Еженедельник сообщества "Новороссия"

О ДИНАСТИЯХ ЛУЧШИХ ВРЕМЁН / Дмитрий Дезорцев

В далёком чудесном 1971 году мои родители были совсем молодыми счастливыми людьми, а я буквально ещё под стол пешком ходил. Может, это необычно, но моя память сохранила достаточно много эпизодов раннего детства. Я родился и рос в большом миллионном городе, меня окружало множество людей. Меня часто выгуливали по городу, я был активным любознательным ребёнком. Каким мне запомнилось то время? Хорошим! Солнечные высокие здания, чистые ухоженные дворы, уйма такой же детворы, яркая зелень, улыбчивые люди. В садике был бассейн для купания, полно игрушек. Проблемы были неведомы, а о злодеях я знал только из народных сказок.

И были мои родители самыми обычными советскими людьми, жившими исключительно своим трудом.
 
Каким он был, труд тех годов? В столь юном возрасте я, конечно, не мог его оценить никаким образом, понимание пришло со временем, в сравнении с последующими метаморфозами общества. А тогда он был честным, вот каким. У людей были высшие цели и была обычная жизнь, были заводы и были путёвки на курорты, были походы по великой стране, доступные экскурсии, была вся распахнутая настежь культурная сокровищница. Были планы и были пятилетки. Труд был ценностью, а его результаты впечатляли даже врагов. В те славные времена быть праздношатающимся было просто позорно, а вот потомственное, династическое отношение к работе, к труду государством ценилось крайне высоко.
 
В 1971 году Донецк расцветал. Небо заслоняли строительные краны, многоквартирные дома и корпуса учреждений росли как грибы, город чертили новые проспекты и улицы, проходило множество мероприятий, творческая самодеятельность кипела как никогда. На площади Ленина, рядом с основателем советской страны, стоит свидетельница тех времён – высоченная каменная стела. Да, тогда Донбасс был не просто столицей шахтёрского края, его значимость для промышленного потенциала государства была просто космической. Донбасс задавал пульс великой страны, диктовал её ритм. И каждый дончанин эту значимость осознавал. Неудивительно, что именно в Донецке, в том самом 1971 году, состоялось важное всесоюзное мероприятие – первая встреча представителей трудовых династий. Краю было кого представить на ней – лучшие люди, имена многих из них были на слуху всей страны.
 
Открывал встречу не кто иной, как Алексей Стаханов. Герои труда, кавалеры ордена Ленина, ветераны первых, самых трудных пятилеток, более тысячи человек, собрались в октябре в нашем городе. Посещали предприятия, устраивали митинги с шахтерами и заводскими, проходили торжественными маршами, много общались с молодёжью, передавали опыт, рассказывали о преодолении трудностей. Сейчас эти слова, возможно, звучат пафосно, а тогда они несли куда большее значение, чем отчётно-обыденные посещения казённых мероприятий нынешними чиновниками. Многотысячные празднества тех дней оставили вполне материальное воплощение – коллективное письмо полпредов потомкам, назначенное к прочтению в нынешнем 2018 году, в день столетия Ленинского комсомола. Что в этом письме? Я знаю, что там.
 
Слёт династий обращается к молодёжи будущего. К своим внукам. Они оттуда, из прошлого гордятся и восхищаются нами. Они, находясь на своей высокой орбите общественных ценностей, в условиях тотального уважения к труду, уже спрогнозировали достижения нашего поколения. В их расчётах мы уже покорили Марс, опустились на дно океанов, победили болезни, придушили социальные пороки, гарантировали мир на всей Земле. Они уверены в том, что мы с вами живём в справедливом коммунистическом обществе. По-другому быть не может, потому что слишком высокая цена заплачена их поколением для достижения этой цели. Они тогда смогли. И они хотят от внуков большего.
 
Я не знаю, кто будет вскрывать драгоценную капсулу этой осенью. Наверное, всё будет торжественно. Прибудет руководство ДНР, будут приглашены представители выживших шахт, будет множество флагов «Молодой Республики» и немножко коммунистических, если прорвутся. Людей, к которым прямо обращено послание советского пролетариата с автографами Стаханова и других героев, не будет. Никого. Молодых строителей коммунизма не предвидится, письмо торжественно зачитают небесам, передадут на хранение в музей и отчитаются о проведённом мероприятии.
 
А останется горечь и обида за то, что надежды отцов не сбылись.
 
Глядя глазами людей 1971 года, мы проиграли войну вчистую. Страны нет, общество разъединено, до сих пор не озвучена не то что идеология, даже ближайшие цели вырисованы туманно. И всё какое-то временное. Что там насчёт порожняка?
 
Относительно молодёжи… Молодёжь 2018 года газеты не читает и с этой статьёй вряд ли ознакомится. Это не их вина, это вина тех, кто сделал всё, чтоб у них не было никакого влечения к чтению вообще. Равно как и к другому труду. Буквально на днях слушал свою любимую радиостанцию, где из уст приглашённого в студию эксперта прозвучало, что женщины во втором поколении праздности разучаются готовить даже элементарные блюда. То есть, если мама сама не готовит и не учит этому дочь, то у той даже естественного женского интереса к кухонной магии не проявится. То же самое и в созидательном труде. Поколение праздношатающихся, ничего не оставивших будущим поколениям, ничему их не научивших, будет проклято.
 
Провёл личный эксперимент: в минувшую субботу, когда проходил общереспубликанский субботник, вышел во двор дома с лопатой и принялся вскапывать газон. Последний раз его вскапывали лет 20 назад – земля, как асфальт, ни одной травинки. Проходной двор, девятиэтажка. Никого не заинтересовало моё занятие. Равнодушная людская река текла мимо. Я вот подумал, в доме больше 100 квартир, самый что ни на есть пролетарский район, те же самые традиции, династии, хоть какой-то отголосок должен же быть? Из каждой квартиры по одному человеку делегировать на приведение двора в порядок несколько дней в течение месяца – и к лету этот двор будет не узнать, он расцветёт новой жизнью. Но люди живут не для будущих поколений и вроде как даже не для себя. Исчезло не только желание к сообщному труду, но даже естественная тяга к эстетике – сделать мир лучше – испаряется на глазах.
 
А для кого? Повторюсь, следующее поколение будет слабей предыдущего, если у них нет общей идеи. Нынче правит некая «американская мечта», она заключается в надежде устроиться на тёплое место, где следует быть готовым на всё ради карьеры. Физический же труд при этом крайне нежелателен, это удел неудачников, хотя бы потому, что там никакой карьеры быть не может. Это во времена СССР была чёткая схема продвижения: рабочий – мастер – руководитель и далее, насколько хватает управленческого таланта. Нынче мотиватором выступают только материальные ценности или их иллюзии.
 
А я не могу не привести историю рабочего Горьковского автозавода, делегата той памятной встречи в Донецке Александра Бусыгина, вспомнившего, как его ещё до войны пытался вербовать агент Форда во время отпуска в Гаграх. Иностранец сказал, что у него есть личное приглашение для Александра Харитоновича от Генри Форда на высокооплачиваемую должность в Америку, на завод в Детройте, по сути, столице мирового автостроения того времени. На заманчивое предложение рабочий Бусыгин ответил, что не собирается набивать карманы Форду, а работает только для своего народа, своей Родины. Золотые слова.
 
Нет у меня машины времени, чтоб вернуться и всё исправить. Чаще всего я вижу вокруг уверенные лица профанов, которые полагают, что можно всё устроить путём скорого выпадения манны небесной и своевременного написания бодрых отчётов под их мудрым руководством.
 
Когда состоится следующий съезд трудовых династий в Донецке? Когда снова застучит могучее сердце Донбасса, наполняя живительной кровью истончившиеся связи между нашим прошлым и будущим? Я думаю, важнейшим условием для этого было, есть и будет воспитание молодого поколения. Воспитание сильных духом и телом. Молодёжь – это сильнейший ресурс, который легко изуродовать фальшью, бездельем, отсутствием или умелым растворением целей. Вы пытаетесь узнать в них себя, увидеть их такими, какими сами были в молодости, и не видите ничего общего. Значит, надо начинать с чистого листа. На других надежды нет.
 
P.S: Считаю, что вопрос формирования молодёжной политики должен быть провозглашён первостепенной государственной задачей. Ответственность за реализацию этой политики должна быть персональной и подотчётной на любом этапе. А какое бы ни было использование молодёжного ресурса в административных целях (т.н. добровольно-принудительных) – являться поводом к моментальному возбуждению уголовного преследования за превышение полномочий и дискредитацию законной власти.
 
Только личным примером, господа-товарищи. Личным.


Дмитрий Дезорцев
газета "НОВОРОССИЯ" №189
26 апреля 2018 г.