Еженедельник сообщества "Новороссия"

СКОРБЬ ОЛИГАРХОВ / Марта Ветрова

Слышен вопль вселенской скорби. Бондаренки-левченки в общем хоре с щенэвмэрлыками всех мастей наперебой вопят один громче другого. Что стряслось? Кого обидели? А это олигархи донбасские сокрушаются – у них правительства Народных Республик добро «честно» наворованное забирают. И даже не забирают. Просто вводят внешнее управление на предприятиях, которые работают на нашей территории, но платят налоги в бюджет Украины, убивающей население Донбасса. Все укроСМИ при этом сотрясаются от гневных реплик и опусов. Мол, как несправедливо и незаконно отнимать частную собственность и все в этом духе.

Но позвольте, о какой законности могут говорить те, кто эти предприятия за ломаный грош выкупал у «самостийной» в 90-е? Как случилось, что заводы и фабрики, которые строили еще наши деды и прадеды и которые имеют стратегическое значение в экономике государства, оказались в руках проходимцев и бандитов? Куда смотрели спецслужбы, милиция и партийные боссы с Кравчуком во главе?

Ну, допустим, решили партийные властолюбцы разорвать Союз на отдельные княжества, чтобы царствовать там «самостийно», без оглядки на Москву. Но почему же тогда эти национальные сепаратисты не забрали себе все, что могло приносить прибыль? Почему отдали все бандитским группировкам, превратившим объекты народного хозяйствования в полигон для своих криминальных войн? Почему полуграмотные братки с самодельным ружьем стали хозяевами городов? Ведь у кравчуковцев под рукой была милиция, ни одна бандитская группировка не могла сравниться с войсками бывшего МВД УССР. В крайнем случае можно было привлечь армию. Почему, имея такие возможности, эти партийные боссы не остановили криминальный беспредел? Чтобы разобраться, необходимо заглянуть в недавнее прошлое нашей большой Единой Родины и признать все те ошибки, которые совершил наш управленческий аппарат.

На протяжении всей холодной войны перед ЦРУ и КГБ стояли задачи, направленные на подрыв государственной стабильности соответственно СССР и США. Советские спецслужбы выбрали тактику «разжигания» коммунистических идей в среде рабочего класса США и Европы. С капиталистическим правящим классом КГБ почти не работал. В сознании сотрудников КГБ и членов ЦК КПСС глубоко укоренилась догма, что все революции делаются снизу, с помощью идейно мотивированных масс возмущенных пролетариев. Все советские спецслужбы выковывались на придуманной ими же истории Революции 1917 г. Даже те, кто помнил, как на самом деле все начиналось, убедили самих себя в общепринятой лжи и рассказывали подрастающему поколению про красных, белых и про свержение пролетариями буржуев. И под влиянием этих догм наша внешняя разведка, под неусыпным контролем партии, направляла все силы и ресурсы на работу с профсоюзами США, агитацию среди американских трейлерных полубомжей, в неформальное движение хиппи и т.д.
 
Американские же спецслужбы избрали другую тактику. Осознав, что с социалистической пропагандой на территории СССР бороться бессмысленно, американцы бросили все ресурсы на развращение партийной элиты и управленческого аппарата. Это была игра вдолгую, рассчитанная на несколько поколений управленцев.

Так, с Запада к советским фарцовщикам попадала только качественная «фирма». Страны с рыночной экономикой выпускали и низкокачественный ширпотреб для своего «экономкласса», но у спекулянтов были товары только высшего качества, призванные показать детям советских начальников, что рыночная экономика производит лишь лучшее. В результате дети начальства ходили в «фирмовой» одежде, подчеркивая этим свой высокий статус. Рядовые же граждане отоваривались в советской «Галантерее», продукция которой хоть и не уступала «фирме» по качеству (а иногда и превосходила), но почти всегда уступала по дизайну и цветовой гамме. В результате вырастали целые поколения мажоров, которые позже унаследовали власть и должности своих влиятельных родителей.

Социальных лифтов в правительство становилось все меньше. Советская номенклатура старалась не пускать в свой привилегированный круг чужих людей. Просчитав все слабости заступающих на руководящие посты мажоров, ЦРУ использовало своих агентов влияния для того, чтобы постоянно указывать им на те ограничения, которые навязывал им существующий социалистический строй. В голове мажоров мелькали картинки с американскими миллионерами, живущими в пятиэтажных особняках, в окружении многочисленной прислуги. По сравнению с этим привилегии советских начальников были крайне скромными.

В СССР тоже можно было украсть миллион или даже миллиард. Но вот легализовать его было невозможно. Директор завода не мог построить себе дворец с золотым унитазом. Министр не мог купить себе трехпалубную яхту. Коммунистическое начальство просто перекидывало друг другу в виде взяток крупные суммы украденных по привычке денег. Но залезать обеими руками в бюджеты республик было бессмысленно. На дачах директоров и министров складировались тонны антиквариата и чемоданы денег. Но потратить такие суммы было негде, а картины и мраморные статуи можно было показывать только проверенным людям.

Начальство жило в постоянном страхе перед КГБ и ОБХСС. Даже то обстоятельство, что покровители в погонах регулярно получали долю от махинаций местного начальства, не гарантировало ему защиту от «раскулачивания» или даже расстрела. Чистки Андропова доходчиво всем это продемонстрировали. В результате к началу 80-х у начальников среднего и низшего звена назрела потребность в легализации своего капитала, часть из которого была накоплена еще их родителями в 60-70-е годы. Поэтому после Андропова и Черненко на высший пост был поставлен управляемый и со всем соглашающийся Горбачев.

К тому времени американцы уже тесно сдружились с советским Минторгом, и все недостающие товары, которые Госплан недополучал из-за безответственного хозяйствования «мажористого» начальства на местах, просто закупались на Западе за валюту или путем бартерного обмена. И пока стареющее, скованное коммунистическими догмами высшее партийное руководство в Москве штудировало Маркса и Энгельса, более молодое и наглое начальство среднего звена перехватывало инициативу. Конечно же, американцы активно помогали во всем новым партбоссам.

Но у мажоров не было желания разрушать СССР. Они всего лишь хотели узаконить свой «честно» наворованный капитал. И тогда под предлогом «борьбы с блатовством и кумовством» в ряды начальников местные компрадоры начали внедрять людей с явно не социалистическими взглядами. А послушный и наивный Горбачев искренне считал, что борьбой с блатом он оздоравливает и перестраивает «глубоко больную» советскую систему. И действительно, благодаря этой инициативе на руководящие посты и хлебные должности стали приходить люди из народа. Но вместе с ними на ключевые посты в советских республиках были внедрены люди со скрытыми национал-фашистскими взглядами.

Вместе с тем не стоит перекладывать всю ответственность за распад СССР на ЦРУ. Их основная победа заключалась в том, что они, в конце концов, смогли развратить 40-50-летних мажоров, пришедших на смену 70-летним большевикам. А те уже сами стали искать встреч с американской элитой и советоваться, как им грамотнее поменять социалистический Госплан на рыночную экономику. И КГБ, и МВД в то время подчинялись непосредственно ЦК КПСС и Политбюро. И когда они стали получать в конце 80-х приказы, выполнение которых подрывало устойчивость государственного строя, то, разумеется, это вызвало вопросы у офицеров спецслужб. В ответ мажоры вместе с Горбачевым рассказали им сказку о реорганизации Союза в более «справедливое и светлое» общество.
Из воспоминаний одного бывшего сотрудника КГБ о службе в 1990 году: «Мы каждый день получали сигналы о развращении нашей молодежи, о материальной поддержке иностранными агентами наших диссидентов, о работе агентов влияния в обкомах и райкомах. И всегда получали один ответ – не вмешиваться. И мы не вмешивались. Но когда мы получили приказ не препятствовать вывозу за границу продуктов, предназначенных для наших полупустых гастрономов, – я подал рапорт об отставке».

Не секрет, что социальное напряжение в обществе само по себе не возникает. Сначала с полок магазинов стали исчезать продукты питания, большая часть которых уходила вагонами на Запад через открытые Горбачевым границы. Потом неожиданная смерть Виктора Цоя, которая расшатала психику советской молодежи и повысила градус агрессии. Потом были события 1991 года и распад СССР на отдельные независимые республики.

А теперь рассмотрим ситуацию начала 90-х на Украине. Власть получили те же лояльные к Западу мажоры и прикормленные американскими спецслужбами властолюбцы. И те, и другие побаивались силовиков из КГБ и МВД. Поэтому все руководство этих служб подверглось жесткой чистке. Кто-то ушел сам, кого-то уволили под надуманным предлогом. На их места были посажены либо люди из ближнего круга мажоров, либо те, кто был рекомендован их американскими «друзьями». Вместо того чтобы укреплять государственность Украины, они начали брать взятки и открыто покровительствовать бандитизму.

Из воспоминаний офицера милиции: «При задержании бандита погиб наш сотрудник. Бандита у нас забрали в тот же день, а потом я узнаю, что его отпустили в связи с «недостаточностью улик». И вот так каждый раз… Если бы начальство нам приказало зачистить город от этой швали, то мы бы это сделали за сутки».

Получается, что высшее руководство МВД и службы безопасности парализовало работу своих же структур, что и привело к разгулу преступности в 90-х. Рыба всегда гниет с головы. Ни «самостийные» партбоссы, ни авантюристы-евроинтеграторы так и не смогли создать сильную централизованную власть. Вместо этого американцы предложили Украине «демократическую» модель сосуществования криминала, чиновников и бизнесменов.

Со временем все экономические споры лидеры крупных ОПГ стали решать уже не в ресторанах на «стрелках», а с помощью своих представителей в Верховной Раде. И если какому-нибудь коломойскому вдруг приходило в голову «порешать вопросы» с другими олигархами в стиле 90-х, то приезжал из Америки белый господин и загонял быка в стойло.

Сегодня геополитическая обстановка в мире стала меняться. И с уходом американских дрессировщиков украинские обезьяны в смокингах сразу же принялись отнимать друг у друга бананы. Без хозяйского кнута они не способны решать вопросы цивилизованно. Как говорится, под какое седло ишака ни ряди, лошадью он не станет. И оставлять им «честно отжатые» в 90-е у государства предприятия не только глупо, но даже преступно.

Марта Ветрова
газета "НОВОРОССИЯ" №131
16 марта 2017