Еженедельник сообщества "Новороссия"

2 МАЯ. ЧЁРНЫЙ ДЫМ НАД ЧЁРНЫМ МОРЕМ / Дмитрий Дезорцев

Есть такие раны, о которых не скажешь – затянулось. Мало того, не скоро ещё и осознаешь их глубину и боль, они ранят не текущий день, они обжигают будущее. Возвращаясь к тому адскому дню, в годовщину ли трагедии, или так, случайно, в самый обыденный день, всё больше приходишь к мысли о присутствии во всём этом некой дьявольской логики, направленной именно на тот результат, который и случился.

Есть такие раны, о которых не скажешь – затянулось. Мало того, не скоро ещё и осознаешь их глубину и боль, они ранят не текущий день, они обжигают будущее. Возвращаясь к тому адскому дню, в годовщину ли трагедии, или так, случайно, в самый обыденный день, всё больше приходишь к мысли о присутствии во всём этом некой дьявольской логики, направленной именно на тот результат, который и случился.
 
Я вам точно скажу, никто ещё не осознал масштаба случившегося. 2 мая 2014 года оборвались вдруг разом все стальные канаты, веками крепко державшие милый южный город на российской груди. Кто-то Одессу предал. Кто-то отдал её на съедение футбольным отморозкам и вдоволь расплодившейся местной нечисти, отлично откормившейся при украинских властях. Не будут для вас никакой новостью слова о том, что населению совершенно наглядно показали, чего стоит Украина как правовое государство, когда речь идёт о массовых протестах против бандеровской власти. В этой стране убивать можно безнаказанно, при нынешнем составе руководства во главе с паном Порошенко любые попытки честного разбирательства и наказания убийц, их заказчиков, пособников, а также тех, кто осуществлял и осуществляет «информационное» прикрытие, будут безуспешны и, более того, – опасны. Это не новость, но повторять эти слова надо.
 
Нам здесь проще, у нас вроде как вольница, нам легко освистывать одесситов, вжавшихся в асфальт, захлопнувших ставни, задержавших дыхание и… не вышедших спасать город. Теперь бандеровцы, не скрывая лозунгов, празднуют годовщину «победы над Одессой», а там и слова сказать боятся. Горе побеждённым.
 
Сломались те, кого, собственно, и не надо было особенно ломать. Очень жаждали евроинтеграции, чтоб все «гости в порты к нам», чтоб повсюду деньги и торговля кипела. Ради таких заоблачных перспектив можно многим поступиться. Даже памятью, не то что свободой. Зря, что ли, украинская пропаганда столько лет людям дула в уши об ужасах жизни в России? О тотальной разрухе и нищете? Принтерные распечатки фотографий заброшенных деревень с подписями «Москва», «Волгоград», «Тула» и т.д. и сейчас целыми галереями украшают глинобитные офисы «Правого сектора» и тому подобных компаний по всей Нэньке. А тут евроинтеграция, деньги, торговля. И многие одесситы поневоле задумались, а зачем оно нам. Мы дождёмся российских танков, тогда и выйдем воевать за свою русскую Одессу. Да и не только они так подумали. С танками всегда веселей и эффективней выходить на протесты.
 
А танки чего-то не доехали. Зато с другой стороны «поезда дружбы» валили валом.
 
Уважаемые читатели, поверьте на слово, если когда-то будете делать революцию – не захватывайте дома профсоюзов, санатории, музеи, клубы макраме. Берите на мушку сбушников и прочих подобных любителей «присмотреть пока за порядком», без всяких компромиссов, они точно не за вас, будут шмалять в спину, стравливать и делать гадости при любой возможности. У них с вами совершенно разные цели. А затем следует быстро и продуманно занять все городские управляющие структуры, взять под надзор и охрану СМИ, банки, транспортные компании, узлы связи, энергетические линии. Никакой ложной жалости к бывшим руководителям проявлять не стоит, всех на контроль, средства связи изъять. Особо прытких – под замок. После этого можно начинать работу по стабилизации общества, наведению правового порядка, выборных мероприятий и так далее.
 
Понимаю, на словах звучит хорошо, а в жизни будет множество сиюминутных задач, которые придётся решать на лету.
Одесситы совершили катастрофическую ошибку: они не ожидали зверства. Думали, будет, как в Киеве – палатки, протесты, дружеское времяпровождение, привлечение внимания общественности. В этом нет их вины, они обычные люди, никто их не учил обустраивать оборону, готовить пути отхода, работать в экстремальных условиях. «Добрые» люди посоветовали им не захватывать горсовет, там же тоже одесситы трудятся, работают на благо города и всё такое. А вот Дом профсоюзов – как раз что надо, стоит сам по себе на площади, никого в нём нет, пусть горит, его не жалко.
 
У меня сомнений нет, что это был сценарий. Люди, которые его написали, прекрасно знали, что никаких русских танков не будет. Ни до кого одесситы не докричатся. Они тщательно измерили общественную температуру и выяснили, что местные граждане, в основном нацеленные на Евросоюз, в нужный момент никуда со своих диванов не двинутся и будут сидеть тихо, как мышки, когда на улице будет идти бойня.
 
Вот так это и случилось. Та Одесса умерла 2 мая. Жизнь продолжается своим чередом, привкус копоти не мешает горожанам выгуливаться по набережным. Дом профсоюзов, конечно же, обречён. Кому нужна эта кость в горле и напоминание о совершённом преступлении. Снесут, разобьют на его месте парк и наставят увеселительных аттракционов.
 
Сценаристы очень верили, что после 2 мая Донбасс тоже испугается и пойдёт на попятную. Но не знали, с кем встретились. Не скажу за Одессу, а мы тогда окончательно поняли, что наш исторический период вынужденного совместного проживания с панами закончен навсегда.
 
3 мая на улицы Донецка и других городов Донбасса вышли совершенно другие люди, переосмыслившие происходящее. Если раньше во множестве встречались такие, кто достаточно нейтрально относился к происходящему в Киеве, считая, что всё образуется само собой, регионалы вырулят, то теперь розовые очки спали.
 
А ведь и к нам приезжали «поезда дружбы» для реализации того самого сценария, я и сам ходил на тогда ещё исправный железнодорожный вокзал и ждал его вместе с остальными дончанами для «тёплой» встречи. Не доехал львовский состав до станции, остановился вдалеке. Струхнул. Но варианты навезти сюда критическую массу из нескольких тысяч бандеровцев, да с примкнувшими к ним местными дрессированными футбольными недоумками, для организации террора, были. А под этот шумок завести войска… Именно так и предполагалось. И всё бы у них получилось, если б не твёрдость самых обычных дончан и не Славянская крепость.
 
Мы, конечно, какое-то время тоже ждали российских танков, было такое. Однако понимание того, что революцию делают люди, а не железо, пришло довольно скоро. Побеждают те, кто выходит на улицу, – по зову собственной души, а не по свистку или команде. Те, кто наблюдает за происходящим через плотно сдвинутые шторы, – всегда в проигрыше.
 
Донецк и Луганск выстояли благодаря вам, дорогие читатели, вашему участию и поддержке. Благодаря вашему гражданскому мужеству. Никаких других причин не было и нет.
 
Эта дата навсегда останется в русском сердце тяжкой, незаживающей раной. 2 мая мы потеряли наших лучших братьев и сестёр. Я не сомневаюсь, что когда-нибудь всё починится. Век бандер недолог, они пусты, как бубен. Когда-нибудь город очистится, вспомнит всё, воспрянет от похмельного сна. Имена этих ребят выпишут золотом, храмы отзвенят им высокие молитвы. За что они умерли? Они нас научили. Мы раньше считали украинских националистов банальными придурками, полагая, что легко загоним их обратно в схроны. Мы над ними смеялись в интернете и крутили пальцами у виска при встрече. А их в это время уже учили убивать. А им вовсю прививали человеконенавистничество. Мы думали, что они просто бесятся на футбольных матчах, а оказывается, это была дрессировка, выжигание способностей индивидуального мышления.
 
«Люди, будьте бдительны!» – говорил чех Фучик. Как никогда актуальное воззвание.
 
Не забывайте никогда одесский Дом профсоюзов. Он мог случиться где угодно – в Киеве, в Харькове, в Николаеве, в Запорожье, в Донецке. Этот тяжкий жребий выпал Одессе. Давайте же помянём светлые имена мученически погибших защитников святой Руси. И будем делать так, чтоб это не повторилось никогда.
 
А Одессу мы вернём, я уверен.


Дмитрий Дезорцев
газета "НОВОРОССИЯ" №190
3 мая 2018 г.