жирные зарплаты, а чудом сохранившиеся здоровые кадры в госаппарате должны искать посторонние источники дохода. Один такой чиновник на прямой вопрос подчиненных о низких зарплатах в его управленческой структуре откровенно ответил фразой, вошедшей в историю: «Никогда у вас не будет хороших зарплат!». Если этот человек с самым высоким антирейтингом в правительстве так относится к людям, находящимся в его непосредственном подчинении, то что будет, если после выборов доверить ему судьбу всех граждан?
 
Здесь стоит заметить, что все антинародные решения чиновничья верхушка принимала под предлогом «Это не наше решение, а директива сверху!». Используя длинный язык, умное выражение лица и терминологию из учебников Сороса, чиновники инициировали организацию таможни между ЛНР и ДНР. А когда из ЛНР после смены власти пришла просьба убрать это недоразумение, наши чиновники Миндоха активно стали сопротивляться. Еще бы! Цэ ж вэлыки гроши!
 
И сразу же пошла все та же аргументация, рассчитанная на не разбирающихся в экономике командиров ополчения. У нас, видите ли, бюджеты разные, луганчане своими товарами притесняют местных производителей и прочий бред. Но даже первокурсник экономического факультета знает, что у городов и районов города тоже бюджеты разные. И что? Поставим везде таможни? Боимся крутой и мощной экономики Луганска? Там что, иностранцы живут, что мы так от них отгораживаемся?
 
Скоро выборы. И если новый состав ЦИК допустит на них только «своих» кандидатов и не обеспечит честность при подсчете бюллетеней, то мы просто потеряем все то, ради чего поднимались в 2014-м. Мы потеряем не только возможность воссоединения с Россией, но и право на достойную жизнь.


Марта Ветрова
газета НОВОРОССИЯ №209
13 сентября 2018