Еженедельник сообщества "Новороссия"

НЕСКОЛЬКО ЗАМЕЧАНИЙ К ПОРТРЕТУ СТАЛИНА / Иван Дяговец

Из выдающихся людей прошлого никто не вызывал так много разных суждений о себе, о своей деятельности, как Сталин. До сих пор его имя треплют интеллектуальные недоросли самых различных политических мастей. Кроме простых людей. Они и сегодня произносят это имя с глубоким уважением.

Доклад Н. С. Хрущева в 1956 г. о нем и в наше время вполне выглядит как сведение личных счетов из-за сына Леонида, которого, несмотря на просьбу, Сталин не защитил, и Леонид Хрущев был казнен. В самом докладе все выглядит примитивно, бездоказательно, без учета конкретных исторических условий, в которых жил и творил этот человек. С легкой руки Хрущева, обвинившего Сталина в репрессиях, политические моськи стали лаять на вождя как на кровавого диктатора. Но тот же Никита Сергеевич нигде ни тогда, ни после не упомянул, что в тех самых репрессиях он принял активное участие, организовывая и осуществляя их. Да и социализм Хрущев понимал как «много сала и масла». В его недалекую голову не могло прийти, что его неумный и мстительный доклад может быть использован Западом и США для дискредитации социализма: сразу после его публикации начался массовый отток людей из компартий западных стран, а также вконец испортились отношения с социалистическим Китаем.

Как бы ни поливали грязью имя Сталина, приписывая ему и голодомор 1932-33 гг., и расстрелы 1937-го, и горечь начала Великой Отечественной, простой народ никогда не переставал верить в своего вождя. Вот почему враги и противники социализма на Западе и в Союзе, чтобы развеять и вырвать эту веру из памяти советского народа, начали бомбардировку с имени Сталина. И в горбачевское время бомбить социализм начали со Сталина, перейдя потом на Ленина, сосредоточив внимание на молодежи, исключительно на ней.

Старшее поколение было оставлено без особого внимания: оно на себе испытало все плюсы и минусы сталинского правления, так что обмануть его было невозможно. Все довоенные достижения Советского Союза, победу в войне эти люди прочно связывали с именем Сталина. Стабилизация и скачок в экономике страны, индустриализация и коллективизация, полярники и челюскинцы, перелет Чкалова через Северный полюс и трудовые подвиги стахановского движения – в этом и во многом другом старшее поколение видело мудрое руководство вождя.

Неизгладимое впечатление на старшее поколение произвела гражданская война в Испании середины 30-х годов. Тогда и там Советскому Союзу впервые пришлось сразиться с фашизмом и убедиться, что его тоже можно побеждать. Без этой уверенности было бы трудно одержать победу в Великой Отечественной. И это тоже связывалось с именем вождя. У старшего поколения сложилось твердое убеждение, что хотя страна живет бедновато, но с каждым годом жизнь улучшается и что «накануне войны мы жили хорошо».

Конечно, сталинская эпоха строительства социализма была жесткой, но иной она и не могла быть: без боя старое, отживающее, не могло уйти в историю, а новое, нарождающееся, не могло утвердиться. Да, был приказ № 227 «Ни шагу назад», согласно которому попавшие в плен являются трусами и предателями, да, были тяжелые и позорные месяцы отступления до самой матушки Волги, но вера в Сталина у советского народа не только не пошатнулась, наоборот, поднялась на более высокую ступень. Вот почему для старшего поколения советских граждан хрущевский доклад был ударом, но он никак не поколебал веры в Сталина как великого государственника и вождя.

А мог ли советский народ, узнав о «злодеяниях» вождя, испытывая их на себе, продолжить глубоко и преданно верить ему? У людей со здравым смыслом нет никаких сомнений, что Советский Союз нуждался в таком деятеле – мудром и проницательном. Эпоха нуждалась в Сталине, и он появился.
***
Хулители и враги Сталина круг своего мышления замыкали и замыкают сегодня на мелких вещах, мыслили и мыслят локальными категориями бытового характера, а Сталин мыслил крупно. Масштабно, планетарно.
Именно эту способность широкомасштабно мыслить заметил у Кобы (подпольная кличка Сталина) еще Ленин. Сталин не имел высшего образования, но был глубоко образованным и творческим человеком. Всю жизнь учился. Диапазон его знаний был так же широк, как и мышление, – это журналистика и языкознание, военное дело и дипломатия, история и организация хозяйства и многое другое. Он разбирался даже в тонкостях практически всех сфер народного хозяйства.

Сталин обладал феноменальной памятью – необходимое качество государственного деятеля. Память подкреплялась непреклонной волей и последовательностью, чем далеко не все могут похвастаться. Став у государственного руля, он сразу точно определил главное направление развития страны: индустриализация, коллективизация, культурная революция и успешное решение национального вопроса.

От природы он был честным человеком, непритязательным в быту, ведя почти аскетический образ жизни. Всех, кому удалось посетить его дачу в Кунцево сразу после смерти, поразила скромность обстановки последнего жилища вождя. Сталина обвиняют во властолюбии, при этом умалчивая, что он не стремился к личной власти, он выполнял поручение партии, свой большевистский долг. Да, он предъявлял высокие требования к государственным и партийным чиновникам, но к себе у него были требования не просто высочайшие, но беспредельно жестокие.

В работе он не жалел себя, много работал над расширением своего кругозора, усиленно занимался самообразованием, поэтому разбирался в вопросах культуры, великолепно знал литературу народов СССР, мировую литературу, тонко чувствовал искусство. Он был частым посетителем Большого театра, не оставлял без внимания фестивали, декады литературы и искусства. На средства от реализации его трудов была учреждена Государственная премия, названная в его честь Сталинской.

Оценивая деятельность Сталина, следует отметить, что он крупный государственный деятель, потому и ошибки его большие. Направляя удар на врагов, он часто попадал в своих: эпоха была весьма и весьма сложная, и разобраться в ней было еще сложнее. Но он разбирался, допуская при этом серьезные ошибки. Говоря начистоту, в то время альтернативы Сталину не было. Яркие партийные деятели Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин, Тухачевский, Фрунзе, Киров, Молотов не смогли бы осилить всю сложность внутреннего и внешнего положения СССР. К чести ЦК партии большевиков, он избрал Сталина своим генсеком.
***
Фигура Сталина – самая мистифицированная из выдающихся людей мировой истории. Сначала, еще при жизни, его славословили до обожествления, а после слепого доклада Хрущева во всю мощь развернулся всеевропейский процесс дискредитации вплоть до демонизации его личности. А сегодня это превратилось в настоящую вакханалию, но также и в публичную демонстрацию скудости мысли хулителей.

На протяжении десятилетий отечественные СМИ нагло и изощренно вдалбливают в сознание людей образ Сталина как «гения зла», наделяли его сверхъестественной силой. Это и «Огонек» времен Коротича, и «Московские новости» при Яковлеве и многие другие. В ту же дудку дудел и «драматический историк» Радзинский. Запад и США давно учуяли опасность Сталина. Он действительно был страшен тем, что вместе с Лениным создал многонациональное государство, сумел укрепить его до такой степени, что самим фактом своего существования оно угрожало всему миру капитала.

Вторая мировая война высветила Сталина как уникальную историческую личность глобального масштаба. Это признавали практически все крупные государственные деятели. В этом отношении характерно признание самого Гитлера: «Сила русского народа состоит не в его численности или организованности, а в его способности порождать личности масштаба Сталина…». И дальше: «Наша задача – раздробить русский народ так, чтобы люди масштаба Сталина вообще не появлялись».

В дискуссии о роли Сталина в истории СССР противники как доказательство его злодейства и как «забойный» аргумент против социализма вообще выставляют так называемые «сталинские репрессии». Запад, США и их холуи на Украине стремятся всеми силами внушать, что социализм всегда приобретает всеподчиняющий и всеподавляющий характер и что советский строй базировался якобы на политическом произволе и беззаконии. Подобные утверждения сегодня выдвигают национал-фашисты Украины, нелюди, давно потерявшие человеческий облик и выставившие напоказ свою звериную сущность. Они не способны здраво мыслить, анализировать, поэтому им больше ничего не остается, как лгать напропалую.

Противники Сталина и украинские бандеро-фашисты так давно лгут, что уже сами стали верить в свое вранье. Так, недавно они выдали очередной перл, что «коммунистический режим уничтожил 110 млн» советских граждан. Такую брехню мог выдумать человек, лишенный мозгов. СССР вступил в войну с населением в 170 млн (перепись 1939 г.), в войну потерял от 27 до 40 млн человек. Если к 110 млн прибавить 27-40 млн, потерянных в военное время, то получается огромная цифра в 145-150 млн. Как же тогда СССР, потеряв почти все свое население, за 25 лет (к 1970 году) достиг 280 млн человек? Могли ли оставшиеся 25-20 млн произвести такую гигантскую популяцию населения?

Конечно, не могли. Но противники Сталина и украинские национал-фашисты – эти политические пигмеи – додуматься до такого не в состоянии. Цифру они взяли с потолка. А вот серьезные слуги Клио, изучающие историю на позициях объективности, вместе с юристами по документам установили, что с 1921 по 1954 год было осуждено 3,8 млн (а не 110 млн) человек, а приговоренных к смертной казни – 640 тысяч (но не 10 млн). К сведению, многим смертную казнь заменили длительными сроками заключения, значительную часть осужденных освободили досрочно за примерное поведение. Немало говорят и о невыносимых условиях жизни осужденных, о пытках, но умалчивают, что многие узники Гулага, просидев в нем 20-25 лет, жили до 85, 90, 95 лет. Некоторые отсидевшие срок перешагивали и 100-летнюю возрастную планку. Правда, этого порога достигли единицы.

Отрицать репрессии, безусловно, нельзя. Знал ли вождь о них? Да, знал, но и осудил виновных в них. Уже на январском 1938 года пленуме были вынесены решения о наказании тех, кто допустил репрессии невиновных. И хотя ответственность за репрессии несут чиновники всей вертикали власти, но и со Сталина такую ответственность никто не снимал и не снимет никогда, даже несмотря на то, что именно он остановил репрессивный маховик.

Дискредитация Сталина – это когда его сравнивают с Гитлером. И совсем уже несостоятельно уравнивание фашизма с коммунизмом, ибо абсолютно никто из выдающихся государственных деятелей мира не сделал так много для уничтожения фашизма, как Сталин. Имя его навечно связано с разгромом фашизма.

Заклятые враги СССР и Сталина вынуждены были признавать заслуги и положительно оценивать его деятельность. Так, премьер-министр Великобритании У. Черчилль 7 ноября 1945 г. заявил в британском парламенте: «Я лично не могу чувствовать ничего иного, помимо величайшего восхищения, по отношению к этому подлинно великому человеку, отцу своей страны, правившему судьбой своей страны во времена мира, и победоносному защитнику во время войны. Даже если бы у нас с Советским правительством возникли сильные разногласия в отношении многих политических аспектов – политических, социальных и даже, как мы думаем, моральных, – то в Англии нельзя допускать такого настроения, которое могло бы нарушить или ослабить эти великие связи между двумя нашими народами».

Изложение речи британского политика было опубликовано в газете «Правда», на что Сталин отреагировал: «Восхваление это нужно Черчиллю, чтобы успокоить свою нечистую совесть и замаскировать свое враждебное отношение к СССР, в частности, замаскировать тот факт, что Черчилль и его ученики из партии лейбористов являются организаторами англо-американо-французского блока против СССР. Опубликованием таких речей мы помогаем этим господам. У нас имеется теперь немало ответственных работников, которые приходят в телячий восторг от похвал со стороны Черчиллей, Трумэнов, Бирнсов… Такие настроения я считаю опасными, так как они развивают у нас угодничество перед иностранными фигурами… Я уже не говорю о том, что советские лидеры не нуждаются в похвалах со стороны иностранных лидеров. Что касается меня лично, то такие похвалы только коробят меня».

В вину Сталину можно поставить, что после себя он не оставил достойного, стойкого и достаточно многочисленного корпуса партийных и государственных кадров, потому и не нашлось среди его преемников того, кто сочетал бы в себе качества глубокого теоретика и крупного организатора.
И это одна из причин поражения социализма.

 

Иван Дяговец,
доктор филологических наук,  доктор философии, профессор
для газеты "НОВОРОССИЯ"
9 марта 2017