Еженедельник сообщества "Новороссия"

Революционная горячка

Что делать? Лихорадочно соображаю. Ну, здание администрации мы вроде бы взяли. А как его удержать? Надо укрепиться, баррикадировать здание. Но грузовики, нанятые нами и загруженные песком, мешками и автопокрышками, не пришли. Их перехватывали по пути. Узнаю: в городе арестованы два моих бойца. Понятно, что милиция верна власти и начала противодействовать.

Подавляю внутреннее смятение. Нельзя терять темпа и опускать руки! Пытаемся удержать внутри здания критическую массу народа. Иначе нас скоро вышвырнут из администрации. Но этого не получается. В здании остается всего три сотни активистов. Не прибывает и сцена-трибуна для митинга. Да и митингующие начинают расходиться. Плохо! Но удержать массу не можем. Около восьми вечера 3 марта уезжаем на конспиративную квартиру. Усталые, как черти, решаем: 4 марта с утра собираем митинг у областной администрации, начинаем формировать правительство и список новых депутатов. Понятно, что милиция – на стороне существующей власти, милицию нужно «расшатывать» и агитировать.
 
Уж не помню, как свалился поспать.
 
Однако ночью силы МВД очистили здание от протестующих. Объявили, что в ОГА заложена бомба. Тот, кто поверил, вышел из здания сам. Остальных выволокла милиция и прибывшие к ней на подмогу титушки. Моего коменданта в здании схватили. Весь периметр ОГА снова заняли милиционеры.
 
Утром 4 марта митинг у здания вновь собрался. Прибыв на него, вижу: теперь все окна здания – в стальных решетках. За ночь поставили! Обращаюсь к митингу: больше сообщениям милиции не верить, как манипуляциям! Завтра, 5 марта, снова идем брать администрацию.
 
Теперь нужно было сделать так, чтобы каждый выполнил свою задачу. Чтобы появились и сцена-трибуна, и песок в мешках, и автомобильные покрышки. Наши действия напоминали то, что делали на Майдане? Да. Мы работали так же. Оружием врага. А можно ли было иначе? В тот момент в Донецке еще не было орд правосеков: мы боролись с прежней донецкой, якобы «пророссийской», властью. С местной продажной и малодушной «элитой». До сих пор не жалею об этом. Иначе эти «отцы народа» отдали бы нас под власть киевской хунты. Под власть торжествующей бандеровщины-2. Не было бы никакой Русской весны.
 
Штурм мы назначили на 16 часов 5 марта. И опять все пошло не так, как планировалось. Во-первых, не появился тот, кто возглавлял отряд крепких спортсменов и кто должен был сносить милицейское оцепление. Он просто предал нас. Не будем поминать его имя, тем более что закончил он жизнь свою бесславно уже в ДНР. Во-вторых, опять не появилась машина с разборной трибуной. Проезд грузовиков в центр города просто закрыли силами милиции и коммунальников. Оказался арестованным наш боец, везший на «Газели» «болгарки» и генератор. В-третьих же, на сей раз мы просто не нашли того, кто продал бы нам и шины, и песок. Всех подрядчиков успела запугать милиция. Хотя люди, бравшиеся за эту задачу, накануне заверяли меня: все будет выполнено. Время покажет, что были они либо засланными казачками, либо малодушными червями. Но да черт с ними. Бог им судья!
 
Но 5 марта и митинг наш был куда более агрессивным. Мы мстили и за аресты, и за провокацию с бомбой. Входные ворота центрального входа, не поддавшиеся нам при первом штурме, в этот раз мы просто вынесли. Без тягачей или тракторов – силой своих мышц просто вырвали решетку из бетонных столбов, в которые она была укреплена. Милицию отогнали, а ворота расшатали – и они упали вместе с кусками стены. В здание вошли жестко. Принялись выгонять из него милицию. А она пыталась сопротивляться. На каждом этаже нас ждал заслон и железные решетки, перекрывающие коридоры. А «болгарок» нас лишили. Собственно бойцов – меня с товарищами-боксерами – оказалась горстка. Остальные не прибыли, предали, а быть может, продались. Ни одного из них не видел с тех пор.
 
Павел Губарев. Штурм и плен. В кн.: Факел Новороссии.– СПб .: Питер, 2016. – С. 109-111.