Еженедельник сообщества "Новороссия"

ДЕНЬГИ-ДЕНЬГИ, ДРЕБЕДЕНЬГИ / Марта Ветрова

В повседневной жизни мы часто слышим от чиновников, родственников или соседей одно универсальное оправдание всех проблем: «нет денег». И когда кто-то заявляет, что «не в деньгах счастье», то ему парируют: «ну так отдай мне всю свою зарплату – и будь абсолютно счастлив». Как же получилось, что мы попали в финансовое рабство и в зависимости находятся целые государства? Причем на роль всеобщих хозяев, решающих, какой стране дать кредиты, претендует лишь горстка влиятельных западных кланов. Как это произошло? Ведь никто не хочет жить с постоянной мыслью «где достать денег». Почему человек с внушительной суммой имеет в обществе больше преимуществ, чем заслуженный учитель или талантливый инженер?

Чтобы понять это, взглянем на эволюцию человечества не с позиции исторических догм, которые каждая власть переписывает для своего удобства, а с точки зрения здравого смысла, опирающегося на базовые исторические факты.

До появления первых денег племена обменивались излишками урожая, готовыми изделиями своих ремесленников и сырьем для ремесла: шкурами, металлическими самородками и т.д. Но самыми удобными для обмена, скорее всего, были металлы: медь, серебро и золото. Зерно, дерево и шкуры со временем сгнивали и теряли свои свойства, а благородные металлы независимо от того, сколько пролежали, могли быть в любой момент переплавлены для производства наконечников стрел, посуды и ритуальных украшений. С появления первых городов-государств куски благородных металлов оказались настолько удобны для торгово-обменных сделок между городами, что значительная их часть придерживалась правителями исключительно для торговли и не пускалась на выплавку бытовых предметов. Эти куски металла стали нарезать на более мелкие кусочки, так появились первые деньги. Причем сделать такие меновые куски мог любой, кто был способен найти и обработать самородок. Ремесленники и крестьяне, которым некогда было лазить по горам и выискивать самородки, продавали свои товары и получали таким образом куски металлов для покупки других товаров.

Позже правители начали чеканить монеты, и меновая стоимость их, как правило, многократно превышала стоимость металла, из которого они были сделаны. К примеру, за килограмм серебряных монет на древних рынках можно было купить намного больше зерна, чем за килограмм серебряного самородка. Казалось бы, в такой системе денежные налоги правителю совершенно не нужны, т.к. он может печатать деньги в необходимом количестве, раздавать их своим приближенным или разбрасывать в толпу горожан на праздниках. Сами же правители, как правило, в своих городах ни за что не платили, город бесплатно поставлял им необходимые продукты, товары или услуги. Но чеканка монет была процессом медленным, и монетный двор часто не успевал за расточительностью своего правителя, раздававшего монеты своим любимчикам или покупавшего диковинные товары у заезжих купцов. Поэтому дырки в казне часто затыкались путем сбора денежных налогов с горожан.

Экономическая неграмотность и безответственность правящих классов всегда приводили к экспериментам с налогами. В современном мире до сих пор остался атавизм взимания подоходного налога с зарплат бюджетников, когда государство сначала начисляет им определенную сумму в виде зарплаты и тут же возвращает в казну часть этой суммы. Это все равно что перекинуть деньги из правого кармана в левый. И попытки оправдать это тем, что бюджетник наравне с частниками пользуется услугами государства, – несостоятельны, потому что учитель или военный получает зарплату напрямую из госбюджета и, по сути, этим налогом платит сам себе. Но при этом, по факту, становится беднее на сумму подоходного налога.

С появлением крупных государств и развитием экономических взаимоотношений в обществе стали развиваться такие явления, как коррупция и феодальный рэкет. Если императоры с королями чеканили монеты для своих нужд, то бургомистры и наместники вынуждены были собирать местные налоги или платить из своего кармана на содержание города. Но поскольку наместник в рамках своего города обладал абсолютной властью, то с лихвой компенсировал все свои издержки за счет вымогательства, поборов с купцов, распила денег, приходящих из столицы для жалований городских чиновников, и других видов коррупции. То есть монетные дворы насыщали отчеканенными монетами экономику государства, а дальше эти деньги не самым справедливым образом перераспределялись в обществе. Причем включение «печатного станка», вопреки учебникам Сороса, никак не влияло на цену товаров и услуг. Процесс ценообразования в городах контролировался наместниками, которые могли своим приказом обязать торговцев поднять или опустить цены на свои товары.

Уже в XX в. коммунистические идеи привели к всплеску революционных настроений, потребности в отказе общества от денег и в более справедливом перераспределении ресурсов в государстве. Экономические опыты первых большевиков привели к нехорошим последствиям, и безденежная утопия осталась только на страницах идеологической литературы.

А теперь мы подходим к самому интересному. До Великой Отечественной войны все государства мира обладали независимыми финансовыми системами и независимыми печатными дворами. Внутри государства правительства печатали денег столько, сколько было необходимо. В международной торговле все расчеты производились в золотом или серебряном эквиваленте. То есть, если СССР до войны закупал у Германии или Англии станков на миллион долларов, то он обязан был отправить либо записать в задолженность определенный объем золотых слитков на эту сумму. Но во время войны произошла одна непонятная странность. 22 июля 1944 г. на Бреттон-Вудской конференции была разработана хартия МВФ, и с этого момента европейские страны одна за другой начали сдавать независимость своих финансовых систем в пользу ФРС США.

Для объяснения этого феномена необходимо понять, в каком состоянии на тот момент находились ведущие страны мира. Война причинила огромный ущерб инфраструктуре и экономике государств. Для восстановления предприятий и борьбы с сопутствующим войне голодом странам необходимо было приобретать огромное количество продовольствия, станков, машин и т.п. США была единственной державой, чья экономическая система не пострадала от войны и могла предоставлять другим странам необходимые ресурсы для восстановления. Великобритания к концу войны перестала быть великой торговой державой, т.к. немецкие подлодки блокировали свободное морское сообщение между английской метрополией и ее колониями. Ее место целенаправленно занимали американцы, у которых хватало возможности провозить под охраной свои транспортные конвои как к воюющим странам, так и к нейтральным. При этом США жестко воевали на Тихоокеанском фронте для расчистки своих транспортных путей в Евразию с восточной стороны, но при этом не особо рвались помогать своим англосаксонским союзникам на северо-западе для деблокады Британских островов.

После войны Европа активно закупала продовольствие и машины у США. Приучив к своим поставкам, Штаты навязали странам свой доллар в качестве мировой валюты, обеспеченной золотым стандартом. Страны вывезли огромную часть своих золотых запасов в США, а взамен получили напечатанные ФРС доллары. Возможно, Сталин, Черчилль и другие лидеры осознавали, что, принимая условия молодого МВФ, они фактически сдают свои финансовые системы под контроль кучки американских банкиров. Ведь по условиям МВФ страны не могут свободно печатать свои национальные валюты. Чтобы напечатать, к примеру, миллион франков, французы должны были сначала продать за доллары на мировом рынке своих товаров на эту сумму.
 
До сих пор для нас остается загадкой, каким образом осуществляется контроль МВФ за эмиссиями на монетных дворах в своих странах-участницах. Что же касается послевоенных лидеров государств, то они, вероятно, считали эту зависимость временной и, как только их страны встанут на ноги, рассчитывали вернуть свой экономический суверенитет.

Положение СССР было не лучше других европейских стран. Все посевные площади Украины и Кубани требовали тщательной расчистки от осколков, мин и неразорвавшихся снарядов. Поэтому СССР продолжал закупать у американцев продовольствие, хотя еще со времен войны за ним числился огромный долг перед США за военные поставки по ленд-лизу, который погашался аж до 2006 г. Быстрому восстановлению СССР мешали и демографические потери во время войны.

Советским гражданам приходилось работать много и зачастую без выходных. В результате СССР раньше других стран избавился от карточной системы и отстроил разрушенные города. Казалось бы, пора было соскакивать с долларовой иглы МВФ. Сталин в 1950 г. даже начал отвязывать рубль от доллара. Но, возможно, скорая смерть Иосифа Виссарионовича не дала осуществить этот план. А советское руководство к тому времени уже настолько привыкло затыкать дырки в экономике импортными закупками, что не стало избавляться от удобной для себя системы расчетов. Конечно, это гипотеза, а те, кто мог бы это подтвердить, давно умерли.

Но есть один факт, который невозможно отрицать. Старшее поколение наверняка помнит так называемые облигации трехпроцентного займа. Государство постоянно одалживало у населения деньги и начисляло им проценты за то, что они держат рубли не дома под подушкой, а в облигациях или на сберкнижке. А теперь, внимание, вопрос: если государство могло самостоятельно, без разрешения МВФ, печатать необходимые для внутренних расчетов рубли, то зачем Минфин СССР регулярно занимал их у населения, да еще и под проценты? К тому же, если вы помните, на советских купюрах догорбачевского периода были даты выпуска 1961 г. То есть разница между выпусками купюр 1961 г. и 1991 г. составляла 30 лет. А между тем купюры, как известно, ветшают, рвутся, поэтому из оборота ежегодно выходило огромное их количество. Кроме того, население СССР увеличивалось, и государству с каждым годом требовались большие суммы наличных на выплату зарплат и пенсий. Однако государство восполняло эти расходы за счет облигаций и внушительной денежной массы на сберкнижках граждан. Денежный станок при этом не включался, иначе бы на советских купюрах стояли бы даты выпуска и 1962 г., и 1963 г.

Если предположить, что коммунистические вожди ради своего удобства сознательно поставили экономику СССР под рабские условия МВФ, то становится понятным, почему они за все годы советской власти так и не реализовали идею коммунизма о безденежном обществе, где все потребности населения в жилье, пище, одежде воплощаются по принципу: «От каждого по способностям – каждому по труду». Горбачев, Кравчук и другие партбоссы могли бы нас просветить во всех этих вопросах. Но вот хватит ли им совести признаться в своих злодеяниях? Думаю, нет.



Марта Ветрова
газета НОВОРОССИЯ №148
13 июля 2017