Еженедельник сообщества "Новороссия"

Павел Губарев. Те, кому нечего ждать, садятся в седло.

… Мы стали распространять эти листовки сотнями тысяч по всем градам и весям будущей Донецкой Республики. Потом статей расходов добавилось: топливо, травматическое оружие, конспиративные квартиры. Мы даже купили десяток страйкбольных макетов автомата Калашникова на тот случай, если не сможем собрать людей и придется штурмовать облгосадминистрацию малой группой.

Тогда нас было уже несколько десятков человек, мы были достаточно хорошо организованы. На собрании командиров мы придумали себе название – Народное ополчение Донбасса. Народное – потому что возникло из народа, а не по воле какого-то олигарха или его шестерки. Ополчение – 
потому, что сбор наших рядов очень напоминал именно собрание народных сил на борьбу с неприятелем во дни Смуты.
 
Уже тогда я понимал, что все может дойти до вооруженного противостояния с врагами, а майданутую хунту мы обоснованно считали своими врагами. Мы стали задумываться об оружии. Нам только в начале марта удалось достать лишь семь гладкоствольных ружей да пару нарезных карабинов. Поиски оружия продолжались. В первые дни мы были совершенно безоружными.
Я понимал: главное – организация, программа действий и пропаганда, пропаганда, пропаганда! Как во времена Ленина и его «Искры». Надо было дать протестным массам одного лидера и единую программу требований к властям. (Забегая вперед, скажу, что мы даже принялись формировать состав народного правительства Донбасса). Основные же наши усилия сначала сосредоточивались на донесении нашей позиции до максимального количества людей. Первая же листовка содержала требования к местной власти выполнить решения Харьковского съезда.
 
Мы раздали практически миллионный тираж той листовки. Купили старый ризограф – и поставили на одной из съемных конспиративных квартир. Там он работал круглые сутки, четыре дня подряд. Сами старались дневать и ночевать не дома: чтобы не накрыли. Ведь МВД уже возглавлялось Аваковым, было под хунтой. Мы действовали тогда, когда многие нынешние руководители ДНР и ЛНР еще выжидали и осторожничали. А мы были резвыми и отчаянными. Спали по два-три часа в сутки.
 
Группы раздающих листовки были структурированы на командиров и агитаторов – распространителей листовок. Один командир имел в своем подчинении от двадцати до полутораста агитаторов-распространителей. В обязанности командиров входило не только руководить работой распространителей, но и собирать данные общественного мнения, заполняя соответствующую форму. Конечно, назвать это полноценным социологическим исследованием было трудно, но хотя бы грубое представление о мнении людей мы получали. Наши импровизированные опросы показывали, что более 75% людей в Донецке и более 90% людей в городах региона однозначно поддерживают данное требование. Это вдохновляло нас.
 
В кн.: Факел Новороссии.– СПб .: Питер, 2016. – С. 86-88
 

Стать обладателем новой книги Павла Губарева "Факел Новороссии" с личным автографом автора