Еженедельник сообщества "Новороссия"

ГИЕНА ЕВРОПЫ / Игорь Карамазов

22 июня 1812 г. Наполеон объявил войну России. Через два дня началось вторжение. Ненавидящие Россию поляки назвали поход Второй польской войной и даже хвастливо заявляли, что не они содействуют французам, а те помогают полякам в историческом споре с русскими. Границу перешли 60 тыс. польских солдат и офицеров. Закончилось все для них разгромом, и мечты о независимой Польше были отложены еще на 100 лет.

Дал пример нам Бонапарт,
Как должны мы побеждать.

Из польского национального гимна

22 июня 1941 г. Гитлер уже без объявления войны напал на Советский Союз. Польша выставила для вермахта более полумиллиона добровольцев, в два раза больше, чем Франция. Большинство из них в 1942 г. было отправлено на Восточный фронт. А численность польских формирований, воевавших вместе с Красной армией, не превышала 200 тыс. человек.

Отдельно про «армию Андерса», снаряженную и вооруженную Советским Союзом. Войско этого генерала отказалось идти на Восточный фронт и отправилось в Иран в подчинение британцам. Его солдаты и офицеры, получившие наше денежное довольствие, садясь на пароход, демонстративно рвали и бросали деньги в море. Не хотелось бы быть совсем прямолинейным, но не таких ли врагов ликвидировали под Катынью?

22 июня 2017 г. сейм Польши  принял поправки к закону о декоммунизации (приурочив к годовщине вторжения Третьего рейха в СССР), который предполагает снос около 500 памятников, «прославляющих коммунизм». И если раньше, как в случае с демонтажем памятника генералу Черняховскому в 2015 г., это была инициатива местных властей и Института национальной памяти, то теперь это принимает общенациональный характер. Правда, отмечается, что пока (здесь ключевое слово «пока») закон не коснется объектов, установленных на кладбищах и не выставленных на публичное обозрение.

Еще в апреле МИД России заявил, что принятие в Польше закона, позволяющего сносить советские памятники, может иметь серьезные последствия для отношений Москвы и Варшавы. Но когда это останавливало польских русофобов? В истории принято, что каждому государству и народу необходима страна, которую можно объявить извечным врагом, на которого можно списать свои неудачи и поражения. В этом плане для Польши идеально подходит Россия. Ведь ни с кем, кроме турков, конечно, на протяжении веков русские столько не воевали. Да и России тяжело забыть походы поляков против нас со шведами, французами и немцами.

Сегодня ляхи упирают на 1939 год. После 17 сентября, когда Польши юридически не существовало (правительство позорно бежало в Румынию), Советский Союз вернул земли, которые Пилсудский захватил в результате советско-польской войны 1919-1920 гг. Но предпочитают забыть, что Сталин прирезал им территории побежденной Германии – Силезию, Померанию, Данциг, две трети Пруссии. А что до Катыни, то в польских концлагерях погибли 60 тыс. красноармейцев. И убивали их те же самые офицеры, которых через 20 лет ликвидировал НКВД.

Когда они волают о советской оккупации, то предпочитают не вспоминать о немецкой времен Второй мировой войны, в результате которой было уничтожено 6 млн граждан Польши. Забывают и о надписях на дверях ресторанов и других присутственных мест «Полякам и собакам вход запрещен». И если быть последовательными в процессе декоммунизации, то следовало бы закопать варшавское метро, снести сталинские высотки и сотни промышленных объектов по всей Польше. Если бы не Красная армия, никакой Польши сегодня не существовало бы. А теперь они разрушают памятники 600 тыс. советских солдат, погибших при ее освобождении.

Ответ на этот беспредел должен быть жестким. В свое время Владимир Владимирович сказал о Турции: «Одними помидорами не отделаетесь». Надо, чтобы и Польша не отделалась одними яблоками. Вплоть до разрыва дипломатических отношений, транспортной блокады и отключения газа. В ответ на надругательства над нашей исторической памятью можно креативно поглумиться над пшеками и довести их до цвета национального флага. В России множество улиц, проспектов и бульваров носят названия польских городов и исторических деятелей. Ну и неплохо Варшавское шоссе, к примеру, переименовать в шоссе имени Третьего раздела Польши, улицу Костюшко – в улицу Суворова, жестко подавившего восстание, возглавляемого этим Костюшкой. Улицы, где находятся польские дипмиссии, – скопом назвать именем Молотова. Напротив мемориала в Катыни установить скульптурную композицию с Мининым и Пожарским. А на месте, где польские асы демонстрировали высший пилотаж, облетая на президентском лайнере русские березы, поставить памятник Ивану Сусанину.

Лет десять назад стал популярным и международным мем «Польша не может в космос». В рамках этого мема смешной шарик в цветах польского флага грустил или злился, когда остальные страны его обставляли в различных областях и дисциплинах. Сегодня актуален другой мем: «Польша не может в авиацию». На прошлой неделе мировые СМИ сообщили, что дежурная пара польских самолетов F-16 поднялась для перехвата ТУ-154 министра обороны РФ Сергея Кужугетовича Шойгу над Балтийским морем. Но определив, что его сопровождают два истребителя Су-27, вооруженные ракетами «воздух-воздух», ретировалась от греха подальше.

В это же время по какому-то мистическому совпадению во время учений (военных) в Италии в провинции с символическим названием Падуя разбился польский гвынтокрыл. Хотя тумана и берез не было, дотянуть до Смоленска не удалось. А «рука Кремля», не иначе, дотянулась. Или это были беспощадные русские хакеры?

Смех с юмором, но все эти факты подтверждают, что самой боеспособной силой польской армии была кавалерия, потому что там лошади думали. А поляки неблагодарны и завистливы, по всей видимости, от осознания собственной исторической неполноценности. Это те же укры, только голубых кровей, как они считают, и с латиницей.

В многокилометровой очереди на польской границе стоит водитель-дальнобойщик и возмущается. К нему подходит польский таможенник и спрашивает:
– А пан знает, в каком году фашисты напали на Польшу?
– Знаю, – отвечает водила, – в 1939 г.
– А знает ли пан, в каком году фашисты напали на СССР?
– Конечно, знаю, в 1941 г.
– А знает ли пан, что фашисты делали все это время?
– Нет…
– Стояли на польской таможне.


Игорь Карамазов
газета "НОВОРОССИЯ" №146
29 июня 2017